Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 июля 2007 г. N 238-П06 Приговор в отношении осужденного за участие в банде и совершенных ею разбойных нападениях, а также за незаконные приобретение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов в составе организованной группы подлежит отмене с передачей дела на новое кассационное рассмотрение в связи со значительными нарушениями порядка проведения следственных действий, а также порядка составления обвинительного приговора

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 июля 2007 г. N 238-П06


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе защитника Д.В.А. на приговор Липецкого областного суда от 30 мая 2002 г., по которому

Д.А.В., родившийся 21 июля 1980 г. в г. Елец Липецкой области, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, в" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. По ст. 222 ч. 4 УК РФ Д. оправдан за недоказанностью его участия в совершении данного преступления.

По этому же приговору осуждены Т., М., К., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.

По делу разрешены гражданские иски.

Кассационным определением Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 24 сентября 2002 г. приговор оставила без изменения.

В надзорной жалобе защитник Д.В.А. ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Е.И., изложившего обстоятельства дела, содержание приговора, кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации З.Е.Л., полагавшего надзорную жалобу оставить без удовлетворения, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Д. осужден за участие в банде и совершенных ею разбойных нападениях на К.И.П., К.А.В., А.Д.А., А.А.Д., М.С.В. и Л., а также за незаконные приобретение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов в составе организованной группы. Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Т. летом 2001 года организовал банду с целью совершения нападений на граждан и вовлек в нее своих родственников Д. и К., а также знакомого М.Д.Б., совместно с которыми совершал разбойные нападения на граждан. Созданная устойчивая преступная группа имела стабильный состав, тесную взаимосвязь между участниками, постоянство форм и способов преступной деятельности. Нападения на граждан планировались, подыскивались объекты для нападения, производилось предварительное обследование места нападения, разрабатывались меры по сокрытию преступлений, приобретались перчатки, изготавливались маски, распределялись роли в совершаемых преступлениях между участниками банды. На вооружении банды имелось огнестрельное оружие, пригодное для стрельбы боевыми патронами калибра 9 мм: самодельный пистолет с устройством для бесшумной стрельбы и 6 патронов к нему калибра 9 мм, а также газовый пистолет G 019960 RECK MIAMI Mod. "92 RTB 488/cal/9 mm P.А." германского производства, приспособленный для стрельбы боевыми патронами калибра 9 мм, и 2 патрона к нему калибра 9 мм. Данное оружие носилось подсудимыми Т., М. и Д., передавалось друг другу. Никто из подсудимых права на приобретение, хранение и ношение оружия не имел. Для обеспечения мобильности при подготовке и совершении преступлений члены банды имели в своем распоряжении автомобиль "УАЗ"31514 (гос. номер В892МО/48), который они использовали для выслеживания потерпевших, выезда для совершения разбойных нападений и отъезда с места их совершения. Денежные средства, полученные в результате неправомерного завладения ими в ходе преступлений, распределялись в равных долях между членами банды.

В период с 21 августа 2001 г. по 6 октября 2001 г. подсудимыми в составе банды был совершен ряд нападений на граждан. Так, в ночь с 20 на 21 августа 2001 г. Т., Д. и К. с целью хищения чужого имущества, вооружившись самодельным пистолетом, заряженным 6 патронами калибра 9 мм, резиновой дубинкой, металлической монтировкой, на автомобиле "УАЗ"-31514 под управлением Д. выехали на автодорогу "Дон". В районе с. Миролюбовка Задонского района Липецкой области около 2 часов ночи осужденные напали на гражданина К.И.П., отдыхавшего в автомобиле "ГАЗ"-3110 (гос. номер Е 793 РС/26) с требованием отдать деньги. Пытаясь пресечь попытку К.И.П. уехать, Т. произвел выстрел из имевшегося у него пистолета в К.И.П., причинив тяжкий вред его здоровью.

Ночью 27 сентября 2001 г. они же в целях хищения чужого имущества в составе созданной банды, вооружившись самодельным пистолетом с боевыми патронами, на автомобиле "УАЗ" под управлением Д. выехали на автодорогу "Дон". В районе с. Миролюбовка Задонского района Липецкой области около 3 часов Т., М. и Д. с применением оружия напали на гражданина К.А.В., водителя автомобиля "КАМАЗ" 5320, угрожая имевшимся у них пистолетом, осужденные потребовали от К.А.В. отдать имеющиеся у него деньги. Подавив волю К.А.В. к сопротивлению, открыто похитили у него 4000 рублей.

В эту же ночь, 27 сентября 2001 г., Т., Д. и М., вооружившись самодельным пистолетом, заряженным патронами калибра 9 мм, газовым пистолетом, заряженным патронами калибра 9 мм, пригодными для стрельбы боевыми патронами калибра 9 мм, резиновой дубинкой, на автомобиле под управлением Д. выехали на автодорогу "Дон". В районе 405 км автодороги "Дон", проходящей по Задонскому району Липецкой области, около 4 часов ночи, осужденные напали на граждан А.Д.А. и А.А.Д., производивших ремонт автомашины ЗИЛ-133. Пытаясь пресечь попытку А.Д.А. и А.А.Д. оказать сопротивление, Т. и М. начали избивать А.Д.А. резиновой дубинкой, угрожая убийством ему и его сыну из имевшихся у них пистолетов и требуя отдать деньги. При этом Д. держал пистолет у головы А.Д.А. Подавив у потерпевших волю к сопротивлению, Т., Д. и М. похитили из автомобиля ЗИЛ-133 деньги в сумме 60000 рублей, принадлежавшие А.Д.А. и А.А.Д.

6 октября 2001 г., ночью, Т., Д. и М., вооружившись самодельным пистолетом, заряженным патронами калибра 9 мм, резиновой дубинкой, на автомобиле "УАЗ"-31514 под управлением Д. выехали на автодорогу "Дон". В районе с. Тимирязевка Задонского района Липецкой области примерно в 3 часа ночи напали на водителя М.С.В., ремонтировавшего автомобиль "ГАЗ"-33021, и экспедитора Л., отдыхавшую в кабине. Они ударили М.С.В. по голове, отчего последний потерял сознание. После этого осужденные отогнали указанный автомобиль от трассы. Затем Т., действуя согласованно с остальными членами преступной группы, открыто похитили принадлежавшие Л. деньги в сумме 1592 рубля, а также вверенные Л. деньги в сумме 2908 рублей, принадлежавшие ООО магазину "Олимп" г. Воронежа. Кроме того, из кузова автомобиля "ГАЗ"-33021 Т., М. и Д. похитили одну пару сапог детских стоимостью 550 рублей, три пары сапог женских стоимостью 540 рублей, всего на общую сумму 2170 рублей. При этом М. для подавления решимости М.С.В. к сопротивлению произвел выстрел из самодельного пистолета с приспособлением для бесшумной стрельбы в его сторону и ударил ногой в живот, после чего открыто похитил у М.С.В. принадлежавшие последнему деньги в сумме 400 рублей.

В надзорной жалобе защитник Д.В.А. указывает, что приговор является незаконным и необоснованным в связи с нарушением права Д.А.В. на защиту. В основу приговора положены недопустимые доказательства, в частности, показания К., данные протокола осмотра места происшествия, выводы заключений криминалистических экспертиз.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Президиум Верховного Суда полагает необходимым отменить кассационное определение.

Согласно ст. 388 УПК РФ, в кассационном определении приводится изложение доводов лица, подавшего жалобу или представление, и возражения других лиц, участвовавших в заседании суда кассационной инстанции, а также указываются мотивы принятого решения. Это требование закона по настоящему делу не выполнено.

Так, содержание кассационных жалоб осужденного Д. и его защитника Д.В.А. изложены в кассационном определении следующим образом: "Осужденный Д., отрицая вину в преступлениях, за совершение которых он осужден, ссылаясь на то, что его оговорил его же родственник К., других доказательств его причастности к совершенным преступлениям не имеется, просит приговор отменить и дело направить на новое расследование.

Защитник Д.В.А., ссылаясь и на доводы, приводимые в других жалобах, просит приговор отменить и дело направить на новое расследование. Считает, что по делу другие версии не проверены. Указывает, что помимо заключения эксперта по микрочастицам других доказательств, подтверждающих то, что Д. носил оружие - пистолет, не имеется. Полагает, что в протокол осмотра места происшествия дописано слово "гильза". Гильза в заключениях экспертиз должным образом не описана". Между тем жалобы содержат и иные многочисленные доводы, проверка и оценка которых могли повлиять на выводы суда, но они в кассационном определении не изложены и ответы на них не имеются, что ставит под сомнение законность и обоснованность определения. В частности, осужденный Д. и защитник Д.В.А. в своих кассационных жалобах указывали, что при производстве следственных действий отсутствовали понятые; протокол осмотра места происшествия не подписан лицом, принимавшим в нем участие; с места происшествия изъят пистолет с одним номером, а на экспертизу направлен пистолет с другим номером; на месте происшествия изъята гильза, имеющая маркировку, отличную от той, которая направлялась на экспертизу; вещественные доказательства, изъятые с места происшествия, опечатывались печатью, отличающейся по номеру с поступившей на экспертизу; не проверялась причастность к данным преступлениям других лиц; показания К., который является психически больным, получены в результате применения недозволенных методов ведения следствия; специалист-криминалист Ш., принимавший участие в осмотре места происшествия, незаконно проводил по данному делу экспертизу, что фактически признано судом, также согласно протоколу, в отношении него не выполнены требования ст. 133-1 УПК РСФСР.

Кроме того, в жалобах указывается, что на пистолете, который, по мнению следствия, служил орудием преступления, обнаружены волокна, могущие входить в свитер Д. Между тем этот свитер был приобретен после совершения преступления, что свидетельствует о недоказанности виновности Д. по ч. 3 ст. 222 УК РФ. В материалах дела отсутствуют данные законности проведения фоноскопической экспертизы. При проведении опознания А. опознал не Д., а статиста. Потерпевший К.И.П. показал, что преступление было совершено около 5 часов утра, а зарегистрировано в милиции - в 4 час. 25 мин. При постановлении приговора нарушена тайна совещательной комнаты.

Таким образом, кассационная инстанция, не приведя в определении доводы жалоб и не дав на них ответа, ограничила гарантированные процессуальным законом права участников судопроизводства на принятие по делу справедливого решения, в связи с чем защитник по аналогичным доводам был вынужден обратиться в суд надзорной инстанции. Что касается доводов надзорной жалобы о нелигитимности адвоката С., то довод также подлежит проверке в суде кассационной инстанции. Органами следствия вменялось в вину то, что Т. в неустановленное время приобрел два пистолета, один из которых, часть патронов передал Д.

Согласно ст. 314 УПК РСФСР, описательная часть обвинительного приговора должна, в частности, содержать описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием места, времени и способа его совершения. Однако органы следствия и суд не установили время приобретения Т. оружия и боеприпасов и передачи их Д., хотя это является обязательным признаком названного закона, от этого зависит и применение сроков давности привлечения к уголовной ответственности. Данному обстоятельству суд и Судебная коллегия оценки не дали.

Кроме того, по смыслу закона под незаконным приобретением оружия следует понимать его покупку, получение в дар или в уплату долга, в обмен на товары и вещи, присвоение найденного. Между тем из приговора следует, что на вооружении банды имелось оружие, которое ее члены передавали друг другу при подготовке и совершении преступления.

С учетом изложенного Судебная коллегия также должна была рассмотреть вопрос о наличии либо отсутствии в действиях Д. признака приобретения огнестрельного оружия, являющегося одним из действий, образующих объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ. При таких обстоятельствах определение подлежит отмене с передачей дела на новое кассационное определение, при котором надлежит учесть допущенные нарушения закона.

Руководствуясь ст. 407, п. 5 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу защитника Д.В.А. удовлетворить частично.

2. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2002 г. в отношении Д. отменить и дело передать на новое кассационное рассмотрение.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 июля 2007 г. N 238-П06


Текст постановления размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение