Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 декабря 2003 г. N 43-Г03-12 О признании частично недействующим постановления Правительства Удмуртской Республики от 18 октября 1999 г. N 1022

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 декабря 2003 г. N 43-Г03-12


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 10 декабря 2003 года дело по кассационным жалобам Правительства Удмуртской Республики, Министерства экономики Удмуртской Республики на решение Верховного суда Удмуртской Республики от 16 сентября 2003 года, которым удовлетворено заявление прокурора Удмуртской Республики о признании недействующими пункта 1 постановления Правительства Удмуртской Республики от 18 октября 1999 г. N 1022 и ряда пунктов утвержденного им Положения об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд Удмуртской Республики.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х.В.Б., объяснения представителя администрации Президента и Правительства Удмуртской Республики П.В.М., поддержавшего доводы кассационных жалоб, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Г.М.М., считавшей решение суда по существу правильным, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

прокурор Удмуртской Республики обратился в Верховный суд Удмуртской Республики с вышеуказанным заявлением, ссылаясь на противоречие оспоренных им положений пункта 1 постановления Правительства Удмуртской Республики от 18 октября 1999 г. N 1022 и ряда пунктов утвержденного им Положения об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд Удмуртской Республики федеральному закону.

Решением суда от 16 сентября 2003 года заявление прокурора удовлетворено, пункт 1 постановления Правительства Удмуртской Республики от 18 октября 1999 г. N 1022, абзац 2 пункта 1.1, пункты 1.3-1.9, 2.1, 3.1-3.3.5, 4.1, 4.2, 5.1-5.8, 5.10-5.13, 6.1, 6.2, 7.1-7.14, 8.1-8.13, 9.1-9.4, 10.1-10.5 утвержденного им Положения об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд Удмуртской Республики с 1 января 2000 года признаны недействующими.

В кассационных жалобах Правительства Удмуртской Республики, Министерства экономики Удмуртской Республики просит об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает решение суда по существу правильным и оснований для его отмены не находит.

Как видно из материалов дела, постановлением Правительства Удмуртской Республики от 18 октября 1999 г. N 1022 утверждено Положение об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд Удмуртской Республики.

Предметом правового регулирования указанного Положения, принятого в целях правового обеспечения конкурсной системы закупок товаров, работ и услуг, являются отношения в области поставок для государственных нужд за счет средств различных бюджетов путем заключения контрактов и (или) размещения государственных либо муниципальных заказов на поставку товаров, работ и услуг для государственных нужд Удмуртской Республики.

Удовлетворяя вышеназванное заявление прокурора, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что в соответствии с пунктами 1 и 5 статьи 72 Бюджетного кодекса Российской Федерации государственный или муниципальный контракт - договор, заключенный органом государственной власти или органом местного самоуправления, бюджетным учреждением, уполномоченным органом или организацией от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования с физическими и юридическими лицами в целях обеспечения государственных или муниципальных нужд, предусмотренных в расходах соответствующего бюджета.

Отношения, связанные с государственными и муниципальными контрактами, регулируются федеральными законами, законами и законодательными актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами представительных органов местного самоуправления.

В силу статей 2, 4 и 5 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ Правительство Удмуртской Республики законодательным органом Удмуртской Республики не является и законодательных актов не принимает.

Поскольку в данном случае имеют место отношения, связанные с государственными и муниципальными контрактами, то они в силу пункта 5 статьи 72 Бюджетного кодекса РФ должны регулироваться федеральными законами, законами и законодательными актами субъектов Российской Федерации, а не нормативным правовым актом органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 4 статьи 3 этого же Кодекса органы государственной власти субъектов Российской Федерации принимают нормативно-правовые акты, регулирующие бюджетные правоотношения в пределах своей компетенции.

Учитывая, что обжалуемый нормативный правовой акт принят Правительством Удмуртской Республики с превышением полномочий, суд сделал правильный вывод о том, что оно нарушило права неопределенного круг лиц, защиту которых прокурор вправе осуществлять на основании пункта 4 статьи 27 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".

Ссылка в кассационной жалобе на то, что оспариваемое Положение не устанавливает отношений, связанных с государственными или муниципальными контрактами, является необоснованной, поскольку опровергается текстом этого Положения.

Довод жалобы об изложении судом статьи 3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ в недействующей редакции на правильность вывода суда о принятии органом исполнительной власти республики оспариваемого нормативного правового акта с превышением своих полномочий не влияет.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения суда не имеется.

Вместе с тем, Судебная коллегия считает необходимым внести в решение некоторые уточнения.

Поскольку пункт 1 постановления Правительства Удмуртской Республики от 18 октября 1999 г. N 1022, абзац 2 пункта 1.1, пункты 1.3-1.9, 2.1, 3.1-3.3.5, 4.1, 4.2, 5.1-5.8, 5.10-5.13, 6.1, 6.2, 7.1-7.14, 8.1-8.13, 9.1-9.4, 10.1-10.5 утвержденного им Положения признаны судом недействующими, то есть заявление прокурора удовлетворено в полном объеме заявленных требований, указания в мотивировочной и резолютивной частях решения о частичном удовлетворении заявления прокурора подлежат исключению.

Учитывая, что требования о признании недействующим пункта 5.9 оспариваемого Положения прокурором не заявлялись, суждения в мотивировочной части решения о соответствии данного пункта федеральному закону также подлежат исключению.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 360 и 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного суда Удмуртской Республики от 16 сентября 2003 года по существу оставить без изменения, а кассационные жалобы Правительства Удмуртской Республики и Министерства экономики Удмуртской Республики - без удовлетворения, исключив из решения указания о частичном удовлетворении заявления прокурора и суждения о соответствии пункта 5.9 оспариваемого Положения федеральному закону.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 декабря 2003 г. N 43-Г03-12


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение