Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 июля 2007 г. N 84-007-20 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в убийстве группой лиц, сопряженном с разбоем, и разбойном нападении с причинением тяжкого вреда здоровью, с применением предметов, используемых в качестве оружия, подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 июля 2007 г. N 84-007-20


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 23 июля 2007 года кассационную жалобу осужденного М.Р.Х на приговор Новгородского областного суда с участием присяжных заседателей от 10 мая 2007 года, которым

М.Р.Х., родившийся 7 июля 1980 года в п. Пахтакор Джизакской области Республики Узбекистан, ранее судимый

1 апреля 2003 г. по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден условно-досрочно 23 апреля 2005 года на 1 год 21 день

осужден к лишению свободы по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 11 лет, по п.п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 15 лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 21 год лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с М.Р.Х. в доход государства процессуальные издержки в сумме 13 897 рублей 05 копеек.

М. осужден за убийство группой лиц С., сопряженное с разбоем, за разбойное нападение на потерпевшего с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Преступления совершены им 20 августа 2006 года в пос. Анциферово Хвойнинского района Новгородской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Заслушав доклад судьи "...", мнение прокурора М.Л.М., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Осужденный М.Р.Х. в своей кассационной жалобе указывает, что суд дал возможность потерпевшей сообщить присяжным заседателям о том, что он освободился из мест лишения свободы.

Судебно-медицинский эксперт Ш. при ее допросе в присутствии присяжных заседателей продемонстрировала фрагмент черепа потерпевшего, который не был приобщен к материалам дела. Ходатайство защитника об исключении этого доказательства как недопустимого, суд необоснованно отклонил. Считает, что сделано это было с целью устрашения присяжных заседателей и формированию предубеждения в отношении него.

Прокурор с разрешения председательствующего разъяснил присяжным заседателям юридические термины, кроме того они пользовались Уголовным кодексом РФ.

В нарушение закона председательствующий в первые дни сказал присяжным заседателям, что они могут обсуждать вопросы о доказанности, когда собираются в совещательной комнате.

Вопросный лист сформулирован без учета вопросов стороны защиты. В вопросный лист включены также события, не являющиеся преступлением, и не подлежащие обсуждению присяжными.

В приговоре суд формально сослался на смягчающие обстоятельства, но не учел их. Назначенное ему наказание является чрезмерно суровым.

Допущенные судом нарушения повлияли на объективность вердикта и постановление справедливого приговора.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель К. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденного М. в содеянном, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Не нарушен судом и закон при допросе эксперта Ш.

Как следует из материалов дела, экспертом Ш. по фрагменту свода черепа потерпевшего С. был проведена медико-криминалистическая экспертиза. При допросе эксперта в судебном заседании она продемонстрировала фрагмент черепа погибшего и ответила на вопросы участников процесса, в том числе и на вопросы защитника осужденного о механизме образования повреждений у потерпевшего. При этом ни сам осужденный, ни его защитник не ставили вопрос о признании заключений судебно-медицинского эксперта Ш. недопустимыми доказательствами, (т. 3 л.д. 73-75). Защитник осужденного адвокат Б. заявила ходатайство лишь о вызове и допросе в судебном заседании эксперта из бюро сложных экспертиз г. Санкт-Петербурга для дополнительных разъяснений о механизме образования повреждений на черепе, в удовлетворении которого ей было отказано.

В присутствии присяжных заседателей в соответствии с ч. 7 ст. 335 УПК РФ исследовались только такие фактические обстоятельства, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями.

Сведения о судимости М. не исследовались судом. Вопреки доводам жалобы не заявляла о судимости М. и потерпевшая М.Л.А. ни при ее допросе, ни выступая в прениях (т. 3 л.д. 63-64, 98).

Не основаны на материалах дела и доводы жалобы осужденного об оказании незаконного воздействия на присяжных заседателей государственным обвинителем К. Во вступительном слове, в ходе судебного следствия, в прениях государственный обвинитель не сообщала присяжным заседателям каких-либо обстоятельств, способных вызвать предубеждение присяжных заседателей.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 339, 343 УПК РФ.

Составлен вопросный лист с учетом предъявленного М. обвинения, которое было поддержано в судебном заседании государственным обвинителем, а также мнения стороны защиты о непричастности М. к разбойному нападению на С. и его убийству. При этом сторона защиты не предлагала включить в вопросный лист дополнительные вопросы.

Вынесенный присяжными заседателями вердикт является ясным.

В соответствии с ч. 2 и ч. 3 ст. 348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и он квалифицирует действия осужденного в соответствии с обвинительным вердиктом.

Установленные присяжными заседателями фактические обстоятельства правильно расценены председательствующим как убийство группой лиц С., сопряженное с разбоем, и разбойное нападение на потерпевшего с причинением тяжкого вреда его здоровью, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Наказание назначено М. соразмерно содеянному с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела, мнения присяжных заседателей о том, что он не заслуживает снисхождения, а также влияния назначенного наказания на его исправление.

Все смягчающие обстоятельства: раскаяние М. в содеянном, наличие у него малолетних детей, тяжких заболеваний в полной мере учтены судом при назначении ему наказания.

Оснований для признания назначенного наказания несправедливым и для его снижения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новгородского областного суда с участием присяжных заседателей от 10 мая 2007 года в отношении М.Р.Х. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 июля 2007 г. N 84-007-20


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение