Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 января 2007 г. N 47-О06-91 Из приговора подлежит исключению указание на совершение убийства из хулиганских побуждений, действия осужденного следует квалифицировать как убийство, совершенное на почве личных неприязненных взаимоотношений

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 января 2007 г. N 47-О06-91


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Х. на приговор Оренбургского областного суда от 24 августа 2006 года, которым

Х., 20 апреля 1970 года рождения, уроженец г. Джаркурган Сурхандаръинской области Узбекской ССР, не судим,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 п. "и" УК РФ на 15 лет, по ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, и" УК РФ на 13 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Х. компенсацию морального вреда в пользу С.В.Н. 150.000 рублей.

Заслушав доклад судьи "...", объяснение осужденного Х., просившего об отмене приговора, мнение прокурора Ш. об оставлении приговора без изменения, а жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия установила:

Х. признан виновным в том, что из хулиганских побуждений совершил умышленное убийство С.А.С. и покушался на умышленное убийство С.М.Н.

В кассационной жалобе и в дополнении к ней Х. утверждает, что к преступлению не причастен, что с 14 часов 01.12.05 до момента его задержания он находился дома, что могут подтвердить свидетели К.Р.Ф. и К.В.А., но что они судом не допрошены, что суд обосновал его вину показаниями потерпевшей, которая плохо видит и оговорила его, указывает, что явка с повинной им дана под воздействием недозволенных методов и просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение.

В возражениях на жалобу государственный обвинитель Я. считает ее необоснованной, а потерпевшие С.В.А. и С.М.Н. указывают, что полностью согласны с выводами суда и, кроме того, - что С.М.Н. хорошо разглядела Х.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы и возражения на нее, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Суд всесторонне и полно исследовал представленные сторонами обвинения и защиты доказательства, оценил их в совокупности и пришел к обоснованному выводу о виновности Х.

Так, потерпевшая С. подробно и последовательно рассказала, что в окно кто-то постучал, и муж вышел на улицу. Поскольку он не возвращался, она вышла во двор и увидела как Х. наносил мужу удары ножом в грудь. На ее крик Х. бросился к ней и стал ей наносить удары ножом в шею, щеку, левую руку. Она старалась увернуться, пинала Х. Муж на четвереньках заполз в дом и Х. бросился к нему и ударил ножом в живот. Муж взял ружье, но Х. стал вырывать его. Произошел выстрел и Х. упал вместе с ружьем. Ей удалось закрыть дверь и дозвониться до М. и сказать, что их порезали, и связь прервалась. Х. знает, как односельчанина, который неоднократно заходил к мужу, и увидев его она узнала, обратившись к нему: "Олег, что ты делаешь?".

Свидетель М. показала, что около 6 часов вечера она услышала телефонный звонок. По голосу она узнала С., сказавшую, что их порезали, они истекают кровью, а на ее вопрос ответила, что это Р. Прибежав к дому, обнаружила, что дом закрыт. С. открыла дверь и сказала, что их порезал Х., сын Раи.

Свидетели М., Т., К., К.В.А. пояснили, что со слов С. знают, что их порезал Х.

Свидетель К., кроме того, показал, что когда пришли к Х. увидели его лежащим на диване; ботинки у него были мокрые от снега, а между пальцами свидетель увидел у Х. размытые следы крови.

Из заключений судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть С. наступила от малокровия и геморраргического шока в результате множественных колото-резаных ран разных частей тела с повреждением внутренних органов (всего не менее 11 воздействий колюще-режущего предмета), а у С. обнаружены колото-резаные раны губы, шеи, левого плеча с причинением легкого вреда здоровью.

Согласно заключений судебно-биологической экспертизы на футболке Х. обнаружена кровь потерпевшего, а в смыве с ружья обнаружена кровь человека, происходящая от смешения крови С. и Х.

У самого Х., как видно из заключения судебно-медицинской экспертизы обнаружена поверхностная резаная рана, сопровождавшаяся наружным кровотечением, образовавшаяся от действия острого режущего предмета, а также кровоподтеки и ссадины верхних и нижних конечностей, ушибленная рана голени, которые могут являться следами, указывающими на возможную борьбу, самооборону или обоюдную драку.

Таким образом приведенные и другие доказательства опровергают доводы жалобы Х. о непричастности к преступлению, об оговоре его потерпевшей С., о неполноте следствия и судебного рассмотрения.

Доводы Х. об оказанном на него воздействии, послужившем написанию им явки с повинной опровергаются приведенной проверкой прокуратуры, не подтвердившей применение такого воздействия, и суд, кроме того, не привел в качестве доказательства ссылку на явку с повинной, и хотя и исследовал ее, но не признал как смягчающее наказание обстоятельство.

Как видно из материалов дела вопрос о необходимости допроса свидетелей К. не ставился и довод Х., что указанные свидетели подтверждают его нахождение дома является также несостоятельным, и потерпевшая С. прямо указала на Х., как на лицо, совершившее преступление, что в совокупности с другими доказательствами, указанными выше, исключает доводы Х. о наличии алиби, то есть о непричастности к убийству и покушению на убийство.

Вместе с тем квалификация действий Х., как совершенных из хулиганских побуждений является неправильной. Суд указал, что отношения между Х. и С. были нормальные, однако исходя из того, что Х. находился в состоянии алкогольного опьянения и его индивидуально-психологических особенностей: подозрительности, обидчивости, застревающей враждебности, суд пришел к выводу о наличии хулиганского мотива, однако с данным выводом согласиться нельзя, как основанного на предположениях, поэтому Судебная коллегия полагает, что данное квалифицирующее обстоятельство подлежит исключению из приговора, а действия Х. - переквалификации на ст. 105 ч. 1 УК РФ и ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, как совершенные на почве личных неприязненных взаимоотношений.

Назначенное Х. наказание в связи с изложенным подлежит смягчению.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Оренбургского областного суда от 24 августа 2006 года в отношении Х. изменить.

Действия Х. переквалифицировать со ст.ст. 105 ч. 2 п. "и", 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п.п. "а, и" УК РФ соответственно на ст. 105 ч. 1 УК РФ, назначив по ней наказание 14 лет лишения свободы, и на ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, назначив по ней наказание 12 лет лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности этих статей назначить 18 лет лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Х. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 января 2007 г. N 47-О06-91


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.