Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 мая 2007 г. N 157-п07пр Основанием для смягчения приговора послужили факты того, что действия осужденного были излишне квалифицированны как убийство, сопряженное с насильственными действиями сексуального характера, поскольку за данные действия он привлечен к ответственности по соответствующей статье УК РФ, а также явка с повинной и освобождение последнего от наказания по предыдущему приговору актом амнистии

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 мая 2007 г. N 157-п07пр


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Б.А.Э. и надзорной жалобе осужденного Б.С.П. на приговор Красноярского краевого суда от 29 ноября 1999 г., по которому

Б.С.П., родившийся 9 декабря 1962 года в с. Хомутово Ирбейского района Красноярского края, судимый 26 января 1996 года (с учетом изменений) по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 9 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 132 УК РФ к 12 годам лишения свободы, по п.п. "в, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 20 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п.п. "в, д, и, н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы, по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 25 годам лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 26 января 1996 года и в соответствии с ч. 1 и ч. 3 ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем полного присоединения неотбытого наказания назначено 28 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

На основании п. "г" ч. 1 ст. 97, ч. 2 ст. 99 УК РФ назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Постановлено взыскать с Б.С.П. в пользу больницы Оганера г. Норильска 3666 рублей 22 копейки в возмещение расходов, затраченных на лечение потерпевшей З.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 июля 2000 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Братского районного суда Иркутской области от 2 июля 2003 года прекращено назначенное Б.С.П. принудительное лечение от алкоголизма.

Постановлением судьи Падунского районного суда г. Братска Иркутской области от 5 октября 2004 года приговор приведен в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ, вместо особо опасного рецидива преступлений постановлено считать в действиях Б. рецидив преступлений, исключено осуждение по ч. 3 ст. 30 и п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, постановлено считать его (с учетом изменений) осужденным по п. "в" ч. 3 ст. 132 УК РФ к 11 годам 6 месяцам лишения свободы, по п.п. "в, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 19 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п.п. "в, д, и" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 24 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем полного присоединения неотбытого наказания по приговору от 26 января 1996 г. назначено 27 лет 3 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением президиума Иркутского областного суда от 28 августа 2006 г. изменено постановление судьи Падунского районного суда г. Братска Иркутской области о приведении приговора в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ, исключено указание о наличии в действиях Б.С.П. рецидива преступлений, назначенное ему наказание смягчено: по п. "в" ч. 3 ст. 132 УК РФ - до 11 лет 3 месяцев лишения свободы, по п.п. "в, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - до 18 лет 9 месяцев лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п.п. "в, д, и" ч. 2 ст. 105 УК РФ - до 13 лет 9 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Б.С.П. назначено 24 года лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено 27 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В надзорном представлении поставлен вопрос о смягчении Б. наказания. В надзорной жалобе осужденный Б. просит об отмене судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и последующих судебных решений, мотивы надзорных представления и жалобы, а также вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Ф., поддержавшего надзорное представление и полагавшего оставить надзорную жалобу без удовлетворения, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Б. осужден за совершение насильственных действий сексуального характера в отношении М., 1989 года рождения, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста, с использованием ее беспомощного состояния; за убийство М., сопряженное с насильственными действиями сексуального характера, с целью скрыть другое преступление; за покушение на убийство З., 1993 года рождения, заведомо находившейся в беспомощном состоянии, из хулиганских побуждений, с особой жестокостью.

Указанные преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Б. проживал в г. Норильске по адресу: ул. Лауреатов, д. 89, кв. 732, 29 июня 1997 г. в период с 11 до 15 часов Б., находясь в нетрезвом состоянии, в лифте этого дома встретил незнакомую ему малолетнюю М. Используя ее беспомощное состояние, Б. завел девочку в свою квартиру, где совершил в отношении потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, насильственные действия сексуального характера. После этого с целью скрыть преступление решил убить М., заведомо для него находившуюся в беспомощном состоянии, для чего накинул ей на шею полотенце, которым задушил потерпевшую.

Затем поместил труп в картонную коробку, туда же положил предметы одежды М., а также полотенце, обвязал коробку веревкой и выбросил в контейнер для мусора. 1 июля 1997 года труп потерпевшей был обнаружен на свалке.

25 февраля 1999 г. в период с 10 часов до 11 часов 30 минут Б., находясь в нетрезвом состоянии, в доме 89 по ул. Лауреатов г. Норильска около лифта увидел малолетнюю З., которую ударил рукой по голове, закрыл ей рот и насильно завел в свою квартиру, где из хулиганских побуждений решил убить ее. С этой целью, действуя с особой жестокостью, Б. несколько раз опускал голову девочки в ведро с водой и удерживал в воде.

Когда родители потерпевшей в поисках дочери стали кричать и стучать в двери, Б., видя, что малолетняя З. еще жива, с целью убийства выбросил ее из своей квартиры, расположенной на седьмом этаже, в форточку. Однако смерть потерпевшей не наступила по независящим от Б. обстоятельствам, т.к. она упала в сугроб снега, а затем ей сразу же была оказана медицинская помощь. Здоровью З. был причинен вред средней тяжести в виде ссадин на туловище и конечностях, закрытого перелома 5, 6, 7 грудных позвонков, закрытого перелома левой седалищной кости.

В надзорном представлении указано, что при назначении наказания суд в нарушение ст. 60 УК РФ не учел явку с повинной Б., в которой он добровольно сообщил о совершенных преступлениях в отношении М. Это его заявление было занесено в протокол в соответствии со ст. 111 УПК РСФСР, в приговоре суд сослался на него в обоснование виновности осужденного.

Кроме того, в материалах дела имеется "чистосердечное признание" Б., в котором он подробно изложил обстоятельства преступления в отношении З., это его заявление, по существу, является явкой с повинной, в приговоре оно тоже использовано как доказательство виновности Б.

В надзорной жалобе осужденный Б., не оспаривая обоснованность осуждения за покушение на убийство З., утверждает о непричастности к преступлениям в отношении М., при этом указывает, что судебное разбирательство велось необъективно, обстоятельства этих преступлений установлены неправильно, приговор основан на предположениях и доказательствах, полученных с нарушением закона, после задержания его вынудили написать явку с повинной, его показания на предварительном следствии противоречат фактическим данным, заключение судебно-психиатрической экспертизы о его вменяемости неверное, судом не учтено, что его судимость по предыдущему приговору от 26 января 1996 года погашена.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев надзорные представление и жалобу и проверив производство по делу в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ в полном объеме, находит судебные решения подлежащими изменению.

Вопреки утверждению Б. все обстоятельства, при которых он совершил указанные преступления, судом установлены и в приговоре изложены правильно.

Доводы осужденного в жалобе о его непричастности к преступлениям, совершенным в отношении М., как видно из материалов дела, проверялись судами первой и кассационной инстанций и были отвергнуты обоснованно.

Виновность Б. в совершении насильственных действий сексуального характера в отношении М. и в убийстве потерпевшей, заведомо находившейся в беспомощном состоянии, с целью скрыть другое преступление подтверждена приведенными в приговоре доказательствами, в частности показаниями самого осужденного на допросах в ходе предварительного следствия с участием адвоката, показаниями свидетелей, данными о результатах осмотра места происшествия, заключениями судебных экспертов.

Доводы Б. о том, что его показания на предварительном следствии, в которых он признавал совершение преступных действий в отношении М., получены с нарушением закона, были известны суду и получили в приговоре правильную оценку, не соглашаться с которой оснований не имеется.

Для определения психического состояния Б. по делу проведена судебно-психиатрическая экспертиза, с учетом выводов которой суд обоснованно признал его вменяемым в отношении инкриминируемых деяний. При этом сомневаться в правильности этих выводов экспертов у суда оснований не было. Не приведено их и в надзорной жалобе. Ссылка осужденного на ошибочность данного заключения экспертов о его вменяемости является голословной.

Вместе с тем судебные решения соответствии с положениями ч. 1 ст. 409, п.п. 3, 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ подлежат изменению по следующим основаниям.

Как видно из приговора, суд установил и при описании преступного деяния, признанного доказанным, отразил, что Б. решил убить малолетнюю М. после совершения в отношении потерпевшей насильственных действий сексуального характера с целью скрыть данное преступление.

Однако при квалификации содеянного в этой части суд вменил Б. квалифицирующий признак убийства "сопряженное с насильственными действиями сексуального характера", что противоречит установленным по делу обстоятельствам и уголовному закону (п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Поэтому данный квалифицирующий признак подлежит исключению.

В соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются не только характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, но и все обстоятельства, в том числе смягчающие наказание.

Согласно п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ явка с повинной признается смягчающим наказание обстоятельством.

Как видно из материалов дела, 25 февраля 1999 г. Б. написал "чистосердечное признание" на имя начальника ГОМ УВД г. Норильска, в котором сообщил о том, что именно он выбросил из квартиры в окно девочку (З.).

26 февраля 1999 г. следователем прокуратуры г. Норильска было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 30 и п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В тот же день в 9 часов был составлен протокол о задержании Б. по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 и ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Находясь под стражей, 2 марта 1999 г. Б. сделал заявление о явке с повинной в связи с совершением в конце июня 1997 года других преступлений - насильственных действий сексуального характера, а также убийства М.

Данное его заявление было занесено в соответствии с требованиями ст. 111 УПК РСФСР в протокол и зарегистрировано 2 марта 1999 г. в книге происшествий.

2 марта 1999 г. было возобновлено предварительное следствие по делу об убийстве М., которое с момента его возбуждения 1 июля 1997 г. неоднократно приостанавливалось до установления лица, совершившего преступление.

Как видно из приговора, суд сослался на "чистосердечное признание" и протокол явки с повинной Б. в обоснование его виновности в совершении преступлений, отметив при этом, что указанные заявления сделаны им добровольно.

При таких обстоятельствах действия Б. следует рассматривать как явку с повинной, которая должна была учитываться при назначении ему наказания.

Однако суд, как правильно отмечается в надзорном представлении, не выполнил требования закона, что повлияло на назначение Б. справедливого наказания.

Кроме того, из материалов дела видно, что по предыдущему приговору от 26 января 1996 г. Б. был осужден (с учетом изменений) по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 9 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

При постановлении приговора по настоящему делу условное осуждение отменено и окончательное наказание ему назначено на основании ст. 70 УК РФ путем полного присоединения неотбытого наказания по предыдущему приговору.

В соответствии с ч. 3 ст. 390 УПК РФ в случае подачи жалобы или представления в кассационном порядке приговор суда первой инстанции, если он не отменяется, вступает в законную силу в день вынесения кассационного определения.

Рассмотрение данного дела в кассационном порядке состоялось 6 июля 2000 г. На этот момент Б. в силу п. 1 постановления Государственной Думы Российской Федерации от 26 мая 2000 г. "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" подлежал освобождению от наказания, назначенного по предыдущему приговору от 26 января 1996 г., в связи с чем кассационной инстанции следовало исключить указание о назначении ему наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Однако такого решения не было принято при кассационном рассмотрении дела.

Поэтому необходимо исключить указание о назначении Б. наказания по правилам ст. 70 УК РФ и с учетом явки с повинной смягчить наказание за отдельные преступления, что дает основание для назначения ему более мягкого наказания по совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Б.А.Э. удовлетворить. Надзорную жалобу осужденного Б.С.П. удовлетворить частично.

2. Приговор Красноярского краевого суда от 29 ноября 1999 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 июля 2000 г., постановление судьи Падунского районного суда г. Братска Иркутской области от 5 октября 2004 г. и постановление президиума Иркутского областного суда от 28 августа 2006 г. в отношении Б.С.П. изменить: исключить из осуждения по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующий признак убийства "сопряженное с насильственными действиями сексуального характера", смягчить наказание в виде лишения свободы по п. "в" ч. 3 ст. 132 УК РФ до 11 лет, по п.п. "вк" ч. 2 ст. 105 УК РФ - до 18 лет 6 месяцев, по ч. 3 ст. 30 и п.п. "в, д, и" ч. 2 ст. 105 УК РФ - до 11 лет 3 месяцев; исключить указание о назначении наказания по совокупности приговоров в соответствии с требованиями ст. 70 УК РФ.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 132, п.п. "в, к" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п.п. "вди" ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначить Б.С.П. 23 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части судебные решения в отношении Б.С.П. оставить без изменения.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 мая 2007 г. N 157-п07пр


Текст постановления официально опубликован не был

Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.