Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 июня 1997 г. N 43-ПВ97 Иск о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда не подлежит удовлетворению, поскольку обязательства кооператива по сохранности имущества членов кооператива не предусмотрены ни уставом, ни иными нормативными актами, регулирующими деятельность кооператива

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 июня 1997 г. N 43-ПВ97


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. на определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 22 января 1996 г., постановление президиума Московского областного суда от 21 января 1997 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 1997 г. дело по иску Д. к гаражно-строительному кооперативу "Рассвет" о возмещении ущерба и морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г., заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., полагавшего протест удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации, установил:

Д. обратился в суд с иском к гаражно-строительному кооперативу "Рассвет" о возмещении ущерба, причиненного кражей автомашины.

В обоснование своих требований он сослался на то, что правление ГСК "Рассвет" не организовало надлежащую охрану гаражей, что позволило неустановленным следствием лицам совершить хищение принадлежащей ему автомашины. Кроме того, он просил возместить моральный вред.

Решением Балашихинского городского суда от 3 октября 1995 г. в иске было отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 22 января 1996 г. решение суда было отменено и вынесено новое решение, согласно которому с ответчика взыскана в счет возмещения ущерба стоимость автомашины в сумме 17.611.824 руб. и 1.000.000 руб. за причиненный моральный вред.

Постановлением президиума Московского областного суда от 21 января 1997 г. оставлен без удовлетворения протест заместителя Генерального прокурора РФ об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 22 января 1996 г. и оставлении без изменения решения Балашихинского городского суда от 3 октября 1995 г.

Протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации оставлен без удовлетворения в части возмещения материального ущерба и определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 марта 1997 г., признавшей правильным решение суда первой инстанции об отказе в компенсации морального вреда. В протесте, внесенном в Президиум Верховного Суда Российской Федерации, вновь поставлен вопрос об отмене судебных постановлений кассационной и надзорных инстанций в указанной части по тем мотивам, что выводы этих инстанций о возложении на кооператив обязанности по возмещению ущерба не основаны на материалах дела и законе.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста. Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным.

Из материалов дела следует, что Д. состоял членом гаражно-строительного кооператива "Рассвет" и пользовался боксом N 145, в котором хранил принадлежавшую ему на праве собственности автомашину марки ВАЗ-21062 г/н Л-89-50 МБ.

Факт кражи автомашины в период с 8 мая по 17 июля 1992 г. подтверждается постановлением следователя СО Балашихинского УВД от 23 апреля 1995 г., согласно которому предварительное следствие по уголовному делу по факту кражи автомашины приостановлено ввиду неустановления лиц, виновных в совершении кражи (л.д. 54-55).

Возлагая на кооператив обязанность по возмещению ущерба, причиненного истцу кражей принадлежавшей ему автомашины, суды кассационною и надзорной инстанций признали установленным, что кооператив фактически принял на себя обязанность по хранению автомашин членов ГСК, так как располагал специально созданной сторожевой службой. С доводами названных судебных инстанций нельзя согласиться.

Согласно уставу ГСК "Рассвет" кооператив осуществляет эксплуатацию построенных гаражей-стоянок, а член кооператива обязан нести расходы "по управлению гаражом и его эксплуатации в размере, определенном на общем собрании кооператива". Уставом не предусмотрено принятие кооперативом на себя обязанности по обеспечению сохранности имущества членов кооператива, находящегося в гаражах (л.д. 43-49).

Правила внутреннего распорядка и противопожарной безопасности, принятые на общем собрании членов кооператива 17 декабря 1985 г., возлагают на сторожей, состоящих в штате ГСК и получающих заработную плату из членских взносов членов ГСК, обязанность следить за сохранностью кооперативного имущества.

При приеме-сдаче дежурства сторож проверяет наличие всех материальных ценностей кооператива по описи, наличие замков на всех воротах гаражных боксов и подвальных помещений. Сторож обязан производить обход всей территории кооператива с осмотром всех боксовых ворот, а при обнаружении вскрытия гаражных боксов - немедленно ставить в известность правление кооператива и сообщить об этом владельцу гаражного бокса (л.д. 50-51).

Из содержания трудовых соглашений, заключаемых кооперативом со сторожами, также следует, что обязанностями последних являются охрана кооперативного имущества и уборка здания ГСК (л.д. 68-71).

Таким образом, обязанность гаражно-строительного кооператива хранить личное имущество членов кооператива не предусмотрена ни Уставом, ни Правилами внутреннего распорядка, ни трудовыми соглашениями со сторожами.

В соответствии с Законом РСФСР от 24 декабря 1990 г. "О собственности в РСФСР", действовавшем на время возникновения спорных правоотношений, член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного кооперативов, садово-огороднического товарищества или другого кооператива, полностью внесший свой паевой взнос за квартиру, дачу. садовый дом, гараж, иное помещение или строение, предоставленное ему в пользование, приобретает право собственности на это имущество. Следовательно, на собственника ложится и бремя ответственности за его сохранность.

В судебном заседании установлено, что истец являлся собственником гаража, расположенного в ГСК "Рассвет". В таком случае его отношения с кооперативов по поводу сохранности гаража могли быть оформлены в виде отдельного договора, либо выступать одной из целей деятельности, предусмотренной уставом кооператива. На заключение договора хранения, отвечающего требованиям ст. 423 ГК РСФСР (действовавшего на тот период), стороны не ссылались. Обязательства кооператива по сохранности имущества членов кооператива не предусмотрены ни уставом, ни иными нормативными актами, регулирующими деятельность кооператива.

При указанном положении выводы кассационной и надзорной инстанций о том, что кооператив фактически принял на себя ответственность за сохранность имущества членов кооператива, не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Руководствуясь п. 4 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации, постановил:

определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 22 января 1996 г., постановление президиума Московского областного суда от 21 января 1997 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 1997 г. в части возмещения материального ущерба отменить. Оставить в силе решение Балашихинского городского суда Московской области от 3 октября 1995 г. об отказе Д. в иске к гаражно-строительному кооперативу "Рассвет" о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 июня 1997 г. N 43-ПВ97


Текст постановления размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение