Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 января 2007 г. N 43-ДП06-46 Суд, отправляя дело на новое рассмотрение, указал на то, что в результате неизвещения судом осужденного о дате рассмотрения его ходатайства о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством и лишения последнего возможности участвовать в судебном заседании по рассмотрению его кассационной жалобы было допущено нарушение права осужденного на защиту в суде

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 января 2007 г. N 43-ДП06-46


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 17 января 2007 года надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. и надзорную жалобу осужденного Р. на постановление Устиновского районного суда г. Ижевска от 18 мая 2004 года о приведении приговора от 18 января 2002 года в отношении Р. в соответствие с УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 8 декабря 2003 года).

По приговору Верховного суда Удмуртской Республики от 18 января 2002 года

Р., 6 марта 1982 года рождения, уроженец г. Грахово Удмуртской Республики, ранее судимый 13 февраля 2001 года по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к 2 годам б месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года,

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, д, ж, з" УК РФ к 15 годам лишения свободы;

по ст. 150 ч. 4 УК РФ к 5 годам лишения свободы;

по ст. 325 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы;

по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ по месту работы с удержанием ежемесячно в доход государства 10% заработка.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 16 лет лишения свободы.

В соответствии со ст.ст. 70, 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 13 февраля 2001 года, к назначенному сроку частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 13 февраля 2001 года и окончательно назначено к отбытию 17 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2002 года приговор в отношении Р. изменен, исключено указание о его осуждении по ст. 325 ч. 1 УК РФ. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "а, д, ж, з", 150 ч. 4, 325 ч. 2 УК РФ, назначено 15 лет 8 месяцев лишения свободы. К данному сроку на основании ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 13 февраля 2001 года и окончательно к отбытию назначено 16 лет 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением Устиновского районного суда г. Ижевска от 18 мая 2004 года ходатайство Р. о пересмотре приговора в связи с внесением изменений в УК РФ Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года оставлено без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Удмуртской Республики от 20 июля 2004 года постановление от 18 мая 2004 года изменено, для отбытия наказания Р. назначена исправительная колония строгого режима. В остальной части постановление от 18 мая 2004 года оставлено без изменения.

Постановлением президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 31 марта 2004 года постановление от 18 мая 2003 года и кассационное определение от 20 июля 2004 года изменены, исключено указание о наличии в действиях Р. опасного рецидива преступлений. Наказание, назначенное Р. по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, д, ж, з" УК РФ, снижено до 14 лет 10 месяцев лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "а, д, ж, з", 150 ч. 3, 325 ч. 2 УК РФ, назначено 15 лет 6 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ к данному сроку частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 13 февраля 2001 года и окончательно назначено к отбытию 16 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В остальной части постановление от 18 мая 2004 года и кассационное определение от 20 июля 2004 года оставлены без изменения.

В надзорной жалобе осужденный Р. просит об отмене судебных решений, вынесенных в порядке приведения приговора от 18 января 2002 года в соответствие с УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года), ввиду нарушения права на защиту, выразившегося в не извещении его о дне рассмотрения материала в суде 1 и 2 инстанций и лишения, таким образом, права участвовать в рассмотрении в судебном заседании заявленного ходатайства о приведении вышеуказанного приговора в соответствие с УК РФ.

В надзорном представлении поставлен вопрос об отмене состоявшихся судебных решений в отношении Р. в связи с рассмотрением его ходатайства о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством с нарушением права осужденного на защиту судами 1 инстанции, а также кассационной и надзорной инстанций Верховного суда Удмуртской Республики.

Заслушав доклад судьи "...", проверив по предоставленному материалу доводы надзорных жалобы и представления, мнение прокурора Б., поддержавшей представление, Судебная коллегия установила:

по приговору от 18 января 2002 года Р. (с учетом изменений, внесенных кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ) за совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "а, д, ж, з", 150 ч. 4, 325 ч. 2, 69 ч. 3, 70 УК РФ, к 16 годам 8 месяцам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В связи с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года, осужденный Р. обратился в мае 2004 года в суд по месту отбытия наказания с ходатайством о приведении вышеназванного приговора в соответствие с УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года). Суд рассмотрел ходатайство без участия Р.

Судебная коллегия находит, что надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. и надзорная жалоба осужденного Р. подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

По смыслу закона о дате, времени и месте заседания суда по разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора, должны быть извещены лица, перечисленные в ч.ч. 2 и 3 ст. 399 УПК РФ. В судебном заседании принимают участие представитель учреждения, исполняющего наказание, и компетентного органа, по представлению которого разрешается вопрос, связанный с исполнением наказания, а также осужденный, его защитники и законные представители, иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются жалобой или представлением, при условии заявления ими ходатайства об этом.

По настоящему уголовному делу данные требования закона не выполнены, а между тем, предоставляемая сторонам реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда путем непосредственного участия в судебном заседании является одной из необходимых гарантий судебной защиты и справедливости судебного разбирательства.

Как видно из представленного материала, с ходатайством о приведении приговора в соответствие с УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) и смягчении назначенного наказания в суд обратился осужденный Р. Рассмотрение данного ходатайства было назначено на 18 мая 2004 года, однако заявитель об этом не был поставлен в известность (л.д. 21а). Данных, свидетельствующих о вызове Р. в судебное заседание по рассмотрению заявленного им ходатайства, в предоставленном материале не имеется, в связи с чем запись в протоколе судебного заседания о том, что осужденный Р. вызывался, но не явился в суд, не соответствует действительности.

В соответствии со ст. 376 УПК РФ о дате, времени и месте рассмотрения материала по кассационным жалобе или представлению судом кассационной инстанции стороны должны быть извещены не позднее 14 суток до дня судебного заседания. Осужденный, содержащийся под стражей и заявивший о своем желании присутствовать при рассмотрении жалобы или представления, вправе участвовать в судебном заседании непосредственно либо изложить свою позицию путем использования систем видеоконференцсвязи. Вопрос о форме участия осужденного в судебном заседании решается судом.

Эти требования закона также были нарушены при рассмотрении кассационной жалобы осужденного Р.

Согласно представленному материалу извещение о дне рассмотрения кассационной жалобы Р. (20 июля 2004 года) последнему было отправлено 24 июня 2004 года. Адвокату Р. такое извещение не направлялось. 8 июля 2004 года Р. обратился в Верховный суд Удмуртской Республики с ходатайством о личном участии в рассмотрении своей кассационной жалобы. Данное ходатайство поступило в Верховный суд Удмуртской Республики 12 июля 2004 года (л.д. 44), однако не было разрешено по существу, а 20 июля 2004 года в отсутствии Р. и его защитника кассационная жалоба осужденного была рассмотрена кассационной инстанцией Верховного суда Удмуртской Республики.

Таким образом, в результате не извещения судом 1 инстанции осужденного Р. о дате рассмотрения его ходатайства о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством и лишения судом 2 инстанции возможности Р. участвовать в судебном заседании по рассмотрению его кассационной жалобы, было допущено нарушение права на защиту Р. в суде.

Президиум Верховного суда Удмуртской Республики, рассмотрев 31 марта 2006 года надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. и надзорную жалобу осужденного Р., в которых обращалось внимание надзорной инстанции Верховного суда Удмуртской Республики на допущенное судами 1 и 2 инстанций нарушение права на защиту Р. ввиду не обеспечения его участия в судебном заседании, признал данные доводы необоснованными и указал следующее. "В соответствии с ч. 3 ст. 399 УПК РФ решение об участии осужденного в судебном заседании принимает суд. При рассмотрении ходатайства Р. такого решения судами не принималось".

В связи с изложенным, доводы надзорного представления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. и надзорной жалобы осужденного Р. о необходимости пересмотра постановления от 18 мая 2004 года, кассационного определения и постановления президиума Верховного суда Удмуртской Республики являются обоснованными.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 409 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

постановление Устиновского районного суда г. Ижевска от 18 мая 2004 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Удмуртской Республики от 20 июля 2004 года, постановление президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 31 марта 2006 года в отношении Р. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в Устиновский районный суд г. Ижевска.



Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 января 2007 г. N 43-ДП06-46


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.