Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 марта 2007 г. N 2-О07-1СП Приговор подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в связи с допущенными нарушениями порядка вынесения вердикта присяжными заседателями

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 марта 2007 г. N 2-О07-1СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 22 марта 2007 года кассационное представление государственного обвинителя, кассационные жалобы осужденного Д., адвоката К. на приговор Вологодского областного суда с участием присяжных заседателей от 20 октября 2006 года, которым

Д., родившийся 10 февраля 1975 года в г. Уфе Башкирской АССР, не судимый

осужден к лишению свободы по п.п. "б", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 13 лет, по ч. 3 ст. 30, п.п. "а", "б", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 10 лет.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, Д. оправдан на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с не установлением события преступления.

С., родившийся 15 февраля 1972 года в г. Череповце Вологодской области, не судимый

по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 222 УК РФ оправдан на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с не установлением события преступления.

Постановлено взыскать с Д. в пользу Ш. компенсацию морального вреда в размере 800 000 рублей, в пользу Б.Л.Г. и С. по 400 000 рублей; в пользу МУЗ "Медсанчасть "Северсталь" в возмещение расходов на лечение потерпевших 60 000 рублей, в пользу МУЗ "Станция скорой медицинской помощи" г. Череповца - 1097 рублей.

Д. осужден за убийство Ш., 1982 года рождения в связи с осуществлением им служебной деятельности, с целью облегчить совершение другого преступления, то есть убийства Б., за покушение на убийство двух лиц С. и Б. в связи с осуществлением С. служебной деятельности, с целью облегчить совершение другого преступления, из корыстных побуждений.

Преступления совершены им 18 октября 2005 года в г. Череповце Вологодской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи И., выступление прокурора М.Л.М. поддержавшего доводы кассационного представления об отмене приговора, объяснения адвоката Б.С.А. в защиту Д., поддержавшего кассационной жалобы, адвоката Р. в защиту С., возражавшего против удовлетворения кассационного представления и просившего об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия установила:

В кассационном представлении государственным обвинителем поставлен вопрос об отмене приговора, направлении дела на новое судебное разбирательство.

По доводам представления дело рассмотрено незаконным составом коллегии присяжных заседателей. В подготовительной части судебного заседания сторонам были вручены списки кандидатов в присяжные заседатели с указанием в них фамилии, имени и отчества кандидатов. Другие сведения о возрасте, образовании, социальном статусе кандидатов отсутствовали, что не позволило стороне обвинения надлежащим образом провести формирование коллегии присяжных заседателей и определиться с вопросом о ее тенденциозности вследствие ее однородности с точки зрения возрастных, профессиональных, социальных и иных факторов.

Необоснованно в нарушение требований ст.ст. 61, 328 УПК РФ председательствующим были удовлетворены мотивированные отводы кандидатов в присяжные заседатели NN 2, 9, 10, 12, 25, 32, 34 по тем основаниям, что родственники кандидатов являлись работниками органов внутренних дел, либо других правоохранительных органов, работали секретарями судебного заседания, либо были народными заседателями, хотя данные обстоятельства не препятствовали отведенным кандидатам участвовать в рассмотрении дела. Приняв такое решение, председательствующий лишил сторону обвинения возможности сформировать коллегию присяжных заседателей из лиц, которым закон не препятствовал исполнять обязанности присяжных заседателей.

В нарушение требований ч. 2 ст. 329 УПК РФ выборы старшины в присяжные заседатели П.В.В. взамен выбывшего П.С.А. проведены с нарушением процедуры не в совещательной комнате, неукомплектованным составом коллегии присяжных заседателей с участием запасных присяжных, которые не уполномочены законом участвовать в выборе старшины.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона свидетельствуют о незаконности состава коллегии присяжных заседателей, что является безусловным основанием отмены приговора.

Коллегия присяжных заседателей принимала решение в порядке голосования, что следует из времени удаления и возвращения присяжных из совещательной комнаты, а также ответы на вопросы N 2 и N 3.

Однако в ответах по остальным вопросам отсутствуют сведения о голосовании, а потому неясно, каким образом принималось решение - то ли единодушно, то ли голосованием.

В ответах на вопрос N 1, 2 и 3 Д. признан виновным в убийстве Ш., покушении на убийство Б. и С. с применением пистолета ТТ калибра 7,62 мм образца 1930/1933 г.г.

Однако данный вывод находится в противоречии с ответами на вопросы N 10, 11, 12, из которых следует, что Д. вышеуказанный пистолет не перевозил и не носил с собой.

Указанное противоречие возникло в связи с тем, что в вопросе N 10 действия Д. поставлены в зависимость от доказанности действий С. Некорректно сформулированный вопрос о событии преступления, который не может зависеть от действий конкретных лиц с указанием их фамилий, повлек противоречие в вердикте.

Председательствующий не указал коллегии присяжных заседателей на допущенные нарушения, неясность и противоречивость вердикта, позволив старшине провозгласить его.

Приговор, постановленный на противоречивом вердикте, является незаконным и подлежит отмене.

В возражениях на кассационное представление оправданный С. просит оставить его без удовлетворения, а приговор - без изменения.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокаты К. и Б. в защиту Д. также указывают на нарушения закона при формировании коллегии присяжных заседателей, что выразилось в отсутствии во врученных сторонам списках кандидатов в присяжные заседатели сведений об их возрасте, образовании, социальном статусе. Вопросы стороны защиты о социальном статусе кандидатов отводились председательствующим. Эти нарушения лишили сторону защиты надлежащим образом провести формирование коллегии присяжных заседателей и определиться с вопросом о ее тенденциозности.

Вопросный лист составлен с нарушением требований ст. 339 УПК РФ. Вопрос N 2 содержит сведения о доказанности совершения подсудимым трех деяний в отношении Ш., С. и Б., которые различаются как направленностью умысла, так и наступившими последствиями.

Действия Д. в отношении Б. неправильно квалифицированы по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Вердиктом признано доказанным, что Д. совершил действия с целью причинения смерти Б. При этом вопрос о мотиве действий Д. перед коллегией не ставился, однако председательствующий ошибочно квалифицировал действия Д. как покушение на убийство из корыстных побуждений, поскольку в ходе судебного разбирательства не было установлено, какими же корыстными побуждениями руководствовался Д. Более того, отрицательный ответ на вопрос N 4 о доказанности действий Д. в отношении Б., совершенных по мотиву наличия долговых обязательств и нежелания возвращать ей крупную сумму денег, исключает наличие в действиях Д. корыстного мотива.

Отрицательные ответы на вопросы N 10 и 11 о доказанности совершения Д. приобретения пистолета и патронов, их хранения, перевозки, ношения производства из них выстрелов 18 октября 2005 года в квартире Б. и передаче их С. находятся в противоречии с утвердительным ответом на вопрос N 2, согласно которому Д. произвел в квартире Б. из указанного пистолета не менее 7 выстрелов.

Сторона защиты была ограничена председательствующим во времени пятью минутами, необходимом для подготовки замечаний и предложений по постановке вопросов, что повлияло на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов.

Стороне защиты необоснованно было отказано в обсуждении вопроса о признании недопустимым доказательством протокола допроса в качестве обвиняемого Д. от 30 декабря 2005 года по тому основанию, что эти показания уже оглашены.

Не было удовлетворено и ходатайство защиты о вызове и допросе в судебном заседании начальника УВД г. Череповца Г. по обстоятельствам изъятия оружия у Ш., С. и последующей его утраты.

Изложенное расценивается авторами жалобы как нарушение принципа состязательности.

Помимо этого в жалобе указывается на нарушение закона при составлении обвинительного заключения, которое выразилось в том, что действия обвиняемых по каждому из потерпевших не разграничены.

Просят обвинительный приговор Д. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе судей со стадии предварительного слушания.

Осужденный Д. в своей кассационной жалобе также ставит вопрос об отмене приговора в связи его незаконностью и необоснованностью, не приводя при этом конкретные доводы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 345 УПК РФ старшина присяжных заседателей передает председательствующему вопросный лист с внесенными в него ответами. При отсутствии замечаний председательствующий возвращает вопросный лист старшине присяжных заседателей для провозглашения. Найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий указывает на его неясность или противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Таким образом, по смыслу данной нормы закона вердикт коллегии присяжных заседателей провозглашается только при отсутствии в нем противоречий.

Эти требования закона не выполнены по настоящему делу.

Так, из вопросного листа следует, что при ответе на первый, второй и третий вопросы присяжные заседатели признали Д. виновным в том, что он 18 октября 2005 года в квартире N 69 дома N 69 по Октябрьскому проспекту в г. Череповце, с целью причинить смерть Б. и с целью облегчить совершение данного преступления и устранить возникшие препятствия для его совершения путем причинения смерти сотрудникам охраны достал имевшийся у него пистолет ТТ калибра 7,62 мм образца 1930/33 г.г. и произвел не менее 7 выстрелов в С., Ш. и Б., причинив им множественные огнестрельные ранения, в результате которых Ш. скончался на месте происшествия, а смерть С. и Б. не наступила ввиду своевременно оказанной медицинской помощи.

10, 11 и 12 вопросы были сформулированы по обвинению Д. в незаконном приобретении, хранении, ношении и перевозке огнестрельного оружия - пистолета ТТ калибра 7,62 мм образца 1930/33 г.г. и патронов к нему.

При этом при формулировании вопроса N 11 о доказанности совершения Д. действий с этим оружием указано, доказано ли, что Д. незаконно приобрел у С. пистолет ТТ калибра 7,62 мм образца 1930/33 г.г. и патроны к нему 15 октября 2005 г., а также хранил их, перевозил, носил у себя в одежде и 18 октября 2005 года принес пистолет в квартиру Б. N 69 дома N 69 по Октябрьскому проспекту в г. Череповце, где произвел выстрелы и вновь, разместив у себя в одежде, носил до 15 часов 18 октября 2005 года и на железнодорожном вокзале передал его С.

Отвечая на вопрос N 10, присяжные заседатели признали недоказанным событие преступления, а вопросы N 11 и 12 о доказанности совершения Д. действий с огнестрельным оружием и виновности оставлены без ответа.

Таким образом, содержание ответов на первый, второй и третий вопрос означает, что Д. в квартире Б. произвел в потерпевших не менее семи выстрелов из пистолета ТТ калибра 7,62 мм образца 1930/33 г.г., а содержание ответов сводится к тому, что Д. не совершал действий не только по приобретению, хранению, ношению, перевозке пистолета ТТ калибра 7,62 мм образца 1930/33 г.г., но и не производил из этого пистолета выстрелов в квартире Б.

Изложенное свидетельствует о наличии существенных противоречий в вердикте присяжных заседателей, не позволяющих сделать вывод о том, какие же действия совершены Д. в отношении потерпевших.

На указанные противоречия председательствующим не было обращено внимание присяжных заседателей, не было им предложено вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Кроме того, как правильно отмечается в кассационном представлении, из вопросного листа не ясно, каким образом принималось присяжными заседателями решение по вопросам N 1, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 13, а именно путем голосования или единодушно.

Как следует из напутственного слова, председательствующий перед удалением присяжных заседателей в совещательную комнату разъяснил им, что, если решение принято единодушно, то в вопросном листе в графе "ответ" старшина вписывает то решение по поставленному вопросу, к которому пришли, а в графе "результат голосования" указывает, что решение принято единодушно. Если ответ на вопрос принимается голосованием, то старшина указывает после ответа результаты подсчета голосов "за" и "против" (т. 5 л.д. 165).

Эти разъяснения председательствующего не выполнены присяжными заседателями.

Из вопросного листа следует, что при ответах на вопросы N 1, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 13 графа "результат голосования" не заполнена.

Между тем, исходя из того, что присяжные заседатели находились в совещательной комнате более трех часов, а также в ответах на вопросы N 2 и N 3 приведены результаты голосования, следует, что присяжными заседателями при вынесении вердикта не было принято единодушное решение. С учетом этого, а также разъяснений председательствующего старшине присяжных заседателей надлежало заполнить графу "результат голосования" по всем вопросам. Отсутствие сведений о способе принятия решения присяжными заседателями не позволяет сделать правильный вывод о том, какой вердикт ими вынесен, и постановить по такому вердикту законный и обоснованный приговор.

Нарушены судом и требования ч. 2 ст. 329, ч. 1 ст. 331 УПК РФ, согласно которым, если в ходе судебного разбирательства выбывает старшина присяжных заседателей, то его замена производится путем повторных выборов в совещательной комнате открытым голосованием.

Из протокола судебного заседание следует, что председательствующий, включив взамен выбывшего старшины П.С.А. и присяжного заседателя N 10 в состав коллегии присяжных заседателей двух присяжных заседателей из числа запасных, предложил присяжным удалиться в совещательную комнату для выбора старшины.

Однако присяжные заседатели не удалились в совещательную комнату и заявили, что уже выбрали старшину, и присяжный заседатель П.В.В. заявил, что избран старшиной.

Изложенное свидетельствует о том, что выборы старшины состоялись при неполном составе коллегии присяжных заседателей, до произведенной замены и не в совещательной комнате.

Допущенные нарушения закона при рассмотрении настоящего дела являются существенными, путем несоблюдения процедуры судопроизводства могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, что в силу п. 2 ч. 1. ст. 379, ст. 381 УПК РФ является основанием отмены приговора.

В связи с отменой приговора по мотиву нарушения уголовно-процессуального закона доводы жалоб о неправильной квалификации действий Д. оставляются без рассмотрения.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное и создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Вологодского областного суда с участием присяжных заседателей от 20 октября 2006 года в отношении Д. и С. отменить. Дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения в отношении Д. оставить содержание под стражей.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 марта 2007 г. N 2-О07-1СП


Текст определения официально опубликован не был

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.