Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 6 июня 2007 г. N 211-П07ПР Поскольку в результате действий осужденного, непосредственно направленных на поджог чужого имущества, общественно опасные последствия не наступили по причинам, не зависящим от воли виновного, содеянное должно рассматриваться как покушение на уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 6 июня 2007 г. N 211-П07ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г.

По приговору Верховного Суда Республики Коми от 29 мая 2000 г.

П.Е.Ю., родившийся 5 августа 1975 года в с. Межадор Республики Коми, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 10 годам; по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам; по ст. 69 ч. 3 УК РФ к 11 годам в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 11 мая 2001 г. приговор оставлен без изменения.

По делу также осуждены К.Е.П., Ц., М.В.П., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. просит переквалифицировать действия П. ч. 2 ст. 167 УК РФ на ст. 30 ч. 3 и ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Е.И., изложившего обстоятельства дела, содержание приговора, кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации М.В.В., поддержавшего вынесенное надзорное представление, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

по приговору суда П. осужден за уничтожение и повреждение имущества А, путем поджога и за убийство А., совершенное группой лиц.

Преступления совершены в г. Ухте Республики Коми при следующих обстоятельствах.

В ночь на 9 апреля 1997 г. осужденная К., находясь в состоянии алкогольного опьянения, шла к своему знакомому В., проживавшему в г. Ухте, ул. 40 лет Коми, д. 7, кв. 73. При входе в подъезд дома К. встретилась с ранее ей незнакомым К., также находившемся в состоянии тяжелой степени алкогольного опьянения. Увидев К., потерпевший стал хватать ее руками за одежду, выражаясь нецензурной бранью. На почве возникших к К. личных неприязненных отношений осужденная ударила последнего коленом в пах и с целью убийства потерпевшего нанесла ему несколько ударов ножом по левой верхней конечности и в область грудной клетки, а также кулаком в лицо. Когда К. упал, осужденная, желая довести свой преступный умысел, направленный на лишение жизни К., до конца, нанесла последнему множественные удары ножом в жизненно важные органы: грудь, живот, голову. От полученных телесных повреждений потерпевший К. скончался на месте преступления.

4 ноября 1997 г., примерно в 19 час. 30 мин., нетрезвые К., П., М. и Ц. находились в кв. 106 дома 3 по ул. Социалистической г. Ухты, где так же присутствовали хозяйка квартиры А. и ее подруга Н. В процессе употребления спиртных напитков между К. и Ц., с одной стороны, и потерпевшими А. и Н. - с другой, возникли личные неприязненные отношения, перешедшие в избиение последних. К осужденным присоединились П. и М. В процессе избиения К. нанесла Н. 3 удара деревянной палкой по лицу и плечам, а так же потерпевшей А. около 20 ударов этой же палкой по различным частям тела, в том числе не менее 5 ударов по голове и лицу. Затем К. и Ц. нанесли потерпевшим А. и Н. каждая несколько ударов по голове пустыми стеклянными бутылками. В продолжение преступных действий Ц. имевшимся в квартире кухонным ножом нанесла потерпевшей А. 1 удар в область предплечья. П. и М. на почве личных неприязненных отношений имевшимся в квартире кухонным ножом нанесли А. по 2 удара в живот и плечо. К. нанесла А. около 7 ударов ногой по голове. Затем Ц., подойдя к потерпевшей Н., нанесла последней 4 удара кулаком в лицо, после чего они обе выбежали на кухню, где Ц., взяв в руки кухонный нож, неоднократно пыталась нанести Н. удары в верхнюю часть туловища, но удары не достигли цели. Тогда Ц., взяв металлический молоток, нанесла им Н. удар по лицу, а когда Н. выбежала в прихожую и упала на пол, то Ц. этим же молотком нанесла последней еще удар по голове. Отбросив молоток, Ц. нанесла Н. удары ногой по голове и множественные удары кухонным ножом в лицо, грудь и живот. Затем Ц. взяв молоток, нанесла им Н. около 10 ударов по лицу и голове. Убедившись, что Н. мертва, Ц. вернулась в спальню, где в это время находились К., М. и П., а так же потерпевшая А., и сообщила, что она убила Н., после чего ударила А. молотком по голове. С целью уничтожить следы и орудия совершенных преступлений К. и Ц. собрали в полиэтиленовый пакет орудия убийства, а П. и М. перенесли из коридора в спальню труп потерпевшей Н. и положили на пол рядом с трупом А. Затем все осужденные вновь употребили спиртное. П. с целью уничтожения следов преступления умышленно поджег принадлежавшую К. блузку и бросил ее на трупы потерпевших. Убедившись, что возгорание произошло, осужденные с места преступления скрылись. При этом Ц. по собственной инициативе похитила принадлежавшие потерпевшей А. пальто и косметический набор общей стоимостью 400000 неденоминированных рублей. Благодаря своевременному вызову и прибытию на место пожара сотрудников пожарной охраны, возгорание удалось ликвидировать, в связи с чем ущерб от повреждения в результате загорания самой квартиры составил 4104 руб. 60 коп. Сумму ущерба от повреждения или уничтожения находившегося в момент пожара в квартире имущества в ходе следствия установить не представилось возможным, поскольку погибшая А. последние 8 месяцев проживала одна, и не установлено, какое имущество на момент возгорания находилось в ее квартире.

В результате совместных действий осужденных К., Ц., М. и П. потерпевшей А. были нанесены телесные повреждения головы и лица с повреждением оболочек головного мозга, суб-арахноидального кровоизлияния, ушиба-размозжения ткани головного мозга в левой затылочной доле, колото-резаные ранения внутренних органов, что явились непосредственной причиной смерти потерпевшей.

В результате совместных Ц. и К. потерпевшей Н. были причинены телесные повреждения в виде ушибленных ран волосистой части головы и лица, многооскольчатых переломов костей носа, переломов правой теменной кости, левой теменной кости, затылочной кости справа, субарахноидальное кровоизлияние с прорывом крови в желудочки головного мозга, ушиб-размозжение правой височной доли, многочисленные колото-резаные ранения мягких тканей лица, грудной клетки, состоящие в прямой причинной связи с наступлением смерти Н.

В надзорном представлении ставится вопрос о переквалификации действий П. с ч. 2 ст. 167 УК РФ на ст. 30 ч. 3 и ч. 2 ст. 167 УК РФ, поскольку в результате совершенного поджога реального ущерба не наступило. Также прокурор просит смягчить осужденному меру наказания.

В своем отзыве на надзорное представление П. соглашается с приведенными в нем доводами, а также в порядке ст. 410 УПК РФ просит проверить приговор в полном объеме и указывает, что он не принимал участия в убийстве А., а К. и Ц. его оговорили.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорном представлении, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит их подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Судом установлено, что П. с целью сокрытия следов и орудий преступления, имея умысел на уничтожение и повреждение имущества потерпевшей, поджег в ее доме блузку, бросил на трупы и скрылся.

В результате указанных действий осужденного огнем было повреждено имущество на сумму 4104 руб. 60 коп.

Суд пришел к выводу о том, что указанное деяние осужденного не повлекло причинение значительного ущерба, однако умысел осужденного был направлен на уничтожение орудий и следов преступления, для чего он и совершил поджог и лишь благодаря пожарным очаг возгорания был ликвидирован.

По смыслу закона умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные путем поджога, влекут уголовную ответственность по ч. 2 ст. 167 УК РФ только в случае реального причинения потерпевшему значительного ущерба. Если в результате указанных действий, непосредственно направленных на поджог чужого имущества, предусмотренные законом последствия не наступили по причинам, не зависящим от воли виновного, то содеянное при наличии у него умысла на причинение значительного ущерба, должно рассматриваться как покушение на уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога.

При таких данных указанные действия П. следует переквалифицировать с ч. 2 ст. 167 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Вместе с тем виновность осужденного в убийстве А. установлена полностью.

В ходе предварительного следствия К. последовательно утверждала, что в ходе драки также участвовали М. и П., которые кулаками избивали А. и Н. Ц. ударила Н. кулаком в лицо и та упала на пол, а когда она (К.) вновь повернулась к ним, то увидела у Н. на голове справа мозговое вещество, а рядом с головой Н. лежал кухонный молоток, и она поняла, что Ц. этим молотком нанесла удар. Когда она об этом сказала П. и М., то кто-то из них предложил убить А., которой было нанесено 20 ударов дубиной в область головы, лица и плеч. Ц. и она (К.) пустой бутылкой ударили А. по голове, а П. дважды с силой ударил А. кулаком по лицу, затем ножом в живот, М. также ножом нанес один удар в живот А., а Ц. также ударила еще один раз ножом в живот А. Также она видела как Ц. наносила Н. удары заостренной частью другого молотка по голове.

На предварительном следствии Ц. подтвердила, что она и К. стали избивать А. и Н. Помнит, что она ударила Н. раза два кулаком по лицу, а А. ударила один раз пустой бутылкой по голове. Так же видела, как К. била деревянной палкой А. по голове и другим частям тела. Затем она и К. выходили из комнаты, где оставались М., П. и А. Никитюк была в другой комнате. Когда они с К. вернулись в эту комнату, то А. лежала на полу между кроватью и столом мертвая. На животе А. она увидела несколько колотых ран и возле нее лежал кухонный нож с синей пластмассовой ручкой. М. и П. сидела за столом, руки у них обоих были испачканы кровью, она поняла, что они вдвоем убили А.

Суд обоснованно признал эти показания достоверными, поскольку они согласуются со всеми материалами дела.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть А. наступила от колото-резаных ранений внутренних органов.

Каких-либо оснований для оговора П. другими осужденными не имеется.

При таких обстоятельствах действия П. правильно квалифицированы по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

С учетом переквалификации содеянного осужденным на другой материальный закон, связанный с поджогом, мера наказания подлежит смягчению.

Руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1, ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. удовлетворить.

2. Приговор Верховного Суда Республики Коми от 29 мая 2000 г. и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 11 мая 2001 г. в отношении П.Е.Ю. изменить, переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 167 УК РФ на ст. 30 ч. 3 и ч. 2 ст. 167 УК РФ и назначить наказание по этой статье в виде лишения свободы сроком на 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "ж" ч. 2 ст. 105, ст. 30 ч. 3 и ч. 2 ст. 167 УК РФ, назначить П. наказание в виде 10 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения оставить без изменения.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 6 июня 2007 г. N 211-П07ПР


Текст постановления официально опубликован не был

Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.