Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 мая 2007 г. N 32-Г07-4 Об отказе в признании недействующим пункта "в" части 1 ст. 19 Закона Саратовской области от 12 марта 1997 г. N 13-ЗСО "О порядке управления и распоряжения государственной собственностью Саратовской области"

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 мая 2007 г. N 32-Г07-4


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по заявлению прокурора Саратовской области о признании недействующими п. "в" части 1 ст. 19 и части 1 ст. 26 Закона Саратовской области от 12 марта 1997 г. N 13-ЗСО "О порядке управления и распоряжения государственной собственностью Саратовской области" по кассационным жалобам Саратовской областной Думы и правительства Саратовской области на решение Саратовского областного суда от 22 января 2007 г. в части признания недействующим пункта "в" части 1 ст. 19 указанного Закона.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Г.В., объяснения представителей Саратовской областной Думы и Губернатора Саратовской области соответственно М.А.О. и А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации К.В.А., полагавшего решение суда первой инстанции оставить без изменения, судебная коллегия установила:

12 марта 1997 г. Саратовской областной Думой принят Закон Саратовской области N 13-ЗСО "О порядке управления и распоряжения государственной собственностью Саратовской области" (далее - Закон области), опубликованный в установленном порядке. Пунктом "в" части 1 ст. 19 закона области предусмотрено, что безвозмездная передача объектов государственной собственности области может осуществляться исключительно при предусмотренных данной нормой условиях, в том числе, что и является предметом оспаривания, на основании решений, принятых областной Думой, Губернатором области, Правительством области о поощрении отдельных граждан и юридических лиц, в том числе, по результатам проведения смотров, конкурсов. Согласно части 1 ст. 26 данного закона объекты государственной собственности области, в том числе, пакеты акций (доли, паи), иное имущество, не переданное в хозяйственное ведение или оперативное управление, могут быть переданы в доверительное управление другим лицам (доверительным управляющим). Доверительные управляющие обязаны осуществлять управление объектами государственной собственности в интересах области.

Прокурор Саратовской области обратился в суд с заявлением о признании недействующими вышеприведенных норм закона области, указав на то, что данные нормы регулируют гражданские правоотношения, что п. "о" статьи 71 Конституции РФ отнесено к исключительному ведению Российской Федерации, противоречат Гражданскому кодексу Российской Федерации, Бюджетному кодексу Российской Федерации, ФЗ N 178-ФЗ от 21 декабря 2001 г. "О приватизации государственного и муниципального имущества".

Решением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 22 января 2007 г. заявление прокурора Саратовской области удовлетворено частично: признан недействующим и не подлежащим применению с момента вступления решения в законную силу пункт "в" части 1 ст. 19 оспариваемого Закона, в остальной части в удовлетворении заявленного требования отказано.

В кассационных жалобах Саратовской областной Думы и правительства Саратовской области ставится вопрос об отмене решения суда в удовлетворенной части заявленных прокурором требований по мотиву нарушения судом норм материального права. Указывается, что судом не учтено того, что согласно статье 1 Закона области им регулируется на основании законодательства Российской Федерации порядок участия области в гражданско-правовых отношениях и реализации правомочий собственника органами государственной власти области, определяется их компетенция в сфере управления отдельными видами объектов. Действие Закона не распространяется на передачу объектов в процессе ограничения государственной собственности. Особенности управления финансовыми средствами, нежилыми помещениями, памятниками природы, истории и культуры, земельными участками, недрами и иными природными ресурсами, другими объектами, относящимися к государственной собственности области, устанавливаются соответствующим федеральным законодательством и в соответствии с ним законодательством области. Довод суда о том, что пункт "в" части 1 статьи 19 Закона области не содержит указания на конкретный вид собственности, которая может быть безвозмездно отчуждена по решению областной Думы, Губернатора области и Правительства области в виде поощрения отдельных граждан и юридических лиц, сделан без учета того, что в соответствии с частями 1 и 2 статьи 17 оспариваемого Закона области область вправе совершать сделки в отношении объектов государственной собственности области с юридическими лицами, гражданами, субъектами Российской Федерации, органами государственной власти Российской Федерации, а также иностранными юридическими лицами, гражданами и государствами, только если это не противоречит законодательству. Установление же в законе субъекта Российской Федерации конкретных видов имущества, в отношении которого могут совершаться те или иные сделки, будет являться в силу статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации установлением гражданско-правовых норм, что будет в свою очередь нарушением статьи 71 Конституции Российской Федерации.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Частью 1 статьи 1 оспариваемого Закона области предусмотрено, что предметом его регулирования является основанное на требованиях федерального законодательства определение порядка участия области в гражданско-правовых отношениях, установление порядка реализации правомочий собственника органами государственной власти области и определение их компетенции в сфере управления имуществом, находящимся в государственной собственности области, с учетом особенностей управления отдельными видами объектов. Часть 1 статьи 2 данного Закона области устанавливает виды имущества и объектов, которые могут находиться в государственной собственности области.

При рассмотрении спора, суд, сославшись на Конституцию Российской Федерации, согласно которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, с учетом анализа оспоренных и вышеназванных норм областного закона, указал на то, что в областном законе эти положения не отражены, не соблюдены общие принципы законотворческой деятельности, в частности, обоснованности и формальной определенности, ясности, точности юридических норм, без чего допускается возможность неоднозначного толкования и, следовательно, произвольного применения Закона.

Такое суждение суда нельзя признать обоснованным.

Согласно ст. 26.12 Федерального закона N 184-ФЗ от 06.10.99 г. "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" органы государственной власти субъекта Российской Федерации самостоятельно управляют и распоряжаются имуществом, находящимся в собственности субъекта Российской Федерации, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и издаваемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, а также в соответствии с конституцией (уставом), законами и иными нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации.

Органы государственной власти субъекта Российской Федерации вправе передавать имущество субъекта Российской Федерации во временное пользование физическим и юридическим лицам, федеральным органам государственной власти и органам местного самоуправления, отчуждать это имущество, совершать иные сделки в соответствии с федеральными законами, а также с принятыми в соответствии с ними законами субъекта Российской Федерации.

Вышеназванный Закон области, как отмечено выше, определяет компетенцию и порядок распоряжения государственной собственностью области.

Согласно оспариваемому пункту "в" части 1 ст. 19 данного закона безвозмездная передача объектов государственной собственности области может осуществляться и при принятии решений областной Думой, Губернатором области, Правительством области о поощрении отдельных граждан и юридических лиц, в том числе по результатам проведения, смотров, конкурсов.

Из анализа данной правовой нормы усматривается, что она не противоречат Федеральному закону N 178-ФЗ от 21.12.2001 г. "О приватизации государственного и муниципального имущества", поскольку действие данного закона распространяется не на все отношения, возникающие при отчуждении государственного имущества и, следовательно, государственное имущество может быть отчуждено не только в порядке, определенном этим Законом, но и другими способами.

Пункт 2 ст. 3 этого закона содержит перечень отношений, возникающих при отчуждении, на которые он не распространяется. Этой же статьей (п. 4) установлено, что к отношениям по отчуждению государственного и муниципального имущества, не урегулированным этим законом, применяются нормы гражданского законодательства.

Гражданское законодательство предусматривает права собственника на отчуждение имущества, в том числе, путем безвозмездной передачи, в частности, по договорам дарения. В силу ч. 1 ст. 567 ГК РФ юридическое лицо, которому вещь принадлежит лишь на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, вправе подарить ее с согласия собственника, если законом не предусмотрено иное.

Нельзя согласиться с доводом суда о том, что указанная норма произведена в форме, позволяющей неоднозначно толковать закон области, так как он не устанавливает, какие объекты государственной собственности могут быть безвозмездно переданы, не регулирует связанных с вопросами поощрения отношений, нет точности юридических норм и возможно его произвольное применение. Между тем, данная норма указывает один из способов возможного отчуждения имущества, не противоречащего федеральному законодательству о праве субъекта распоряжаться находящимся в его собственности имуществом. Статья 17 оспариваемого закона предусматривает, что сделки в отношении объектов государственной собственности могут иметь место только при непротиворечии гражданскому законодательству и законодательству субъекта.

Таким образом, оспариваемая норма не регулирует гражданско-правовые отношения, а определяет органы государственной власти субъекта и основания (порядок) по реализации имеющегося у субъекта права по распоряжению объектами государственной собственности. При указании в законе области на то, что возможность сделок на его основании не должна противоречить гражданскому и иному законодательству, предусматривает положение, при котором не допускается его произвольное толкование.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Саратовского областного суда от 22 января 2007 г. в части признания недействующим пункта "в" части 1 ст. 19 Закона Саратовской области от 12 марта 1997 г. N 13-ЗСО "О порядке управления и распоряжения государственной собственностью Саратовской области" отменить и вынести в этой части новое решение, которым прокурору в удовлетворении заявленных требований отказать.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 мая 2007 г. N 32-Г07-4


Текст определения официально опубликован не был

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.