Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 мая 2007 г. N 1769/07 Суд удовлетворил требования заявителя об обязании ответчика прекратить использование селекционного достижения, право на которое принадлежит истцу, о взыскании убытков в виде неполученного вознаграждения (роялти) за использование ответчиком селекционного достижения и процентов, начисленных на сумму роялти, поскольку лицензионный договор, на который ссылался ответчик как на оправдание своих действий, заключен с неуполномоченным лицом

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 мая 2007 г. N 1769/07


Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Андреевой Т.К., Валявиной Е.Ю., Витрянского В.В., Горячевой Ю.Ю., Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Козловой А.С., Козловой О.А., Моисеевой Е.М. -

рассмотрел заявление государственного научного учреждения "Всероссийский научно-исследовательский институт орошаемого земледелия" о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции от 10.03.2006, постановления суда апелляционной инстанции от 12.05.2006 Арбитражного суда Волгоградской области по делу N А12-35788/05-С22 и постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 22.11.2006 по тому же делу.

В заседании приняли участие представители:

от заявителя - государственного научного учреждения "Всероссийский научно-исследовательский институт орошаемого земледелия" (истца) - Ивахненко С.В.;

от общества с ограниченной ответственностью "Гелио-Пакс-Агро" - Арефьев А.А.;

от Российской академии сельскохозяйственных наук (третьего лица) - Айдиев Р.А., Черняев Р.Ю.

Заслушав и обсудив доклад судьи Моисеевой Е.М., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.

Государственное научное учреждение "Всероссийский научно-исследовательский институт орошаемого земледелия (далее - институт) обратился в Арбитражный суд Волгоградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Гелио-Пакс-Агро" (далее - общество "Гелио-Пакс-Агро", общество) об обязании ответчика прекратить использование селекционного достижения (сорта ячменя ярового "Ергенинский 2"), исключительное право на которое принадлежит истцу, а также о взыскании 113 120 рублей убытков в виде неполученного вознаграждения (роялти) за использование обществом "Гелио-Пакс-Агро" в 2002-2005 годах селекционного достижения и 36 018 рублей процентов, начисленных на сумму роялти в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Определением от 13.01.2006 суд привлек к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, Алещенко П.И. (одного из авторов селекционного достижения) и Российскую академию сельскохозяйственных наук (далее - Россельхозакадемия) - учредителя института.

Решением суда первой инстанции от 10.03.2006 исковые требования удовлетворены частично: суд обязал общество "Гелио-Пакс-Агро" прекратить использование указанного селекционного достижения и взыскал 2 870 рублей убытков за 2005 год как вознаграждение, которое институт мог бы получить от нарушителя патента в случае заключения лицензионного соглашения с согласованным вознаграждением за использование (роялти) в размере 7 процентов от стоимости семян, в остальной части иска отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 12.05.2006 решение суда первой инстанции частично отменено: в удовлетворении требований о взыскании убытков отказано полностью, в остальной части решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 22.11.2006 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре решения суда первой инстанции и постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций в порядке надзора институт просит отменить их, поскольку судами допущено неправильное применение норм Закона Российской Федерации от 06.08.1993 N 5605-1 "О селекционных достижениях" (далее - Закон о селекционных достижениях, Закон).

В отзыве на заявление Россельхозакадемия поддерживает доводы института.

В отзывах на заявление общество "Гелио-Пакс-Агро" и Алещенко П.И. просят оставить названные судебные акты в силе.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзывах на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей лиц, участвующих в деле, Президиум считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене, дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Институт является обладателем патента от 09.10.2002 N 1643 на селекционное достижение - сорт ячменя ярового "Ергенинский 2" - с датой приоритета 05.12.1996. По утверждению истца, общество "Гелио-Пакс-Агро" в период с 2002 по 2005 год без заключения с ним как правообладателем лицензионного договора использовало этот сорт растений, осуществляя производство и воспроизводство семян, их продажу.

Общество "Гелио-Пакс-Агро" не оспаривало факта использования селекционного достижения, ссылаясь на то, что является дочерним предприятием закрытого акционерного общества "Гелио-Пакс" (далее - общество "Гелио-Пакс"), заключившего с Алещенко П.И., одним из авторов сорта ярового ячменя "Ергенинский 2", договор от 01.07.2003 N 1, по которому приобрело у автора право на производство в 2003-2007 годах таких семян и товарного зерна в своих дочерних предприятиях и реализацию выращенной продукции. При этом Алещенко П.И. действовал на основании письма патентообладателя от 20.05.2003, разрешающего заниматься элитным семеноводством по данному сорту в пределах Волгоградской области на площади 3-5 тыс. гектаров с правом реализации выращенных семян с участием третьей стороны. По мнению ответчика, такое разрешение было отозвано институтом лишь письмом от 28.10.2004 N 818.

Суд первой инстанции согласился с доводами общества "Гелио-Пакс-Агро" об использовании селекционного достижения до октября # года с согласия правообладателя, признал, что обществом в 2005 году нарушалось исключительное право института, поэтому взыскал убытки за указанный год в сумме 2 870 рублей и обязал ответчика прекратить использование селекционного достижения. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано в связи с недоказанностью факта нарушения исключительного права, наличия убытков, понесенных в 2005 году, в заявленном ко взысканию размере и отсутствием оснований для взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменил, в удовлетворении иска в части взыскания суммы убытков отказал полностью со ссылкой на отсутствие в 2002 году временной правовой охраны селекционного достижения и оснований для взыскания убытков после получения патента, поскольку институт содействовал образованию у себя убытков в виде упущенной выгоды, предоставив Алещенко П.И. разрешение на использование охраняемого сорта ячменя.

Суд кассационной инстанции оставил без изменения постановление суда апелляционной инстанции по тем же мотивам.

Однако выводы судов свидетельствуют о неправильном толковании и применении норм Закона о селекционных достижениях и не основаны на представленных доказательствах.

В соответствии со статьей 13 указанного Закона, регламентирующей права патентообладателя, исключительное право патентообладателя состоит в том, что любое лицо должно получить от обладателя патента лицензию на осуществление с семенами, племенным материалом селекционного достижения следующих действий: производство и воспроизводство, доведение до посевных кондиций для последующего размножения, предложение к продаже, продажа и иные виды сбыта и других действий, перечень которых в названной статье является исчерпывающим.

Вопросам использования селекционного достижения посвящена глава V Закона о селекционных достижениях.

Статьей 16 Закона предусмотрено, что патентообладатель (лицензиар) по лицензионному договору (исключительная или неисключительная лицензия) передает право на использование селекционного достижения другому лицу (лицензисту) в порядке расчетов, обусловленных договором, или безвозмездно.

При неисключительной лицензии за лицензиаром остаются все права, предоставленные патентом на селекционное достижение, в том числе право на предоставление лицензий третьим лицам.

Указанной нормой Закона предусмотрено также, что лицензионный договор заключается в письменной форме и исключительная лицензия действительна после ее регистрации в Государственной комиссии Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений (далее - Госкомиссия).

Доказательств, что какой-либо лицензионный договор заключался между патентообладателем и автором селекционного достижения Алещенко П.И., или патентообладателем и ответчиком, либо с согласия патентообладателя обществом "Гелио-Пакс" и обществом "Гелео-Пакс-Агро", в материалах дела не имеется.

Разрешение патентообладателя от 20.05.2003 одному из авторов селекционного достижения использовать объект охраны не является лицензионным договором, заключаемым патентообладателем (лицензиаром) и лицензиатом, которому передаются права на использование сорта. Вопреки требованиям статьи 16 Закона о селекционных достижениях о заключении лицензионного договора в письменной форме названный документ Алещенко П.И. не подписан. Иных доказательств соблюдения письменной формы договора суду не представлено. В материалах дела не имеется документов, свидетельствующих о направлении Алещенко П.И. институту оферты, которая содержала бы существенные условия договора (объем и способы использования объекта охраны, порядок и сроки платежей), что позволяло бы считать исследуемый документ (разрешение) акцептом. Кроме того, письмо от 20.05.2003 содержит недействительное в силу статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации указание на лишение автора селекционного достижения права на вознаграждение за использование данного достижения.

Упомянутым документом Алещенко П.И. разрешено заниматься семеноводством без уточнения конкретных полномочий, определяемых в соответствии со статьей 13 Закона о селекционных достижениях, и реализовывать семена с участием третьих лиц; условие же о предоставлении ему права выдачи лицензии другим лицам отсутствовало.

Несмотря на это Алещенко П.И. 01.07.2003 подписал договор о передаче обществу "Гелио-Пакс" права на производство семян. Однако названным обществом этот договор не подписан.

При таких обстоятельствах оснований считать, что общество "Гелио-Пакс-Агро" использовало упомянутый сорт ячменя, исходя из порядка, установленного Законом о селекционных достижениях, у судов не имелось.

У судов также не было оснований полагать, что ответчиком с охраняемым селекционным достижением совершались действия, не признаваемые согласно статье 14 Закона, нарушением прав патентообладателя.

С учетом изложенного судам следовало определить срок, в течение которого допускались нарушения. Суд первой инстанции неправильно определил этот срок, указав, что нарушения допускались лишь после октября 2004 года. Судом апелляционной инстанции приведен дополнительный довод о невозможности включения в срок периода до даты выдачи институту патента.

Между тем в соответствии со статьей 15 Закона о селекционных достижениях на период с даты поступления заявки в Госкомиссию и до даты выдачи патента заявителю предоставляется временная правовая охрана селекционного достижения.

После получения патента патентообладатель имеет право получить компенсацию от лица, совершившего без разрешения заявителя в период временной правовой охраны селекционного достижения действия, названные в пункте 1 статьи 13 Закона.

В период временной правовой охраны селекционного достижения заявителю разрешена продажа и иная передача семян, племенного материала только для научных целей и в случаях, если продажа и иная передача связаны с переуступкой права на селекционное достижение или с производством семян, племенного материала по заказу заявителя с целью создания их запаса. При нарушении заявителем или с его согласия другим лицом указанных требований временная правовая охрана считается ненаступившей.

По мнению судов, в рассматриваемом случае временная правовая охрана сорта по заявке N 960765 с датой приоритета 05.12.1996 считается ненаступившей, поскольку институт до даты выдачи патента (09.10.2002) использовал семена сорта ячмень яровой "Ергенинский 2" в коммерческих целях, что подтверждается договором от 14.02.2001 N 5 и документами по его исполнению.

Между тем упомянутый договор был заключен и исполнялся не институтом, а государственным предприятием "Опытно-производственное хозяйство "Орошаемое".

Данные обстоятельства судами не учитывались; доказательства же того, что эти действия осуществлялись названным предприятием с согласия патентообладателя, судам представлены не были.

Указанные обстоятельства подлежат проверке при новом рассмотрении спора, также как и вопрос о размере убытков, возникших у правообладателя вследствие использования ответчиком чужого селекционного достижения.

В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 28 Закона о селекционных достижениях лицо, допустившее нарушение, возмещает убытки, в том числе в виде неполученных доходов, которые патентообладатель получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

При расчете убытков, причиненных незаконным использованием ответчиком семян сорта ячменя "Ергенинский 2", истец фактически руководствовался Положением, утвержденным VII Совещанием уполномоченных государств - участников СНГ о межгосударственной специализации производства и поставок сортовых и гибридных семян сельскохозяйственных культур 21.02.1996, в котором предусмотрены ставки роялти по лицензированному договору в размере 7 процентов от стоимости семян.

Однако суд апелляционной инстанции отказался признать данный документ как основу расчета убытков, сославшись на его ненормативный и рекомендательный характер.

При отсутствии договорного и нормативного регулирования судом могла быть установлена цена лицензии не ниже цены, определяемой при сравнимых обстоятельствах (то есть согласно представленным документам), тем более что ответчик не опроверг обоснованности таких ставок роялти.

Кроме того, суды апелляционной и кассационной инстанций необоснованно применили при рассмотрении спора статьи 404 и 406 Гражданского кодекса Российской Федерации, не подлежащие применению к указанным обстоятельствам, так как эти нормы применяются в обязательственных правоотношениях.

При названных условиях обжалуемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, поэтому на основании пункта 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

постановил:

решение суда первой инстанции от 10.03.2006, постановление суда апелляционной инстанции от 12.05.2006 Арбитражного суда Волгоградской области по делу N А12-35788/05-С22 и постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 22.11.2006 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Волгоградской области.


Председательствующий

А.А. Иванов



Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 мая 2007 г. N 1769/07


Текст постановления опубликован в "Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации", 2007 г., N 9

Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.