Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 января 2007 г. N 35-О06-76СП Основанием для отмены приговора послужили многочисленные нарушения уголовно-процессуального законодательства о производстве в суде присяжных

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 января 2007 г. N 35-О06-76СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 31 января 2007 г. кассационные жалобы осужденных Ш., Ф., Р.Ю.А., адвоката Р.В.М. на приговор Тверского областного суда с участим присяжных заседателей от 23 декабря 2004 г., которым

Ш., родившийся 11 августа 1968 года в гор. Твери,

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п. "в, ж, к" УК РФ к 15 годам;

по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в ред. ФЗ от 11.12.2003 г.) к 4 годам;

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату Федерального закона следует читать как "от 8 декабря 2003 г."


по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 годам;

по ст. 126 ч. 3 п. "а" УК РФ к 10 годам;

по ст. 30 ч. 3 и 159 ч. 3 п. "а, б" УК РФ (в ред. ФЗ от 13.06.96 г.) к 6 годам;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Р.Ю.А., родившийся 9 июня 1966 года в пос. Мостовая Оленинского района Тверской области, судимый:

25.06.98 г. по ст. 148 ч. 3, 218 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы;

17.04.2000 г. по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года лишения свободы;

21.05.2001 г. по ст. 163 ч. 2 п. "а, б, в", 69 ч. 5 УК РФ на 4 года лишения свободы, освобожден 22.03.2002 г.

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п. "в, ж, к" УК РФ к 16 годам;

по ст. 126 ч. 3 п. "а" УК РФ к 10 годам;

по ст. 30 ч. 3 и 159 ч. 3 п. "а, б" УК РФ (в ред. ФЗ от 13.06.96) к 5 годам 6 месяцам;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения на 19лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ф., родившийся 14 ноября 1975 года в гор. Твери,

осужден к лишению свободы: по ст. 127 ч. 2 п. "а" с применением ст. 64 УК РФ на 2 года; по ст. 30 ч. 3 и 159 ч. 3 УК РФ (в ред. ФЗ от 11.12.2003 г.) к 3 годам; по ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения на 3 года 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

И., родившийся 31 октября 1972 года в гор. Твери, судимый: 28.02.1995 г. по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года; 21.05.2001 г. по ст. 163 ч. 2 п. "а, б, в" УК РФ, 70 УК РФ на 4 года 1 месяц лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "в, ж, к" УК РФ к 7 годам; по ст. 126 ч. 3 п. "а" УК РФ к 7 годам; по ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п. "а, б" УК РФ (в ред. ФЗ от 13.06.96 г.) к 4 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ о совокупности преступлений путем частичного сложения на 12 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Приговор о нем не обжалован и дело рассматривается в порядке ст. 360 ч. 2 УПК РФ.

На основании вердикта присяжных заседателей приговором суда признаны виновными: Ш., Р., И. в покушении на мошенничество в крупном размере, организованной группой; в похищении человека организованной группой, из корыстных побуждений и убийстве Н., заведомо находящегося в беспомощном состоянии, с целью сокрытия другого преступления, организованной группой. Ш. и Ф. в незаконном лишении свободы М. и Н. группой лиц по предварительному сговору. Ш. также в мошенничестве в крупном размере, а Ф. в покушении на мошенничество в крупном размере, организованной группой. Эти преступления совершены в период с января 2002 года по май 2003 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ "...", объяснения осужденных Ш., Р. и адвокатов А. и Я. в поддержку жалоб и мнение прокурора П., об оставлении жалоб без удовлетворения, а приговор без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационных жалобах: Ш. просит об отмене приговора ссылаясь на то, что постановка вопросов в вопросном листе не отвечает требованиям ст.ст. 338, 339 УПК РФ, поскольку в вопросах 25 и 26 не конкретизированы его действия по убийству Н., хотя убийства он не совершал, неправильно признан потерпевшим Департамент управление имуществом и земельными ресурсами. Судья не поставил вопроса о событии преступления по похищению человека, а вопросном листе нет ответа на 14 вопрос о его виновности в похищении Н. и нет утверждения о том, что он действовал в составе организованной группы, а вывод суда в приговоре о том, что обвиняемые действовали в составе организованной группы не основан на вердикте присяжных, как и вывод суда о квалификации его действий по ст. 126 ч. 3 п. "а", а Ф. по ст. 127 ч. 2 УК РФ и об их виновности. Считает, что признан виновным в деянии, событие которого не установлено присяжными заседателями и указанное в вопросе N 1 деяния подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

Судом присяжных не исследовался вопрос о том, что Н. являлся недееспособным и беспомощным. В вопросе N 25 не содержится деяния, отражающую причинную связь между его действиями и наступлением смерти Н., что исключает постановку последующих вопросов.

В вопросном листе не указано и не установлено присяжными деяния, содержащего все признаки преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, как не установлено деяния для привлечения его по ст. 105 ч. 2 УК РФ. Считает незаконным проведение экспертизы по оценке квартир и незаконно квалификацию его действий по ст. 127 УК РФ без учета показаний Д. и Ф. и рекомендации врачей о необходимости осуществления за М. постоянного контроля и наблюдения, как и квалификации покушения на мошенничество, поскольку вердиктом не установлено какие действия он совершал. Считает, что не установлен сговор на убийство Н., которое является эксцессом исполнителя - И. Не решался следователем и судом вопрос о выделении дела по факту мошенничества в отношении квартиры М., а также о невозможности выделения дела в отдельное производство в связи с их отказом от суда присяжных заседателей.

Незаконно были признаны в качестве допустимых доказательств - показание его жены, Ф. - допрошенного в качестве свидетеля, протокол опознания Г. - его по фотографии, показания свидетелей И. и П., заключение дополнительной судебно-медицинской экспертизы Н. и протокол обыска в свадебном салоне и в квартире.

Считает, что суд необоснованно признал отягчающим наказание обстоятельством совершение преступления в отношении беспомощных лиц, а также не в полной мере учел смягчающие наказание обстоятельства.

Ф. просит об отмене приговора в связи с нарушениями процессуального закона и неправильной квалификации его действий. Указывает, что возражение против рассмотрения дела судом присяжных, но следователь не вынес постановления о невозможности выделения дела. Судья ошибочно руководствовался ст. 343 УПК РФ, поэтому приговор подлежит отмене. Судом не исследованы показания К., чем нарушено его право на защиту. По эпизоду с квартирой Н. имелось приготовление к преступлению, а на покушение. При назначении наказания судом не учтены все смягчающие обстоятельства и при назначении наказания нарушена ст. 66 ч. 2, 3 УК РФ. Судом исследован ряд недопустимых доказательств с участием присяжных заседателей, поэтому вердикт является незаконным. Вопросный лист составлен с нарушениями, так как вопрос N 22 содержит формулировку двух преступлений, что является основанием к отмене приговора. Протокол судебного заседания оформлен с нарушением ст. 474 УПК РФ. По эпизоду лишения свободы потерпевших, его действия не могут квалифицироваться по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ, поскольку не установлен прямой умысел и соисполнительство участников группы.

Р. просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение. Считает, что в вопросном листе не ставился вопрос о похищении им потерпевшего, поэтому судом не установлено событие этого преступления и виновность вердиктом. Кроме того, не дан ответ о его виновности в лишении жизни Н. в вопросах 30 и 36.

В деле отсутствуют сведения о беспомощном состоянии Н., однако судебно-психиатрическая экспертиза в отношении него проводилась. Считает, что И. давал показания под принуждением работников милиции, о чем свидетельствует видеозапись его показаний при выходе на место происшествия, просмотренная присяжными заседателями, а отсутствие видеозаписи в материалах дела, нарушает его право на защиту. Судом были исследованы недопустимые доказательства - заключение судмедэксперта по трупу Н. и показания свидетеля Ш., Ф., протокол его опознания А. В вопросном листе не поставлен вопрос об организованной группе. Считает неправильным указание суда на отягчающие обстоятельства. Кроме того, ссылается на неправильную позицию его адвоката в кассационной жалобе.

Адвокат Р. в интересах Р. просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на нарушение судом требований ст. 339 УПК РФ, поскольку в вопросном листе ставились вопросы в отношении нескольких подсудимых, что исключало возможность присяжным заседателям дать отрицательный ответ о виновности Р.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и адвоката государственный обвинитель просит оставить жалобы без удовлетворения, а приговор без изменения.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката осужденный Р. считает позицию адвоката противоречащей его позиции.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 338 ч. 1 УПК РФ судья с учетом результатов судебного следствия и прений сторон формулирует в письменном виде вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями.

При этом вопросы должны ставиться с изложением фактических обстоятельств, установление которых является исключительной компетенцией присяжных заседателей, а фактические обстоятельства должны быть изложены с такой полнотой, которая была бы достаточной для постановления приговора, который, в свою очередь, в силу ст. 351 УПК РФ должен быть основан на вердикте присяжных заседателей.

В соответствии с требованиями ч.ч. 1, 2 ст. 339 УПК РФ по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса:

- доказано ли, что деяние имело место;

- доказано ли, что это деяние совершил подсудимый;

- виновен ли подсудимый в совершении этого деяния;

В вопросном листе возможна также постановка одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением этих вопросов.

Однако данные требования закона судом не были выполнены.

Так, в вопросном листе, представленном на обсуждение присяжным заседателям и провозглашенным судьей, в деянии, имеющем отношение к Н., вопрос N 14 поставлен таким образом: "Виновен ли Ш. в совершении действий, указанных в 6 вопросе?", хотя 6 вопрос поставлен в отношении действий Ш., направленных против М.

Вопрос 30 поставлен: "виновен ли Р. в совершении действий, указанных в 28 вопросе?", а 28 вопрос гласит "Заслуживает ли Ш. снисхождения".

Вопрос 33 поставлен: "Виновен ли И. в совершении действий, указанных в 31 вопросе?", а 31 вопрос гласит: "Заслуживает ли Р. снисхождения?".

Вопрос 36 поставлен: "Виновен ли Р. в совершении действий, указанных в 34 вопросе?", а 34 вопрос гласит "заслуживает ли И. снисхождения?" (т. 7 л.д. 181, 184, 192, 183, 194, 195).

Таким образом, в вопросном листе присяжными заседателями не даны ответы на один из трех основных вопросов - на третий вопрос: "виновен ли подсудимый в совершении этого деяния?":

Ш. в деянии по завладению квартирой Н., похищении его и незаконном лишении его свободы;

Р. в лишении жизни Н.; И. в лишении жизни Н.; Р. в укрывательстве трупа Н.

Таким образом, судом нарушены требования уголовно-процессуального закона - ст.ст. 338, 339 УПК РФ, а это в силу ч. 2 и п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ является основанием к отмене приговора.

По изложенным основаниям приговор суда с участием присяжных заседателей подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания в тот же суд в ином составе судей.

Поскольку приговор суда отменяется из-за нарушений уголовно-процессуального закона, то другие доводы кассационных жалоб, в том числе и относящиеся к процедуре ведения суда присяжных заседателей могут быть предметом обсуждения при новом рассмотрении уголовного дела по первой инстанции.

Меру пресечения Ш., Р., И. в виде заключения под стражу, а Ф. в виде подписки о невыезде, Судебная коллегия считает необходимым оставить без изменения.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Тверского областного суда от 23 декабря 2004 года в отношении Ш., Р., И., Ф. отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

Меру пресечения Ш., Р., И., содержание под стражей, а Ф. - подписку о невыезде оставить без изменения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 января 2007 г. N 35-О06-76СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.