Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 июня 2007 г. N 58-О07-38 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в получении взятки за действия в пользу взяткодателя, входящие в служебные полномочия должностного лица, совершенные с вымогательством взятки, подтверждается материалами дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 июня 2007 г. N 58-О07-38


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 28 июня 2007 года кассационные жалобы осужденных Т. и адвокатов С.В.А., Ф. на приговор Хабаровского краевого суда от 9 января 2007 года, которым

Т., родившийся 20 мая 1942 года в п. Чля Ульчского района Хабаровского края, несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 4 ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 200000 рублей, с лишением права занимать руководящие должности в государственных учреждениях здравоохранения сроком на 2 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Т. осужден за покушение на получение взятки за действия в пользу взяткодателя, входящие в служебные полномочия должностного лица, совершенное с вымогательством взятки.

Преступление совершено 16 июня 2006 года в г. Хабаровске, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Л., рассмотрев и удовлетворив переданное адвокатом Ф. и им же поддержанное ходатайство осужденного о рассмотрении кассационных жалоб в его отсутствие, выслушав объяснения указанного адвоката по доводам кассационных жалоб и мнение прокурора К. о необоснованности этих доводов, судебная коллегия установила:

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Т. просит отменить приговор с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение, либо переквалифицировать его действия на ст. 159 УК РФ или ч. 1 ст. 290 УК РФ, назначив наказание без реального лишения свободы.

Указывает, что выполнил все входящие в его должностные полномочия действия по проведению операции С., поэтому считает, что тот не был поставлен в условия, от которых пострадали бы его интересы, кроме того, указывает, что никаких действий в пользу взяткодателя не совершал.

Со ссылкой на исследованные доказательства обосновывает, что операция С. была бы проведена в любом случае, независимо от каких-либо его действий и получения либо неполучения денег, поскольку имплантант тому уже был выделен.

Полагает, что суд неправильно определил его должностные полномочия, связанные с выделением имплантантов, поскольку их получают, хранят и списывают без его участия.

Указывает, что инициатором передачи денег был С., чьи действия носили провокационный характер, с его стороны лишь исходило предложение оказать спонсорскую помощь для нужд отделения, обращает внимание на то, что не пытался прятать полученные деньги.

В процессе производства по делу было нарушено его право на защиту, поскольку следователь не разъяснила ему право ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела судом присяжных, направив первоначально дело в районный суд, а после возвращения его прокурору требования ст. 217 УПК РФ не выполнялись.

В приговоре не указаны конкретные действия, входящие в его полномочия как должностного лица, которые он выполнил или должен был выполнить в пользу взяткодателя. С. реально не был поставлен в условия, от которых пострадали бы его интересы, полученные деньги он намеревался использовать не в личных целях, а для покупки стиральной машины для нейрохирургического отделения, считает, что отсутствует состав преступления - получение взятки, сопряженной с вымогательством.

Кроме того, полагает, что суд не учел то, что ему 64 года, он имеет большой стаж работы, награжден двумя медалями, нагрудным знаком ЦК ВЦСПС, почетными грамотами. Ранее он не судим, имеет на иждивении двоих несовершеннолетних детей, реальное лишение свободы ставит его семью в тяжелое материальное положение.

Адвокат С.В.А., подавший кассационную жалобу в интересах осужденного, просил об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение, либо о переквалификации действий Т. на ст. 159 УК РФ или ч. 1 ст. 290 УК РФ с назначением наказания без реального лишения свободы.

Указывает на неразъяснение его подзащитному права ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела судом присяжных.

Полагает, что Т. не ставил в зависимость от передачи денег проведение операции С. и не поставил его в условия, вынудившие дать взятку, поскольку тому в любом случае была бы своевременно оказана медицинская помощь (проведена операция с использованием имплантанта), что подтверждается показаниями свидетелей и другими доказательствами, разговор о передаче денег состоялся после выполнения всех действий, входящих в обязанности Т. по проведению операции, поэтому считает, что вымогательство взятки отсутствует.

Из приговора следует, что Т. получил взятку за совершение действий, входящих в его должностные полномочия, то есть за проведение операции С. с использованием имплантанта, однако суд не учел, что в обязанности осужденного непосредственное проведение операции не входило, он выполнил все действия, входящие в его должностные обязанности, а полномочий отменить операцию у него не было.

Вывод о том, что Т. осуществлял контроль за использованием имплантантов, не соответствует установленным по делу обстоятельствам, из которых следует, что их хранение, выдача и учет осуществляются старшей медицинской сестрой, а он лишь пишет рапорт на имя главного врача о выделении имплантанта конкретному больному, что было им сделано.

Вывод суда о том, что в случае отказа С. дать взятку имплантант мог быть передан другому больному опровергается показаниями свидетелей Д. и С.

Поскольку Т. ввел С. в заблуждение относительно того, что за уже выделенный ему имплантант необходимо заплатить деньги, квалификация действий осужденного, данная судом, является неправильной.

Действия С. носили провокационный характер, инициатива передачи денег исходила от него, однако суд принял его показания за основу без указания причин, а противоречия в показаниях С. и Т. судом не устранены.

Суд использовал недопустимые доказательства, в частности видеозапись осмотра кабинета Т., хотя кассета с ней к протоколу следственного действия не приобщалась, а также аудиозапись разговора, сделанную С. без надлежащей проверки ее достоверности.

При назначении наказания не учтено наличие на иждивении Т. двоих малолетних детей, и то, что реальное лишение свободы ставит его семью в тяжелое материальное положение.

Адвокат Ф. в кассационной жалобе просит об отмене приговора с прекращением уголовного дела за отсутствием в деянии Т. состава преступления, либо об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение, либо о переквалификации действий осужденного на ч. 1 ст. 290 УК РФ или на ч. 1 ст. 159 УК РФ с назначением наказания, не связанного с лишением свободы без лишения права занимать определенные должности.

Полагает, что приговор постановлен незаконным составом суда, поскольку Т. был лишен права на рассмотрение его дела с участием присяжных заседателей, так как ни при выполнении требований ст. 217 УПК РФ, ни при пересоставлении обвинительного заключения такое право ему следователем не разъяснялось.

Считает, что все свои должностные обязанности по отношению к С. Т. выполнил, дальнейшее проведение операции находилось за рамками его властных полномочий, поэтому он не мог как-либо на нее повлиять или воспрепятствовать ее проведению, а суд этот вопрос не исследовал.

Полагает недопустимым доказательством аудиозапись беседы Т. и С., поскольку по ней не проводилась криминалистическая судебно-фоноскопическая экспертиза.

Обращает внимание на несправедливость приговора, чрезмерно суровое наказание, без учета пенсионного возраста осужденного, наличия на иждивении двоих малолетних детей, 40-летнего безупречного стажа работы в больнице на должности врача и заведующего отделением.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Б. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит приговор в отношении Т. законным, обоснованным и справедливым.

Доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, о нарушении права Т. на защиту, выразившемся в неразъяснении ему при выполнении требований ст. 217 УПК РФ права ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и особенностей рассмотрения уголовного дела этим судом и о незаконности в связи с этим состава суда являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Как следует из протокола ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела от 25 августа 2006 года (т. 1. л.д. 164-165), а также из протокола разъяснения обвиняемому условий выбора порядка судопроизводства от 25 августа 2006 года (т. 1, л.д. 166-168), Г. при выполнении требований ст. 217 УПК РФ было разъяснено, в том числе, его право ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, разъяснены особенности рассмотрения уголовного дела этим судом, права обвиняемого в судебном разбирательства и порядок обжалования судебного решения, при этом Т. внес в протокол собственноручную запись о том, что права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ, ему разъяснены и что воспользоваться этими правами он не желает.

Под этой записью наряду с подписью Т. стоит подпись его защитника - адвоката С.В.А.

Повторного после возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ разъяснения обвиняемому положений ст. 217 ч. 5 УПК РФ, с отсутствием которого в жалобах и связывается нарушение права Т. на защиту, по закону не требуется.

Последующее изменение подсудности уголовного дела (направление его на рассмотрение в краевой суд) также не влечет за собой необходимости дополнительного разъяснения обвиняемому положений этой статьи, поскольку ранее Т. уже разъяснялось, что само право ходатайствовать о рассмотрении его уголовного дела судом с участием присяжных заседателей возникло у него именно в связи с предусмотренной ст. 31 ч. 3 п. 1 УПК РФ подсудностью этого дела краевому суду.

При указанных обстоятельствах следует признать, что в выборе формы судопроизводства Т. ограничен не был, как не было нарушено и его право на защиту. Оснований утверждать, что дело о нем рассмотрено незаконным составом суда, не имеется.

Выводы суда о доказанности вины Т. в покушении на получение взятки, сопряженной с вымогательством, соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Вопреки доводам жалоб судом при установлении обстоятельств преступления использовались только процессуально оформленные, проверенные с точки зрения их относимости, допустимости и достаточности в своей совокупности доказательства.

На основании исследованных доказательств судом бесспорно установлено, что находящийся на излечении в больнице С. передал заведующему отделением этой больницы Т., а тот принял 10000 рублей.

Указание в жалобах на то, что суд в приговоре не отразил, за совершение каких именно действий должностного характера С. передал деньги Т. и то, что такими действиями, на их взгляд, является сама операция, проведение которой не входило в служебные полномочия Т., на материалах дела не основано и действительности не соответствует.

В приговоре прямо указано, что деньги Т. С. передал за выделение ему имплантанта, необходимого для проведения операции, т.е. именно за те действия, совершение которых согласно должностной инструкции заведующего отделением входило в полномочия Т.

Т. не отрицает, что перед операцией, в день передачи ему денег С., он, в соответствии с должностной инструкцией, как заведующий отделением, на основании принятого лечащим врачом решения о необходимости проведения С. операции с использованием имплантанта, подал на имя главного врача больницы рапорт о выделении имплантанта С., а это и есть желаемые для С. действия Т., без которых получение необходимого для операции имплантанта было бы невозможно.

Поскольку этими действиями и была обусловлена передача денег, суд правильно признал содеянное Т. взяткой. То, что имплантант был выделен С. еще до передачи денег, для квалификации действий Т., как взятки, значения не имеет.

И Т., и С. знали, что имплантант С. должен быть выделен бесплатно. Оба понимали, что деньги передаются за выделение имплантанта незаконно. Здесь все было предельно ясно. Никто никого в заблуждение не вводил и не обманывал. Стало быть о мошенничестве в действиях Т. речи быть не может.

Доводы жалоб о том, что деньги С. передал Т. добровольно, в порядке оказания материальной помощи больнице, проверены судом и обоснованно отвергнуты как несоответствующие действительности.

Как установлено по делу, накануне операции, еще до подачи рапорта главному врачу Т. пригласил С. к себе в кабинет, где потребовал у него деньги за выделение имплантанта, заявив, что в противном случае необходимый тому для проведения операции имплантант будет перераспределен другому больному.

Возможность такого перераспределения имплантантов подтвердили в суде свидетели - врачи нейрохирургического отделения больницы.

При указанных обстоятельствах, когда проведение операции С. с использованием имплантанта Т. поставил в зависимость от передачи ему денег, а самого С. - в условия, при которых он смог бы получить необходимую медицинскую помощь, только выполнив требования Т., суд обоснованно пришел к выводу о вымогательстве Т. взятки.

Рассуждения в жалобах по поводу нереальности угроз правоохраняемым интересам С. основаны на предположениях, поэтому во внимание быть приняты не могут.

Сам С. уверен в том, что, не передай он Т. требуемых за имплантант денег, соответствующей медицинской помощи он бы не получил.

С учетом изложенного судебная коллегия находит квалификацию действий Т. по ст.ст. 30 ч. 3 и 290 ч. 4 п. "в" УК РФ правильной. Суд счел преступление неоконченным, поскольку передача денег происходила под контролем милиции.

Наказание Т. назначено судом в соответствии с требованиями закона с учетом характера и степени общественной опасности преступления, данных о личности осужденного, всех влияющих на его ответственность обстоятельств, в т.ч. и тех, на которые указано в кассационных жалобах.

Дополнительное наказание Т. назначено обоснованно.

Оснований для отмены либо изменения приговора, в т.ч. и по мотивам жалоб, не имеется.

В силу изложенного и, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Хабаровского краевого суда от 9 января 2007 года в отношении Т. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Т., адвокатов С.А.В. и Ф. - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 июня 2007 г. N 58-О07-38


Текст определения официально опубликован не был

Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.