Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 мая 2007 г. N 5-О07-80 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденной в покушении на убийство своей малолетней дочери подтверждается материалами дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 мая 2007 г. N 5-О07-80


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 21 мая 2007 года дело по кассационным жалобам осужденной В., адвоката Ф. на приговор Московского городского суда от 26 марта 2007 года, которым

В., 14 октября 1977 года рождения, уроженка города Москвы, несудимая,

осуждена по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "в" УК РФ на 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи С., выступления осужденной В., адвоката Ф. по доводам жалоб, прокурора Б., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия установила:

при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, В. признана виновной в том, что 12 июля 2006 года, примерно в 20 часов 50 минут в городе Москве, будучи в состоянии одурманивания, вызванного наркотиком группы психостимуляторов, совершила покушение на убийство своей дочери В., 12 декабря 2003 года рождения, умышленно с целью лишения жизни вытолкнув ее из окна квартиры N 85, расположенной на 4-м этаже дома N 4 по улице Яблочкова, отчего потерпевшая упала на землю, ударившись о ветви дерева и о поверхность земли, ее смерть не наступила благодаря своевременно оказанной медицинской помощи.

В кассационных жалобах:

осужденная В. просит приговор суда отменить. Указывает, что она не выталкивала дочь, та сама выпала из открытого окна квартиры в то время, когда она недосмотрела за ней, уснула сидя на диване, так как до этого не спала около двух суток. Суд неправильно оценил исследованные доказательства, в основу приговора положил противоречивые показания свидетеля К.Т.В., которая оговорила ее на почве ревности к своему мужу, а также неправильное заключение физико-технической экспертизы, поскольку экспертам были представлены неверные данные о расстоянии от стены дома до места падения дочери следователем, который мог быть заинтересованным в исходе дела, так как при окончании предварительного следствия нарушил требования ст.ст. 216-217 УПК РФ. Полагает, что ее действия должны быть квалифицированы по ст. 125 УК РФ;

адвокат Ф., в защиту В., просит приговор суда отменить и дело прекратить. Указывает, что приговор суда является незаконным, необоснованным и несправедливым, суд неправильно оценил доказательства. В основу приговора положены противоречивые показания свидетеля К.Т.В., к которым суду следовало отнестись критически, так как осужденная заявила, что этот свидетель оговаривает ее потому, что ревнует к своему мужу, а также заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы, выводы которой неточные и носят вероятностный характер. Судом не учтено, что хотя по данным медицинского освидетельствования зафиксировано состояние одурманивания, однако по заключению нарколого-психиатрической экспертизы данных о наличии такого состояния нельзя соотнести с периодом инкриминированного деяния, поскольку нет точных данных о времени употребления наркотика, и по показаниям свидетеля П., выезжавшего на место происшествия, осужденная была трезвая и вела себя адекватно. Нет оснований полагать, что Веласко имела намерение выбросить из окна дочь, которая по показаниям свидетеля М. была для нее желанным ребенком.

В возражении на жалобы государственный обвинитель Д. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденной В. в совершении покушения на убийство малолетней дочери соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах невиновности осужденной в совершении преступления.

Данная версия тщательно проверялась судом, обоснованно опровергнута, выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Из показаний свидетеля-очевидца К.Т.В. судом установлено, что она проходила с сестрой мимо дома, услышала испуганный крик и плач ребенка, увидела в открытом окне на четвертом этаже дочь осужденной, которую та держала двумя руками за ножки, неожиданно осужденная толкнула дочь рукой и она стала падать вниз, а осужденная отошла от окна, девочка упала на землю, они вызвали милицию и врачей, В. минут 30-40 не открывала им дверь квартиры, а когда открыла, то сделала вид, что якобы спала. Сотрудники милиции сказали, что осужденная в наркотическом опьянении, отвергла доводы осужденной об оговоре, о ревности.

Эти же обстоятельства судом установлены на основании показаний свидетеля К.Г.В., из которых следует, что она услышала крик и плач ребенка, который был явно испуган, увидела, как с 4 этажа падает маленькая девочка, она отвернулась, посмотрела на девочку тогда когда она уже лежала на земле. Сестра К.Т.В. ей сказала, что она видела как девочку выбросила из окна осужденная. Сама она этого не видела, так как посмотрела на окно лишь тогда, когда девочка уже падала вниз, а также ей помешала листва на дереве.

Из показаний свидетеля П. судом установлено, что получив сообщение от дежурного ОВД, он выезжал на место, где увидел лежащую на земле девочку, от К.Т.В. узнал, что она видела как девочку вытолкнула из окна ее мать В., после чего с другими сотрудниками милиции минут 30-40 стучались в дверь квартиры осужденной, но она им не открывала, а когда открыла, стала спрашивать, что случилось с дочерью, сонной не выглядела. Подтвердил, что в месте, куда упала девочка, были обнаружены использованные шприцы, что осужденная употребляла наркотики, алкоголь, ее квартира учтена как притон.

Из заключений судебно-медицинских экспертиз судом установлено, что у потерпевшей В. обнаружены черепно-мозговая травма, ссадины, повлекшие легкий вред здоровью, образовавшиеся от ударно-скользящих воздействий твердых тупых предметов в результате падения с высоты, которое не было пассивным (самопроизвольным), а с приданием телу потерпевшей предварительного дополнительного ускорения, которое могло быть обусловлено толчком при выбрасывании из окна.

Из протокола медицинского освидетельствования установлено, что осужденная находилась в состоянии одурманивания, вызванного наркотиком группы психостимуляторов.

Из показаний свидетелей М., М. и других, протокола осмотра места происшествия судом установлено, что осужденная употребляла наркотики, шприцы выбрасывала под окна квартиры, где они были обнаружены и изъяты, а из заключения судебно-химической экспертизы установлено, что в шприцах обнаружена жидкость, являющаяся наркотическим средством - кустарно изготовленным препаратом из эфедрина.

На основании этих и других, исследованных в судебном заседании доказательств, указанных в приговоре, которым, вопреки доводам в жалобах, дана надлежащая оценка, суд пришел к обоснованному выводу о виновности В., правильно квалифицировал ее действия, и оснований для их переквалификации на ст. 125 УК РФ по доводам жалобы осужденной не имеется.

У суда не было оснований не верить указанным в приговоре доказательствам, в том числе и тем, на которые имеются ссылки в жалобах.

Свидетель К.Т.В. последовательно показывала, что она видела, как осужденная держала свою дочь и толкнула ее рукой из окна. Что касается расхождений в показаниях этого свидетеля в той части, как держала осужденная свою дочь перед тем как вытолкнуть, а именно, за ноги или за талию, то данные обстоятельства не являются для признания показаний свидетеля недостоверными, к тому же эти показания подтверждены показаниями свидетелей К.Г.В., П.

Отраженные в протоколе осмотра места происшествия данные о том, что место падения потерпевшей располагалось на расстоянии 1 м 70 см от дома являются достоверными, поскольку они подтверждены указанными в приговоре другими доказательствами, при этом судом учтено, что детская заколка на ветке дерева располагалась на расстоянии 1,5-1,7 м от стены здания. В связи с чем суд обоснованно признал несостоятельными доводы осужденной о том, что дочь сама упала на расстоянии менее 1 м.

Вопреки доводам в жалобе осужденной, нарушений следователем требований ст.ст. 216-217 УПК РФ не допущено, ходатайство осужденной и адвоката о проведении повторной экспертизы было рассмотрено в установленном законом порядке, вынесено постановление об отказе в его удовлетворении, осужденная и адвокат были извещены об этом (т. 1, л.д. 216-218).

С учетом изложенного, судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобе осужденной о возможной заинтересованности следователя при составлении протокола осмотра места происшествия.

Проверены и обоснованно отвергнуты судом и доводы осужденной о том, что свидетель К.Т.В. якобы видела в окне пристегнутый к занавеске парик, и возможно ошиблась, что видела именно ее. Из протоколов неоднократных осмотров квартиры осужденной установлено, что на занавеске был прикреплен женский шиньон, однако он со стороны улицы визуально не наблюдался.

Наказание В. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного, всех обстоятельств дела, данных о личности. Оснований для смягчения наказания осужденной судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора суда, не установлено.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 26 марта 2007 года в отношении В. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 мая 2007 г. N 5-О07-80


Текст определения официально опубликован не был

Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.