Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 июля 2007 г. N 3246/07 Дело направлено на новое рассмотрение для установления соответствия законодательству и обоснованности вывода антимонопольного органа о наличии в действиях предпринимателя и общества признаков недобросовестной конкуренции

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 июля 2007 г. N 3246/07


Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Председателя Высшего

Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Исайчева В.Н., Козловой О.А., Моисеевой Е.М., Нешатаевой Т.Н., Першутова А.Г., Сарбаша С.В., Слесарева В.Л. -

рассмотрел заявления индивидуального предпринимателя Бредния В.В. и открытого акционерного общества "Милко" о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции от 23.03.2006, постановлений суда апелляционной инстанции от 31.07.2006 и от 26.09.2006 Арбитражного суда Красноярского края по делу N А33-26221/04-С6 и постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.01.2007 по тому же делу.

В заседании приняли участие представители:

от заявителя - открытого акционерного общества "Милко" - Головань П.А.;

от заявителя - предпринимателя Бредния В.В. - Варичева Ю.В., Гармаев А.П., Морозов М.А.

от общества с ограниченной ответственностью "Компания "Арта" - Меньшикова А.И.

Заслушав и обсудив доклад судьи Моисеевой Е.М., а также объяснения присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.

Индивидуальный предприниматель Бредний Вадим Витальевич (далее - предприниматель) обратился в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании недействительными решения и предписания от 21.07.2004 N 007-10-03 Управления федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю (далее - антимонопольный орган).

Определением суда первой инстанции от 21.10.2004 к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью "Компания "Арта" (далее - компания) и открытое акционерное общество "Милко" (правопреемник общества с ограниченной ответственностью "Милко"; далее - общество).

Решением суда первой инстанции от 25.01.2005 заявленные требования удовлетворены.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 22.04.2005 решение суда отменено, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа постановлением от 29.07.2005 указанные судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Решением суда первой инстанции от 23.03.2006 в удовлетворении требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 31.07.2006 названное решение суда отменено.

Определением суда апелляционной инстанции от 31.07.2006 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена индивидуальный предприниматель Бредний Раиса Иннокентьевна.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 26.09.2006 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа постановлением от 11.01.2007 решение суда первой инстанции от 23.03.2006 и постановления суда апелляционной инстанции от 31.07.2006 и от 26.09.2006 оставил без изменения.

В заявлениях, поданных в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции от 23.03.2006, постановлений суда апелляционной инстанции от 31.07.2006 и от 26.09.2007 Арбитражного суда Красноярского края и постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.01.2007 предприниматель и общество просят их отменить, ссылаясь на неправильное толкование и применение судами Закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" и Закона Российской Федерации от 22.03.1991 N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (далее - Закон о конкуренции).

В отзыве на заявления компания просит указанные судебные акты оставить без изменения как соответствующие действующему законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлениях, отзыве на них и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Компания 24.12.2002 обратилась в антимонопольный орган с заявлением о пресечении недобросовестной конкуренции со стороны предпринимателя и общества, выразившейся в использовании ими деловой репутации компании, ее интеллектуальной собственности посредством изготовления и продажи продукции (молока) в упаковке с дизайн-макетом, имеющим сходный вид с дизайн-макетами, используемыми самой компанией, с целью продвижения собственной продукции.

Антимонопольный орган решением от 21.07.2004 N 007-10-03 признал, что предприниматель и общество нарушили пункт 1 статьи 10 Закона о конкуренции, не допускающий продажу, обмен или иное введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполнения работ, услуг. Предприниматель признан также нарушившим пункт 2 этой статьи Закона, не допускающий недобросовестную конкуренцию, связанную с приобретением и использованием исключительных прав на средства индивидуализации. Кроме того, антимонопольный орган решил направить в федеральный орган исполнительной власти в области патентов и товарных знаков свой акт для решения в порядке, установленном законодательством о товарных знаках, вопроса о признании недействительной регистрации объектов исключительных прав (товарных знаков по свидетельствам от 05.02.2003 N 237675, от 07.05.2003 N 245356). Антимонопольный орган выдал предписание обществу и предпринимателю о прекращении договоров от 03.06.2002 о размещении на упаковке молока художественного изображения - дизайна молочной продукции "Молоко стерилизованное "Селенга" - и поставки молока в названной упаковке, а также реализации продукции.

Предприниматель, не согласившись с решением и предписанием антимонопольного органа, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании этих ненормативных актов недействительными, сославшись на нарушение законодательства, превышение полномочий и недоказанность факта совершения предпринимателем и обществом действий, которые могут быть квалифицированы как недобросовестная конкуренция.

При рассмотрении спора суды установили следующее.

По договору от 10.05.1998 N 200-к открытое акционерное общество "РА "Анатольев и партнеры" передало компании исключительное право на использование индивидуального дизайна упаковки четырех видов молочной продукции в виде графического изображения, содержащего также фирменный логотип компании-производителя "АРТА".

Компания 11.01.2000 и 20.12.2001 заключила с предпринимателем договоры поставки молока стерилизованного в такой упаковке. Также по договору от 06.09.2001 компания предоставила предпринимателю право на продажу молока с ее логотипом на территории Республики Бурятия и Монголии.

Между тем на основании авторского договора от 02.06.2002 N 001 предприниматель получил права на использование другого изображения с обозначением "Селенга", которое стало размещаться на упаковке молока, поставляемого обществом по договору с предпринимателем. Молоко в такой упаковке реализовывалось предпринимателем на территории Красноярского края и Республики Бурятия.

Суды признали компанию и предпринимателя обладателями исключительных прав на разные изображения, используемые на упаковках, но сослались на наличие между этими изображениями сходства, способного вызвать смешение внешнего вида товара разных производителей. Суды согласились с выводом антимонопольного органа о том, что предприниматель, приобретший исключительные права на дизайн упаковки позже компании, фактически получил необоснованное преимущество в предпринимательской деятельности, выраженное в формировании и поддержании потребительского интереса к своему продукту за счет использования упаковки и репутации компании.

Указанные выводы противоречивы и не подтверждены ссылкой на статью 10 Закона о конкуренции, определяющую формы недобросовестной конкуренции.

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Закона о конкуренции не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе продажа, обмен или иное введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполнения работ, услуг.

Согласно пункту 2 этой же статьи не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительных прав на средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или оказываемых услуг.

Исходя из содержания названных норм, лицо, обратившееся в антимонопольный орган, должно доказать, во-первых, что оно является правообладателем исключительных прав на определенный результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (с указанием объекта охраны); во-вторых, что указанное им в заявлении лицо незаконно, то есть без его разрешения, использует объект охраны; в-третьих, что использование объекта охраны осуществляется определенным способом.

Пункт 2 статьи 10 Закона о конкуренции касается только средств индивидуализации, поэтому (в данном случае) необходимо было представить доказательства регистрации товарного знака.

Компания требовала охраны графического изображения, включавшего ее оригинальный логотип и другие изобразительные элементы (пасущиеся на пастбищах коровы, наименование продукции (молоко) и его качественные характеристики), то есть охраны объекта, авторские права на который принадлежат компании.

Антимонопольный орган квалифицировал объект охраны по-разному: оригинал-макет, дизайн-макет, дизайн упаковки, художественное изображение, произведение дизайна. При этом подчеркивалось, что речь идет о защите только объекта авторского права, поскольку на момент подачи заявления в антимонопольный орган документов о предоставлении охраны изображениям на упаковке в качестве товарного знака ни у компании, ни у предпринимателя не имелось. Тем самым антимонопольный орган рассмотрел гражданско-правовой спор, связанный с авторским правом, не подлежащий рассмотрению по существу этим органом.

Однако исходя из пункта 1 статьи 10 Закона о конкуренции не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества и количества товара или его изготовителей.

Аналогичное положение содержится в статье 10 bis Парижской конвенции о защите промышленной собственности (далее - Парижская конвенция), признающей актом недобросовестной конкуренции всякий акт конкуренции, противоречащий частным обычаям в промышленных и торговых делах.

Согласно требованиям указанной нормы подлежат запрету все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента.

Доказательств, подтверждающих доводы компании о введении предпринимателем и обществом потребителей в заблуждение вследствие использования схожих упаковок как иной формы недобросовестной конкуренции, в решении антимонопольного органа не приведено.

Введение в заблуждение потребителей в качестве основания для признания действий предпринимателя и общества актом недобросовестной конкуренции в решении антимонопольного органа не приводилось. Поэтому надлежит проверить фактические обстоятельства и установить соответствие законодательству и обоснованность общего вывода антимонопольного органа о наличии в действиях предпринимателя и общества признаков недобросовестной конкуренции в иной, чем указано в решении, но предусмотренной статьей 10 Закона о конкуренции и статьей 10 bis Парижской конвенции форме.

Таким образом, оспариваемые судебные акты в силу пункта 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

решение суда первой инстанции от 23.03.2006, постановления суда апелляционной инстанции от 31.07.2006 и от 26.09.2006 Арбитражного суда Красноярского края по делу N А33-26221/04-С6 и постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.01.2007 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции Арбитражного суда Красноярского края.

Спор возник по поводу оспаривания предписания антимонопольного органа, в соответствии с которым было признано, что предприниматель и общество нарушили Закон РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", не допускающий продажу, обмен или иное введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполнения работ, услуг. Основанием для вынесения такого предписания послужил тот факт, что предприниматель, приобретший исключительные права на дизайн упаковки товара, поставляемого обществом, позже компании, фактически получил необоснованное преимущество в предпринимательской деятельности, выраженное в формировании и поддержании потребительского интереса к своему продукту за счет использования упаковки и репутации компании. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, отменяя состоявшиеся судебные акты и отправляя дело на новое рассмотрение, указал следующее.

Компания требовала охраны графического изображения, включавшего ее оригинальный логотип и другие изобразительные элементы, то есть охраны объекта, авторские права на который принадлежат компании. Антимонопольный орган квалифицировал объект охраны по-разному: оригинал-макет, дизайн-макет, дизайн упаковки, художественное изображение, произведение дизайна. При этом подчеркивалось, что речь идет о защите только объекта авторского права, поскольку на момент подачи заявления в антимонопольный орган документов о предоставлении охраны изображениям на упаковке в качестве товарного знака ни у компании, ни у предпринимателя не имелось. Тем самым антимонопольный орган рассмотрел гражданско-правовой спор, связанный с авторским правом, не подлежащий рассмотрению по существу этим органом. Кроме того, в соответствии с п. 1 ст. 10 Закона о конкуренции не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества и количества товара или его изготовителей. Однако доказательств, подтверждающих доводы компании о введении предпринимателем и обществом потребителей в заблуждение вследствие использования схожих упаковок как иной формы недобросовестной конкуренции, в решении антимонопольного органа не приведено. Поэтому Президиум предписал при новом рассмотрении дела проверить обоснованность вывода антимонопольного органа о наличии в действиях предпринимателя и общества признаков недобросовестной конкуренции в иной, чем указано в решении, но предусмотренной ст. 10 Закона о конкуренции форме.


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 июля 2007 г. N 3246/07


Текст постановления размещен на сайте Высшего Арбитражного Суда РФ в Internet (http://www.arbitr.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.