Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 5 июля 1998 г. N 30-ПВ98 Действия таможенного органа по изъятию имущества, предположительно являющегося объектом таможенного правонарушения, не могут быть признаны незаконными, поскольку допускаются ограничения прав юридических и физических лиц по владению, пользованию, распоряжению имуществом, если оно являлось непосредственным объектом правонарушения

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 5 июля 1998 г. N 30-ПВ98


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел дело по жалобам П.В.В., Е. на действия Сочинской таможни по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Ж.В.М. на определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 1997 года, решение Хостинского районного суда от 5 ноября 1996 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 ноября 1996 года, постановление президиума Краснодарского краевого суда от 27 марта 1997 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г., заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Д., полагавшего протест обоснованным, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

представитель фирмы "Лихтенштейн" Е. обратился в суд с жалобой на действия Сочинской таможни, сославшись на то, что 24 апреля 1996 года в помещении торгово-закупочной базы произведен обыск под предлогом контроля за перемещением груза, который ранее был "растоможен" и поступил в распоряжение АООТ "АРЭС". На складе находился товар принадлежащий фирме "Лихтенштейн", который незаконно был изъят.

П. также обратился в суд с жалобой, в которой, в частности, указал, что 24 апреля 1996 года при производстве обыска на складе изъята мебель, принадлежащая ему как частному лицу, которая ранее хранилась на складе ТОО "Белее" и в день обыска разгружалась на склад торгово-закупочной базы. В результате действий таможни произошло смешение групп товаров, принадлежащих разным лицам и полученных от одного производителя. Такими действиями причинен материальный и моральный вред, ущемлены его права как собственника мебели.

Обе жалобы судьей Хостинского районного суда соединены в одно производство и решением этого суда от 5 ноября 1996 года (л.д. 157) Сочинская таможня обязана возвратить изъятый товар.

Определением судебной коллегии Краснодарского краевого суда от 28 ноября 1996 года, постановлением президиума Краснодарского краевого суда от 27 марта 1997 года данное решение суда оставлено без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации 8 декабря 1997 года удовлетворила протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и прекратила производство по делу.

В протесте ставится вопрос об отмене определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и всех состоявшихся судебных постановлений, как принятых с нарушением норм процессуального и материального права.

Проверив материалы дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Поводом для прекращения производства по делу явилось то, что суд ошибочно принял жалобы П. и Е., как заявления частных лиц. Заявители являются представителями юридических лиц соответственно АООТ "АРЭС" и фирмы "Лихтенштейн". Имеющиеся в деле копии договоров, свидетельствуют о том, что они заключались от имени этих фирм, подписывались заявителями на основании доверенностей. Жалобы и заявления поданы ими также от имени фирм.

АООТ "АРЭС", директором которой является П., получала товар, представляла его для прохождения таможенного контроля, а после выпуска товара в свободное обращение реализовала его фирме "Лихтенштейн", представителем которой является Е.

Из этого следует, что сторонами в споре являются юридические лица. В дальнейшем АООТ "АРЭС" обратилась в арбитражный суд с иском к Сочинской таможне о признании недействительным постановления по делу о нарушении таможенных правах и также просила возвратить изъятый товар.

Таким образом, надзорная инстанция своим определением фактически произвела замену сторон в процессе, в частности, физического лица - П. на юридическое лицо - АООТ "АРЭС".

Между тем, в силу ст. 36 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, суд, установив во время разбирательства дела, что иск предъявлен не тем лицом, которому принадлежит право требования, может с согласия истца, не прекращая дела, допустить замену первоначального истца надлежащим истцом.

Замену истца суд первой инстанции не производил. Более того, как видно из содержания решения, суд исходил из того, что действиями таможенных органов нарушено право частной собственности заявителей. Данных о том, что надзорная инстанция заменила ненадлежащую сторону с соблюдением требований ст. 36 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в деле не имеется.

Ссылка в определении на то, что в своих заявлениях в различные организации П. выступил как представитель АООТ "АРЭС", сама по себе не являлась основанием для прекращения производства по делу; тем более, что в этих заявлениях П. также указывал на изъятие принадлежащего ему на праве частной собственности имущества (л.д. 23).

Нельзя согласиться с доводами надзорной инстанции и о том, что в дальнейшем фирма "АРЭС" обратилась в арбитражный суд с иском к Сочинской таможне о признании недействительным и постановления по делу о нарушении таможенных правил и решения СКТУ, а также просила возвратить изъятый товар.

Как видно из решения арбитражного суда Краснодарского края от 1 октября 1997 года, производство по делу о возврате товара прекращено. В мотивировочной части решения арбитражного суда имеется ссылка на то, что решением Хостинского районного суда от 5 ноября 1996 года установлен факт изъятия товаров, принадлежащих гражданам Е. и П.

В силу ст. 28 Гражданского процессуального кодекса РСФСР при объединении нескольких связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду, а другие - арбитражному суду, все требования подлежат рассмотрению в суде.

Суд соединил в одном производстве заявления Е. и П., требования которого как физического лица подлежали рассмотрению в суде общей юрисдикции (ст. 25 Гражданского процессуального кодекса РСФСР) и поэтому дело подлежало разрешению в полном объеме Хостинским районным судом.

При таких обстоятельствах определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации является незаконным.

Вместе с тем подлежит отмене и решение Хостинского районного суда от 5 ноября 1996 года, т.к. оно принято с нарушением норм материального и процессуального права.

В своем решении суд указал, что в соответствии со ст. 35 Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Из объяснений заявителей видно, что изъятое имущество приобреталось в 1995-1996 г.г., они являются добросовестными приобретателями, и, следовательно, это имущество не могло изыматься как объект нарушений таможенных правил. Доводы представителя таможни по поводу того, что изъятый товар был предметом административного правонарушения, противоречит материалам дела.

С таким выводом суда согласиться нельзя.

В нарушение ст. 197 Гражданского процессуального кодекса РСФСР суд в решении, помимо ссылки на объяснения заявителей, не привел никаких доказательств того, что изъятый при досмотре товар являлся собственностью П.

Доводы представителя таможни о том, что товар был изъят в соответствии с правилами ст. 337 Таможенного кодекса Российской Федерации, регулирующий основание изъятия товаров, являющихся непосредственным объектом нарушения, суд по существу не проверял. В решении суд ограничился лишь ссылкой на то, что производство по делу о нарушении таможенных правил ведется с апреля 1996 года и неизвестна дата окончания расследования. Заключение экспертизы, назначенной в связи с расследованием таможней действий заявителей по приобретению товара, суд не получил, несмотря на ходатайство Сочинской таможни (л.д. 143).

В надзорной жалобе Сочинская таможня указывала, что 27 ноября 1996 года заключение эксперта получено; из заключения следует, что товар представляет собой мебель в комплекте, а не часть мебели, которая была недостоверно декларирована АООТ "АРЭС".

В силу ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Статья 337 Таможенного кодекса Российской Федерации предусматривает ограничения прав юридических и физических лиц по владению, пользованию, распоряжению имуществом, если оно являлось непосредственным объектом правонарушения. Вопросы, связанные с возможностью применения указанной нормы, суд в решении не обсуждал.

При таких обстоятельствах решение суда подлежит отмене.

Руководствуясь ст. 329 п. 2 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 1997 года, решение Хостинского районного суда от 5 ноября 1996 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 ноября 1996 года, постановление президиума Краснодарского краевого суда от 27 марта 1997 года отменить и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 5 июля 1998 г. N 30-ПВ98


Текст постановления размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.