Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 мая 2007 г. N 4-О07-45СП Оснований для изменения приговора по мотивам неправильного применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, нарушений процедуры при производстве в суде присяжных, незаконности передачи дела из одного органа в другой нет

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 мая 2007 г. N 4-О07-45СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 22 мая 2007 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного С. и адвоката П. на приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 27 марта 2007 года, которым

С., родившийся 31 июля 1984 года в г. Москве, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 126 ч. 2 п. "з" УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 163 ч. 2 п. "г" УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 19 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Оправдан по ст. 325 ч. 2 УК РФ за не установлением события преступления.

Заслушав доклад судьи И., выступления осужденного С. и адвоката П. о смягчении наказания, представителя потерпевшего М.И.А. - адвоката К.Н.В. и прокурора К.Е.А., просивших приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

по приговору суда на основании вердикта коллегии присяжных заседателей С. признан виновным в умышленном убийстве, совершенном с целью облегчить и скрыть совершение другого преступления, в похищении человека, совершенном из корыстных побуждений, в вымогательстве чужого имущества, совершенном с под угрозой применения насилия, в крупном размере и в краже чужого имущества.

Преступления совершены с 1 по 2 июня 2006 года в г. Москве и Московской области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе С. просит смягчить наказание, ссылаясь на то, что он активно сотрудничал со следственными органами, раскаялся в содеянном и страдает рядом серьезных заболеваний. Он также считает, что напутственное слово судьи было необъективным, в нем судья продиктовала присяжным заседателям "правильные ответы" на поставленные перед ними вопросы и присяжные заседатели слово в слово повторили "напутственные слова" судьи. Также он считает, что в ходе предварительного расследования дело необоснованно было передано для расследования в Управление по расследованию бандитизма и совершения серийных убийств, что в свою очередь сказалось на вынесении обвинительного приговора.

В кассационной жалобе адвокат П. в защиту интересов осужденного С. просит приговор изменить, смягчить наказание, полагая, что суд не в полной мере учел имеющиеся по делу смягчающие обстоятельства. При этом адвокат обращает внимание на то, что С. ранее не судим, активно сотрудничал со следственными органами, серьезно болен, стремился сам содержать себя, положительно характеризуется по месту работы, искренне раскаялся в содеянном.

В возражениях представитель потерпевшего М.И.А. - адвокат К.Н.В. и прокурор, поддерживавший обвинение в суде, просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает, что приговор постановлен в соответствие с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности С. в совершенных преступлениях, основанном на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что напутственное слово председательствующего было необъективным, нельзя признать обоснованными.

Как следует из протокола судебного заседания, никто из участников судебного разбирательства, в том числе и сам осужденный, не заявляли возражений о нарушении председательствующим принципа объективности и беспристрастности при произнесении напутственного слова (т. 4 л.д. 210).

Не могут к таким нарушениям относиться и разъяснения председательствующего, содержащиеся в тексте напутственного слова, приобщенного к материалам уголовного дела, на которые теперь ссылается в кассационной жалобе осужденный.

Так, излагая позиции сторон, судья сказал, что если присяжные заседатели согласятся с мнением государственного обвинителя, то они должны ответить утвердительно на вопросы N 1, 3, 4, 5, а на вопросы о снисхождении дать отрицательный ответ. Если же они согласятся с мнением защиты, то на первый вопрос они должны ответить отрицательно, второй вопрос оставить без ответа, на 3 и 4 вопросы ответить утвердительно частично, исключив из них те обстоятельства, которые защита считает недоказанными, а на 5 и 6 вопросы дать утвердительные ответы (т. 4 л.д. 214).

Подобные разъяснения председательствующего полностью согласуются с позициями сторон, которые они заняли в ходе судебного разбирательства и придерживались их в своих выступлениях в прениях.

Именно этим обстоятельством объясняется, как уже указано выше, и отсутствие каких-либо возражений на напутственное слово председательствующего.

Поэтому утверждения осужденного в жалобе о том, что присяжные заседатели записали ответы в вердикте, подсказанные им председательствующим судьей, являются несостоятельными.

Нельзя также согласиться с утверждениями осужденного в настоящем судебном заседании о том, что вопросы, подлежащие разрешению коллегией присяжных заседателей, были сформулированы с нарушением требований ст.ст. 338 и 339 УПК РФ.

Вариант вопросного листа, предложенный адвокатом П., приобщенный к материалам дела (т. 4 л.д. 205-207), не мог быть принят председательствующим, поскольку деяния С. совершались одновременно и поставить по каждому из них отдельный вопрос, не представлялось возможным.

Вместе с тем, в вопросном листе председательствующего отдельно выделены вопросы о похищении и вымогательстве, об убийстве потерпевшей и кражи принадлежащего ей имущества, и дважды поставлен вопрос о снисхождении, на который присяжные заседатели ответили отрицательно.

Правовая оценка действиям С. дана судом правильная, она соответствует закону и фактическим обстоятельствам, установленным вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности С., обстоятельств, смягчающих наказание, в том числе и тех, на которые ссылаются в своих кассационных жалобах осужденный и его адвокат.

Оснований считать, что наказание является несправедливым вследствие его чрезмерной суровости, не имеется, поэтому просьбы осужденного и адвоката о смягчении приговора удовлетворению не подлежат.

Что касается ссылки осужденного в жалобе на незаконность передачи дела для расследования в Управление по расследованию бандитизма и убийств прокуратуры г. Москвы, то с ней согласиться нельзя. В деле имеется постановление заместителя прокурора г. Москвы от 5 июня 2006 года, в котором приведены мотивы принятого решения об изъятии уголовного дела из производства старшего следователя прокуратуры СВАО г. Москвы, вынесенное в соответствие с компетенцией указанного должностного лица (т. 1 л.д. 5). К тому же, это обстоятельство, вопреки утверждениям осужденного в жалобе, никак не могло повлиять на расследование и рассмотрение дела судом.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 27 марта 2007 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 мая 2007 г. N 4-О07-45СП


Текст определения официально опубликован не был

Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.