Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 апреля 2007 г. N 45-О07-34 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в убийстве группой лиц, сопряженном с разбоем, подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 апреля 2007 г. N 45-О07-34


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 23 апреля 2007 года кассационные жалобы потерпевшей М.У.В., осужденного К., адвокатов Т. и Х. на приговор Свердловского областного суда от 17 января 2007 года, которым

С.Д.А., 13 июня 1987 года рождения, уроженец г. Березовского Свердловской области, с неполным средним образованием, ранее судимый 9 января 2004 года по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 21 апреля 2006 года по отбытии наказания,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

К., 30 марта 1986 года рождения, уроженец г. Березовского Свердловской области, с неполным средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать солидарно с С.Д.А. и К. в пользу М.У.В. 24820 рублей в возмещение ущерба и по 300000 рублей с каждого компенсации морального вреда.

С.Д.А. и К. признаны виновными в совершении разбойного нападения на М.М.Р., 13 мая 1988 года рождения, с применением предметов в качестве оружия и причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в его убийстве группой лиц, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 12 июля 2006 года в г. Березовском Свердловской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи П.Н.П., объяснение осужденного К., поддержавшего кассационную жалобу по изложенным в ней доводам, мнение прокурора П.В.Ю., возражавшей против удовлетворения всех кассационных жалоб и полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

С.Д.А. в судебном заседании виновным себя признал, но пояснил, что преступления совершил один, а К., признав себя виновным, в то же время показал, что обстоятельств происшедшего не помнит, на следствии он и Сосновских оговорили его, а свидетели его оговорили в судебном заседании.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный К. указывает, что он не согласен с квалификацией его действий. Считает доказанным, что инициатором нападения на М. и его убийства являлся С., который был более активным, и именно он завладел вещами потерпевшего, однако суд не дал надлежащей оценки показаниям свидетелей, которые подтверждают совершение им лишь преступления, предусмотренного ст. 116 ч. 2 УК РФ. Приговор считает незаконным, необоснованным и несправедливым. Смерть потерпевшего наступила от колотого ранения шеи, о чем он узнал лишь после его задержания от сотрудников милиции. Первые показания он давал в состоянии алкогольного опьянения и без адвоката, обстоятельства преступления излагал со слов следователя и работников милиции. Явку с повинной он написал, а затем и дал показания под угрозой с их стороны применить физическое насилие, но его доводы судом не приняты во внимание, а правдивые показания в судебном заседании необоснованно отвергнуты. Мотив и умысел его на разбой и убийство потерпевшего доказательствами не подтверждены, не дано оценки выводам судебно-психиатрической экспертизы о том, что по своему психическому состоянию он мог не запомнить обстоятельства происшедшего. Не дано критической оценки показаниям осужденного С. о причинении смерти потерпевшему именно им, а также его склонности к оговору его, что имело место и ранее. Назначенное ему чрезмерно суровое наказание не соответствует характеру его действий, положительным данным о его личности, молодому возрасту. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство, или изменить его, переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 УК РФ на ст. 116 УК РФ с назначением наказания с применением ст. 64 УК РФ, а по ст. 162 ч. 4 УК РФ приговор отменить за недоказанностью.

В кассационной жалобе адвокат Т. считает назначенное С. наказание чрезмерно суровым, смягчающие обстоятельства учтены формально, несмотря на его помощь следствию в изобличении второго соучастника. Не были учтены его состояние здоровья и неблагополучные условия воспитания, выводы судебно-психиатрической экспертизы о возможности применения к нему ст. 22 ч. 1 УК РФ. Просит приговор в отношении С. изменить и снизить ему наказание.

В кассационной жалобе адвокат Х. считает приговор в отношении К. необоснованным, его выводы не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, а квалификацию содеянного не подтвержденной доказательствами и основанной только на показаниях осужденного С., которым не дано критической оценки, поскольку он и ранее изобличался в оговоре К., необоснованно отвергнуты доводы К. об отсутствии у него умысла на убийство М., которому он нанес не более трех ударов. Не дано оценки выводам судебно-психиатрической экспертизы о том, что К. мог не помнить всех обстоятельств случившегося, нет доказательств хищения им имущества М. Просит приговор в отношении К. изменить, исключить осуждение его по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, а его действия со ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ переквалифицировать на ст. 111 ч. 4 УК РФ.

В кассационной жалобе потерпевшая М.У.В. указывает, что с приговором не согласна ввиду чрезмерной мягкости назначенного осужденным наказания. Указывает, что преступления они совершили в состоянии алкогольного опьянения, с особой жестокостью, с причинением ей огромных моральных страданий, при этом не были учтены положительные данные о личности ее убитого сына и отрицательные характеристики осужденных. Ссылка на правдивые показания С. не может смягчить его ответственность, поскольку он начал давать их лишь после его ареста, а К. в судебном заседании пытался оправдать свои действия. Мать С. не могла находиться на его иждивении, поскольку он проживал отдельно от родителей, нигде не работал, и они его давно не видели. Просит приговор в отношении обоих осужденных изменить, применить принцип полного сложения наказаний по совокупности преступлений и назначить им по 24 года лишения, вместо 20 лет лишения свободы.

В возражениях осужденного С.Д.А. на жалобу потерпевшей М.У.В. и государственного обвинителя Ф. на все кассационных жалобы они считают их необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности С. и К. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

В порядке устранения и оценки причин изменения осужденными показаний судом были исследованы их показания, данные на предварительном следствии.

При допросе в качестве подозреваемого С.Д.А. показал, что с малознакомым парнем в парке они напали на М.М.Р., у которого парень потребовал деньги и ударил его. М. пытался убежать, но парень догнал его, подставил подножку и стал пинать потерпевшего. Он также пнул его около 3 раз по голове, а затем оба стали избивать его палками, которые ломались, кидали в него камни, после чего забрали у потерпевшего деньги (т. 2 л.д. 6-10).

Аналогичные сведения содержатся в протоколе явки с повинной осужденного С.Д.А. (т. 2 л.д. 1), а свои показания он подтвердил при проверке их с выходом на место происшествия с его участием (т. 2 л.д. 19-20).

При допросе в качестве обвиняемого С.Д.А. уточнил свои показания и показал кроссовки с потерпевшего снял он, а не К., деньги забирали вместе (т. 2 л.д. 30-31).

Такие же показания дал осужденный К. при допросе в качестве подозреваемого, пояснив, что кроссовки с потерпевшего снял С.Д.А. (т. 2 л.д. 64-66), а в протоколе явки с повинной указал о своем активном участии в убийстве потерпевшего и завладении его деньгами (т. 2 л.д. 59).

Приведенным показаниям осужденных судом дана оценка в совокупности с другими доказательствами.

Из показаний свидетеля В. следует, что ночью они с С.Е.А. встретили С.Д.А., который позвал их пить пиво. По дороге он попросил помочь добить мужчину, у которого они хотят забрать деньги. Когда подошли к месту происшествия, там К. избивал лежащего на земле мужчину, которого стал пинать и С.Д.А.

Аналогичные показания дал свидетель С.Е.А. Согласно протоколу осмотра места происшествия, возле трупа М.М.Р. были обнаружены и изъяты 14 фрагментов деревянных палок, камень со следами вещества, похожего на кровь, черные ботинки (т. 1 л.д. 32-34).

Из акта судебно-биологической экспертизы видно, что на изъятых с места происшествия 13 фрагментах палок, камне, куске асфальта, ботинках, одежде и обуви К. обнаружена кровь человека, принадлежность которой потерпевшему М.М.Р. не исключается (т. 1 л.д. 157-164).

Из оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля Сосновских Г.А. усматривается, что со слов сына, он и его знакомый вдвоем убили человека, избив его ногами и палками, после чего он снял с него кроссовки, которые видела у него на ногах (т. 1 л.д. 89-90).

Данные кроссовки у нее были изъяты (т. 1 л.д. 107-109) и опознаны потерпевшей М.У.В. (т. 1 л.д. 115-116), а свидетель С.Г.А. опознала изъятые с места происшествия ботинки ее сына (т. 1 л.д. 112-113).

Согласно выводам основной и дополнительной судебно-медицинских экспертиз, смерть М.М.Р. наступила в результате массивной кровопотери, вызванной проникающим колотым ранением верхней трети шеи по передней поверхности с полным пересечением наружной ветви левой сонной артерии; кроме того, на трупе установлены другие множественные телесные повреждения различной степени тяжести и локализации, писанные в акте и приговоре (т. 1 л.д. 139-141, 149).

Дав правильную оценку приведенным доказательствам с точки зрения достоверности и допустимости, суд законно и обоснованно квалифицировал действия С. и К. по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ.

Психическое состояние осужденных проверено с достаточной полнотой и нашло мотивированное разрешение в приговоре, что свидетельствует о несостоятельности доводов адвокатов а жалобах по этому вопросу.

Доводы адвоката Х. в жалобе об оговоре осужденного К. осужденным С. были проверены еще в ходе судебного разбирательства, подтверждения не нашли, о чем в приговоре подробно приведены соответствующие мотивы, не вызывающие сомнений в их обоснованности.

Доводы в жалобе осужденного К. о том, что инициатором нападения на потерпевшего являлся Сосновских, действия которого были более активными, не влияют ни на доказанность вины осужденных, ни на правовую оценку их действий.

Указание К. в жалобе на применение к нему недозволенных методов ведения следствия по делу не подтверждено никакими объективными, поэтому данные доводы осужденного не свидетельствуют о том, что приговор основан на недопустимых доказательствах.

Не имеет правового значения и довод К. о том, что смерть потерпевшего наступила не от его действий, поскольку оба осужденных в момент лишения потерпевшего жизни применяли к нему физическое насилие.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неправосудности приговора, не имеется.

Наказание каждому из осужденных назначено с учетом содеянного, требований ст. 60 УК РФ, данных о их личностях и не свидетельствует о его чрезмерной суровости, а также его чрезмерной мягкости, как об этом указывает в жалобе потерпевшая М.

Данные наказания соответствуют принципу справедливости их назначения.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб осужденного, адвокатов и потерпевшей по изложенным в них доводам не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Свердловского областного суда от 17 января 2007 года в отношении С.Д.А. и К. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного К., адвокатов Т., Х. и потерпевшей М.У.В. - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 апреля 2007 г. N 45-О07-34


Текст определения официально опубликован не был

Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение