Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 13 июня 2007 г. N 242-П07ПР Суд, изменяя приговор, указал на то, что умыслом осужденного как члена организованной группы не охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, то есть имел место эксцесс соисполнителей

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 13 июня 2007 г. N 242-П07ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. на приговор Челябинского областного суда от 24 апреля 2003 года, по которому

С.А.А., родившийся 3 ноября 1971 года в г. Челябинске, судимый 15 апреля 1999 года по ч. 3 ст. 148, ч. 2 ст. 147, ч. 2 ст. 126, ст. 15, ч. 2 ст. 147 УК РСФСР и ч. 2 ст. 126 УК РФ к 6 годам лишения свободы, освобожден 30 октября 1999 года по отбытии срока наказания,

осужден: по п.п. "а, б, в" ч. 3 ст. 126 УК РФ к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ к 11 годам 3 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 1 ст. 30, п.п. "а, б" ч. 3 ст. 159 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 сентября 2003 года приговор изменен. По ч. 1 ст. 30, п.п. "а, б" ч. 3 ст. 159 УК РФ с применением ч. 2 ст. 66 УК РФ наказание снижено до 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества. По совокупности преступлений наказание снижено до 15 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества. В остальном приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Копейского городского суда Челябинской области от 29 ноября 2004 ч. 2 ст. 126года приговор приведен в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом N 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года: исключены квалифицирующие признаки "неоднократно" и "совершение похищения человека лицом, ранее судимым за совершение преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ", а также указание о назначении дополнительного наказания в виде конфискации имущества. Вид рецидива изменен с особо опасного на опасный.

Действия С. квалифицированы по ч. 1 ст. 30, п.п. "а, б" ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года), по которой назначено 5 лет лишения свободы; по п.п. "а, в" ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 февраля 1999 года), по которой назначено 15 лет лишения свободы; по п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года), по которой назначено 11 лет 3 месяца лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 15 лет 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением президиума Челябинского областного суда от 11 октября 2006 года постановление судьи Копейского городского суда Челябинской области от 29 ноября 2004 года в отношении С. изменено. Наказание по п.п. "а, в" ч. 3 ст. 126 УК РФ смягчено до 14 лет 9 месяцам лишения свободы; по п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ - до 11 лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 15 лет 3 месяца лишения свободы.

По данному делу также осуждены Е. и М.А.Ю., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.

В надзорном представлении поставлен вопрос об изменении судебных решений и исключении осуждения С. по п. "в" ч. 3 ст. 126 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации З. полагавшего представление удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

С. (с учетом изменений) признан виновным в приготовлении к мошенничеству, вымогательстве, похищении человека.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

С августа 2000 года после освобождения из мест лишения свободы Е. стал проживать по адресу: г. Челябинск, Комсомольский проспект, д. 38, кв. 220 со своей тетей - М.В.А.

В январе 2001 года Е. решил путем обмана под предлогом якобы продажи квартиры стоимостью 395 000 рублей, принадлежащей М.В.А. и Е., завладеть деньгами других лиц. Для участия в совершении этого преступления он привлек С., который принял данное предложение. Е. и С. разработали план совершения этого преступления, согласно которому необходимо было подыскать третьих лиц, которые бы от имени М. и Е. согласились подписать доверенность на имя знакомой С. - Ш., занимавшейся торговлей недвижимостью, С. должен был исполнить роль представителя Е. и М. и непосредственно общаться с Г.

Планировалось путем предъявления документов на жилую площадь, поддельного паспорта представить третьих лиц перед Г. за Е. и М. Третьи лица, действуя от имени последних, должны были подписать доверенность, предоставив Г. право продажи квартиры. Вырученные от продажи квартиры деньги Г. должна была передать С.

Впоследствии после получения денег Е. планировал обратиться в правоохранительные органы с заявлением о том, что его якобы похитили неизвестные лица, удерживали и что продавать квартиру Г. он не доверял, доверенность не подписывал, и высказать предположение о том, что М. тоже была похищена неизвестными лицами. Затем в судебном порядке Е. планировал оспорить сделку купли-продажи квартиры.

Однако, осознавая, что М. будет возражать против предполагаемой продажи квартиры, Е. 26 января 2001 года совершил убийство М.

После этого Е. и С. в составе организованной группы, продолжая осуществление преступного умысла, уговорили знакомых Д.И.В. и Д.Т.И. от имени Е. и М. подписать доверенность на имя Г. на право продажи квартиры.

Однако в связи с тем, что Д. явился на встречу в нетрезвом состоянии, Г. отказалась оформлять доверенность. От последующей встречи Д. уклонился.

31 января 2001 года сын потерпевшей М.А.А., узнав от соседей, что кто-то пытается продать квартиру матери, встретился с Г., забрал у нее ключи от квартиры, ранее оставленные С.

Таким образом, преступный замысел Е. и С. не был осуществлен.

Во второй половине декабря 2000 года С. и лицо, дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, договорились совершить вымогательство в отношении К., а именно: заставить его продать свою квартиру и завладеть вырученными от ее продажи деньгами.

С. и этим лицом был разработан план, согласно которому предполагалось похитить у потерпевшего документы, необходимые для продажи квартиры, самого К. заставить подписать доверенность на имя Г., которая и должна была осуществить сделку.

Во исполнение намеченного лицо, дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, познакомился с потерпевшим и во время совместного распития спиртных напитков, войдя в доверие к последнему, похитил из его квартиры необходимые для совершения сделки купли-продажи документы. Их С. передал Г., сообщив ложные сведения о том, что якобы К. является его знакомым и хочет продать квартиру. Г. дала объявление о продаже жилой площади К.

30 января 2001 г. С., лицо, дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, и привлеченный к совершению преступления, М. с применением физического насилия вывели К. из его квартиры, а затем, взяв за руки и за ноги, понесли к машине. Когда из квартиры вышла соседка потерпевшего, С., угрожая ей насилием, заставил закрыть дверь квартиры.

Вывезя потерпевшего в приготовленное для этого место, все трое его там удерживали до 5 февраля 2001 г., требуя подписания доверенности на право продажи квартиры, отчего потерпевший отказывался. Предположив, что о преступлении стало известно правоохранительным органам, так как их видела соседка потерпевшего, С. предложил М. и лицу, дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, квартиру не продавать, привести Кр-ва в беспомощное состояние и вывезти его из города, чтобы он не смог вспомнить произошедшее с ним. Последние путем угроз и физического насилия склонили потерпевшего к употреблению спиртного, в ходе которого подмешали ему в спиртное димедрол, а также ввели димедрол и путем инъекции.

Затем на почве возникших личных неприязненных отношений М. и лицо, дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, нанесли К. удары кулаками и ногами по голове, груди и животу, после чего поместили его в кладовку, где в ночь на 6 февраля 2001 года потерпевший скончался.

20 февраля 2001 года Е. и С. договорились о похищении П.М.Ю. с целью вымогательства квартиры стоимостью 370 000 рублей. В этот же день обманным путем они привезли П. в квартиру С. по адресу: г. Челябинск, ул. Дзержинского, дом 111, кв. 11, где удерживали до 13 марта 2001 года.

В день похищения они связали П. веревкой, высказывали угрозы применения физического насилия, нанесли удары кулаками и дубинкой по телу, потребовали дать согласие на продажу квартиры, забрали паспорт и ключи от квартиры. Реально опасаясь угроз, П. вынужден был согласиться на требование о продаже квартиры. В период с 21 февраля по 5 марта 2001 года Е. и С. заставили П. собственноручно написать заявление с просьбой о снятии его и его малолетней дочери с регистрационного учета. После чего привезли П. к нотариальной конторе, где заставили его под принуждением написать доверенность на имя Г., предоставив последней право на продажу квартиры.

Согласно договоренности, Г. должна была передать деньги от продажи квартиры С.

Преступление не было доведено до конца в связи с тем, что Е. был задержан.

В надзорном представлении поставлен вопрос об изменении судебных решений: исключении осуждения С. по п. "в" ч. 3 ст. 126 УК РФ. По мнению автора представления, приведенные в приговоре доказательства свидетельствуют о том, что причинение тяжкого вреда здоровью К., повлекшего по неосторожности его смерть, не охватывалось умыслом С. как члена организованной группы, созданной для похищения потерпевшего и вымогательства у него имущества.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорное представление подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Виновность осужденных в совершении указанных преступлений подтверждена исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Вместе с тем Президиум считает, что судебные решения в отношении С. подлежат изменению.

Мотивируя свое решение о вменении осужденному квалифицирующего признака, предусмотренного п.п. "а, в" ч. 3 ст. 126 УК РФ, суд указал, что подсудимые заранее объединились в устойчивую организованную группу для совершения преступления в отношении К. и что имело место распределение ролей.

Однако, как видно из приговора, фактические обстоятельства преступлений в отношении К. установлены судом исходя из совокупности доказательств - показаний С., М. и Р. в ходе предварительного следствия, исследованных в судебном заседании и признанных достоверными.

Так, С. показывал, что, поскольку соседка К. видела, как последнего выводили из квартиры, они решили квартиру потерпевшего не продавать, К. сильно напоить, вывезти его и отпустить, чтобы он не узнал, где его держали. В последующем Р. (лицо, дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью) рассказал ему, что после того как напоили К. и ввели ему димедрол, тот умер (т. 3 л.д. 22-27, т. 3 л.д. 30-33).

М. и Р. показывали, что С., опасаясь, что "засветился", так как его видела соседка потерпевшего, решил квартиру не продавать. Они хотели напоить К. и отпустить. Во время распития спиртного между К. и М. возник скандал, так как потерпевший сказал что-то оскорбительное. М. руками и ногами избил К. Р. также нанес удары потерпевшему по животу. После чего они заперли потерпевшего в кладовке, а на утро обнаружили, что тот мертв (т. 5 л.д. 147-150, 105-109, 137-139).

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть потерпевшего наступила от закрытой тупой черепно-мозговой травмы в ближайшие минуты или десятки минут после получения травмы (т. 5 л.д. 78-83).

Таким образом, из приведенных показаний, которые судом признаны достоверными, не видно, что умыслом С. как члена организованной группы охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью К., повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Каких-либо других доказательств виновности С. в совершении этого преступления судом в приговоре не приведено.

В данном случае имел место эксцесс соисполнителей, поскольку избиение потерпевшего не входило в цели и планы организованной группы, решившей отказаться от продажи квартиры К., напоить его, вывезти и отпустить.

При таких обстоятельствах из судебных решений подлежит исключению осуждение С. по квалифицирующему признаку, предусмотренному п. "в" ч. 3 ст. 126 УК РФ.

В остальной части квалификация действий осужденного является правильной.

В связи с вносимыми в судебные решения изменениями наказание С. подлежит смягчению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407 и п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. удовлетворить.

2. Приговор Челябинского областного суда от 24 апреля 2003 года, кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 сентября 2003 года, постановления судьи Копейского городского суда Челябинской области от 29 ноября 2004 года, постановления президиума Челябинского областного суда от 11 октября 2006 года в отношении С.А.А. изменить:

исключить его осуждение по п. "в" ч. 3 ст. 126 УК РФ;

наказание по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ смягчить до 14 лет лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, п.п. "а, б" ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона N 63-ФЗ от 13 июня 1996 года), п.п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона N 24-ФЗ от 9 февраля 1999 года), п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона N 63-ФЗ от 13 июня 1996 года), окончательно назначить 14 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части судебные решения оставить без изменения.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 13 июня 2007 г. N 242-П07ПР


Текст постановления официально опубликован не был

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.