Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2007 г. N 19-О07-27 Оснований для отмены приговора нет, поскольку виновность осужденного в убийстве двух малолетних детей подтверждается совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2007 г. N 19-О07-27


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного С. и адвоката д. на приговор Ставропольского краевого суда от 25 апреля 2007 года, которым

С., 09.11.1961 года рождения, уроженец г. Мары Туркменской ССР, не имеющий судимости, осужден к лишению свободы:

по ст.ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 1 УК РФ сроком на 1 год;

по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, в, д" УК РФ сроком на 20 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 20 лет и 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ш., объяснения осужденного С., поддержавшего жалобы, мнение прокурора Ф., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила:

С. признан виновным в покушении на кражу чужого имущества - (металлическую емкость стоимостью 20 000 руб.), совершенном 5 декабря 2004 года, а также в убийстве двух своих малолетних детей: А.В. 2001 года рождения и А.Р. 2004 года рождения, совершенном 30 мая 2006 года в г. Ставрополе на территории кладбища "прихода Успенской церкви".

Преступления совершены при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях осужденный С., считает приговор незаконным, поскольку в основу приговора положены его показания, которые он дал на предварительном следствии в результате оказанного на него физического и психологического воздействия со стороны оперативных работников, а также предположения судмедэксперта. Показания, которые он (С.) дал в ходе судебного заседания не приняты во внимание, анализирует показания свидетелей и считает их противоречивыми, утверждает о своей невиновности в убийстве детей, просит отменить приговор в части осуждения по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, в, д" УК РФ и дело производством прекратить за непричастностью к совершению преступления.

Адвокат Д. в интересах осужденного С., не соглашаясь с приговором, считает его необоснованным, поскольку в его основу положены предположительное заключение судмедэксперта, в котором не установлена в категорической форме причина смерти потерпевших и противоречивые показания свидетелей, приводит содержание показаний свидетелей, дает им свою оценку и полагает, что вина ее подзащитного в умышленном причинении смерти двум малолетним детям не доказана, выводы суда не подтверждаются доказательствами, судом нарушены ст.ст. 297 и 302 Уголовно-процессуального кодекса и неправильно применен уголовный закон, просит отменить приговор в части осуждения С. по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, в, д" УК РФ и дело производством прекратить за непричастностью его к совершению данного преступления.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Т. опровергает изложенные в жалобах доводы, просит оставить жалобы без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вопреки доводам жалоб, выводы суда о виновности С. в содеянном соответствуют фактическим обстоятельствам и подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, анализ которых подробно изложен в приговоре.

Так, вина С. в убийстве своих малолетних детей, несмотря на то, что в судебном заседании он отрицал свою причастность к этому преступлению, полностью доказана материалами дела, в том числе собственными показаниями осужденного, которые он давал в ходе предварительного следствия.

Так, допрошенный в качестве подозреваемого и обвиняемого С., в присутствии адвоката, будучи предупрежденным о том, что он не обязан свидетельствовать против самого себя, и что данные показания могут быть использованы в суде в качестве доказательств, в том числе и при его отказе от этих показаний, вину в убийстве детей признавал полностью и дал подробные показания об обстоятельствах совершения этого преступления.

Свои показания С. подтвердил в ходе проверки их на месте происшествия.

Доводы жалобы осужденного о том, что признательные показания на предварительном следствии он дал в результатет оказанного на него физического и психологического воздействия со стороны сотрудников милиции, являются несостоятельными, они проверялись в соответствии с требованиями статей 144, 145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, но не нашли своего подтверждения.

Суд обоснованно положил эти показания С. в основу приговора, поскольку признал, что они даны добровольно в присутствии адвоката, что исключало применение незаконного воздействия, к тому же они не только не противоречат другим доказательствам, но и подтверждаются ими.

Так свидетель Ж. и ее несовершеннолетняя дочь Ж. подтвердили в суде факт совершения С. преступления, при этом Ж. показала суду о том, что С. руками и ногами наносил удары по голове и телу своим детям.

На предварительном следствии свидетели Ж. дали аналогичные показания, подтвердив их при проверке показаний на месте совершения преступления.

Согласно протоколу предъявления для опознания по фотографии от 23 августа 2006 года, свидетель Ж. опознала С.

Согласно заключению эксперта N 152 от 25 августа 2006 года, при исследовании разрозненных, скелетированных и частично мумифицированных костных останков установлено, что они принадлежат одному ребенку европеоидной расы в возрасте около 4-5 лет. Наличие на своде черепа в области правой теменной кости перелома не исключает возможности наступления смерти в результате открытой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся тяжелым ушибом вещества головного мозга, которая могла быть причинена в результате однократного действия - удара твердым тупым предметом с ограниченной травмирующей поверхностью, в направлении сверху вниз, несколько справа налево. Прижизненная открытая черепно-мозговая травма, сопровождавшаяся переломом костей свода черепа и тяжелым ушибом вещества головного мозга квалифицируется как тяжкое телесное повреждение по признаку опасности для жизни.

В соответствии с выводами эксперта N 153 от 25 августа 2006 года при исследовании разрозненных, скелетированных и частично мумифицированных костных останков установлено, что они принадлежат девочке европеоидной расы в возрасте около 2-3 лет. Установить в категоричной форме причину смерти девочки не представляется возможным. Однако наличие перелома на верхней челюсти не исключает возможности наступления смерти в результате тяжелой черепно-лицевой травмы, с разрушением костей лицевого скелета, которая как правило, сопровождается тяжелым ушибом вещества головного мозга и могла быть причинена в результате удара твердым тупым предметом с ограниченной травмирующей поверхностью.

Вышеупомянутые заключения судебно-медицинских экспертиз, вопреки доводам жалоб, не противоречат показаниям осужденного, которые он давал на предварительном следствии об обстоятельствах и механизме причинения смерти своим малолетним детям, а также показаниям несовершеннолетнего свидетеля Ж. об этих же обстоятельствах.

В судебном заседании проверялась версия С. о том, что якобы его детей увел Я. Эта версия не нашла своего подтверждения, она опровергается показаниями Я., Ж., А., а также собственными показаниями осужденного, которые тот давал в ходе предварительного следствия, признавая свою вину в убийстве детей.

Тщательно исследовав и оценив вышеперечисленные и другие, указанные в приговоре доказательства, суд обоснованно признал доказанной вину С. в умышленном причинении смерти своим двум малолетним детям.

О том, что С. действовал с умыслом на причинение смерти своим детям свидетельствует характер действий осужденного, который наносил удары руками и ногами в жизненно важные части тела и по головам пятилетнему мальчику и двухлетней девочке. Смерть обоих детей, как это установлено судом, наступила сразу же после причинения им ударов. Трупы детей были тут же спрятаны С. с помощью Ж. в зарослях бурьяна и кустарника на территории кладбища. Свидетель Ж. подтвердила, что когда она по просьбе С. несла труп девочки, то она уже была мертва и она положила ее рядом с мальчиком, который также не подавал признаков жизни.

Приняв во внимание характер и способ совершения убийства, а также то обстоятельство, что убийство брата и сестры совершалось на глазах друг у друга и на глазах у их матери до начала у нее приступа эпилепсии, суд обоснованно признал, что убийство совершено с особой жестокостью.

О беспомощном состоянии потерпевших свидетельствует их малолетний возраст.

С учетом вышеизложенных обстоятельств, суд правильно квалифицировал действия С. по данному эпизоду обвинения по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, в, д" УК РФ.

Полностью доказана приведенными в приговоре доказательствами и в кассационных жалобах не оспаривается вина осужденного С. в покушении на кражу чужого имущества - (металлической емкости стоимостью 20 000 руб.), совершенном 5 декабря 2004 года на территории дачного общества "Химик" в г. Буденновске Ставропольского края.

Действия осужденного С. по данному эпизоду обвинения также правильно квалифицированы судом по ст.ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 1 УК РФ.

Поскольку после совершения убийства своих детей и до момента задержания С. скрывался от органов следствия и находился в розыске, суд обоснованно не освободил его от уголовной ответственности за покушение на кражу емкости в соответствии с положениями ст. 78 УК РФ.

Психическое состояние осужденного С. судом проверялось и он обоснованно признан вменяемым, что соответствует данным, проведенной в отношении него на предварительном следствии судебно-психиатрической экспертизы (т. 2 л.д. 31-32).

Наказание С в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности осужденного и всех обстоятельств дела, оно является справедливым и оснований для его смягчения судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену или изменение приговора, по делу не установлено.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Ставропольского краевого суда от 25 апреля 2007 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы, - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2007 г. N 19-О07-27


Текст определения официально опубликован не был

Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение