Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 июля 2007 г. N 48-О07-46СП Основанием для изменения приговора послужил факт того, что дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью назначено с нарушением требований закона, поскольку в приговоре должен был быть указан конкретный вид должностей или конкретный вид деятельности, которые запрещено занимать или заниматься

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 июля 2007 г. N 48-О07-46СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя П. кассационные жалобы осужденных М.Л.Т. и Р., адвоката Л. на приговор суда присяжных Челябинского областного суда от 6 апреля 2007 года, которым

М.Л.Т., 7 января 1955 года рождения, уроженка пос. Буранного Агаповского района Челябинской области, не судима, -

осуждена:

по ст. 290 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать должности в органах местного самоуправления на 2 года;

по ст. 286 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на 2 года;

по ст. 290 ч. 4 п. "а" УК РФ (в ред. 1996 года) к 7 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права занимать должности в органах местного самоуправления на 3 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По ст. 290 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизодам получения взяток от Б., от М-ва, Ш. (65000 рублей), Ф., С. (20000 и 90000 рублей), З., Ш. (20000 рублей), Т., З., С-ва, С-ко, Г., мужчины по имени Сергей, А., и по ст. 286 ч. 2 УК РФ (отвод земельного участка для Б.) М. оправдана в связи с неустановлением события преступления;

Р., 30 мая 1958 года рождения, уроженка с. Верхней Сосновки Кизильского района Челябинской области, не судима,

- осуждена:

по ст. 290 ч. 4 п. "а" УК РФ по 47 эпизодам к 7 годам лишения свободы, по ст. 290 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду получения взятки от А.) к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 286 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима без штрафа.

В соответствии со ст. 47 УК РФ Р. лишена права занимать должности в органах местного самоуправления на 3 года;

Е., 17 марта 1945 года рождения, уроженка с. Святославка Ижморского района Кемеровской области, не судима,

- осуждена:

по ст. 290 ч. 4 п. "а" УК РФ (по 27 эпизодам получения взяток) с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 290 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду получения взятки от А.) к 5 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 286 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы без штрафа, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

В соответствии со ст. 47 УК РФ Е. лишена права занимать должности в органах местного самоуправления на 3 года;

С.А.Н., 19 сентября 1945 года

рождения, уроженец с. Золино Дзержинского района Горьковской области, не судим,

- осужден:

по ст. 290 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать должности в органах местного самоуправления на 3 года, по ст. 286 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года с лишением права занимать должности в органах местного самоуправления на 3 года;

М.К.В., 11 сентября 1972 года рождения, уроженец г. Магнитогорска Челябинской области, не судим,

- осужден к лишению свободы:

по ст. 159 ч. 3 УК РФ к 3 годам; по ст.ст. 33 ч. 4, 286 ч. 1 УК РФ к 1 году; по ст.ст. 33 ч. 4, 286 ч. 2 УК РФ к 2 годам, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 4 годам с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

В иске прокурору о взыскании с осужденных незаконно полученных средств отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Х.B.C., мнение прокурора Г., поддержавшего кассационное представление об отмене приговора и возражавшего против удовлетворения жалоб, и объяснение адвоката А. в защиту Р., Судебная коллегия установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей осужденные признаны виновными в том, что: М-к, являясь главой Приуральского сельского совета Агаповского района Челябинской области, Е. - ведущим специалистом, инженером-инспектором инспекции государственного архитектурно-строительного надзора администрации Агаповского района, Р. - районным архитектором, как должностные лица превысили свои должностные полномочия при отводе земельных участков в собственность граждан, за что получали взятки организованной группой; С., являясь руководителем Комитета по земельным ресурсам и землеустройству по Агаповскому району, превысил свои должностные полномочия при оформлении земельных участков гражданам в собственность и получил взятку; М-в совершил мошенничество в крупном размере и подстрекал должностных лиц: М-к и С-ва к совершению ими действия, явно выходящих за пределы полномочий каждого и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов общества и государства.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель П. ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение со стадии обсуждения последствий вердикта по следующим основаниям.

Прокурор указывает, что суд при вынесении оправдательного приговора по ряду эпизодов неправильно применил уголовно-процессуальный закон (ст. 302 ч. 2 п. 1 УПК РФ), указав, что по этим эпизодам в отношении М-к не установлено события преступления, тогда как следовало руководствоваться п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, поскольку согласно вердикта участие М-к по указанным эпизодам не доказано, и она не причастна к их совершению.

Квалифицируя действия М-к по 2 эпизодам получения взяток по ст. 290 ч. 3 УК РФ, тогда как органами следствия ее действия были квалифицированы отдельно по каждому эпизоду, суд не указал, что законом от 08.12.2003 года N 162-ФЗ устранена неоднократность преступлений, что исключало двойную квалификацию.

Дополнительное наказание по ст. 286 ч. 2 УК РФ в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью М-к назначено без указания конкретных должностей, которыми ей запрещено заниматься на государственной службе или в органах местного самоуправления.

Назначая Р. и Е. наказание по ст. 290 ч. 4 п. "а" УК РФ за преступление, совершенное в феврале-марте 2004 года (получение взятки от А.) суд не применил дополнительное наказание в виде штрафа, не мотивировав свое решение.

Назначая наказание М-ву по ст. 159 ч. 3 УК РФ, суд не указал редакцию уголовного закона и не мотивировал неприменение штрафа.

Назначая в соответствии со ст. 47 УК РФ дополнительное наказание Р. и Е., суд не привел мотивов принятого решения.

При наличии отрицательного ответа присяжных на вопрос заслуживает ли М-к и Р. снисхождения за большинство преступлений, назначенное каждой из них наказание, по мнению государственного обвинителя, является чрезмерно мягким и несправедливым.

Кроме того, суд необоснованно отказал прокурору в иске, заявленном в интересах государства, и не взыскал с осужденных необоснованное обогащение в виде полученных ими денежных средств.

В кассационных жалобах:

осужденная М-к просит об изменении приговора и смягчении наказания с учетом уже отбытого срока в период нахождения в следственном изоляторе, положительных характеристик, множественных наград, состояния здоровья и применении условного осуждения;

в дополнительной жалобе М-к просит о переквалификации действий со ст. 286 ч. 2 УК РФ на ст. 292 УК РФ, полагая, что ею совершен должностной подлог, и об отмене приговора в части осуждения по ст. 290 ч. 3 УК РФ по эпизодам получения взяток от П. и Б., так как имела место купля-продажа участков этим лицам и она была посредником в этой сделке, не имея какой-либо корысти; по остальным эпизодам, по которым она осуждена по ст. 290 ч. 4 п. "а" УК РФ М-к оспаривает обоснованность вердикта о ее виновности, указывает на неправильную постановку вопросов перед присяжными, нарушение требований закона при произнесении председательствующей напутственного слова, на давление, оказанное государственным обвинителем в прениях на присяжных заседателей; считает назначенное ей наказание чрезмерно суровым, просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение с изменением ей меры пресечения на подписку о невыезде с учетом данных о ее личности и состоянии здоровья;

адвокат Л. также просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с нарушениями уголовного и уголовно-процессуального законодательства и несправедливостью назначенного М-к наказания и указывает, что председательствующей при формировании вопросов перед присяжными допущено нарушение ст. 339 ч. 1 УПК РФ и вместо 3 вопросов задано 2 вопроса, что лишало присяжных возможности высказаться отдельно по вопросу, имело ли место событие преступления и причастна ли к его совершению осужденная; считает, что вопрос N 44 задан с нарушением закона, так как касается всех деяний, которые вменены М-к по фактам взяток; напутственное слово не отвечает требованиям закона, в нем приведены лишь доказательства виновности, что в нем не изложено сведений об изменениях, внесенных гособвинителем; присяжным не разъяснено их право на признание подсудимых виновными в менее тяжких преступлениях; полагает, что описательно-мотивировочная часть приговора не соответствует требованиям ст. 351 УПК РФ; дает оценку доказательствам, считая вину М-к в получении взяток не доказанной, что в ее действиях имеется состав должностного подлога и у суда имелись основания в соответствии с п. 5 ст. 348 УПК РФ признать, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного лица, распустить коллегию и начать новое судебное следствие;

осужденная Р. в основной и дополнительной жалобе просит об отмене приговора и прекращении дела в связи с ее необоснованным осуждением, так как должностным лицом, то есть субъектом преступления она не являлась, так как работала в коммерческой структуре - начальником хозрасчетного отдела архитектуры; указывает на необъективность государственного обвинителя, дает оценку показаниям Е. и другим доказательствам и полагает, что у суда имелись основания для вывода, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного лица, роспуска коллегии присяжных заседателей и для начала нового судебного следствия.

В возражении государственного обвинителя на жалобу осужденной М-к указывается на ее необоснованность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы представления, жалоб и возражений, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационных жалоб.

Приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности М-к, Р., Е., С-ва и М-ва и о невиновности М-к в ряде преступлений, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела и доказательств, представленных сторонами обвинения и защиты.

Постановленный приговор отвечает требованиям закона, предусматривающим определенные изъятия при постановлении его с участием присяжных заседателей.

Данных о том, что судом исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании доказательств, не усматривается.

Дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства, и доводы жалоб о нарушении судом требований закона являются несостоятельными.

Так, в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ судья с учетом результатов судебного следствия, прений сторон формулирует в письменном виде вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, зачитывает их и передает сторонам.

Стороны вправе высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внести предложения о постановке вопросов.

Как видно из протокола судебного заседания, эти требования закона председательствующей соблюдены. Сформулированные ею вопросы были вручены сторонам, и после поступивших замечаний и дополнений были окончательно сформулированы вопросы и переданы старшине присяжных заседателей.

Доводы жалобы М-к о неправильной постановке вопросов, жалобы адвоката Л. о том, что вопрос N 44 не соответствует требованиям закона, что вместо трех вопросов по каждому преступлению задано два вопроса, - эти доводы являются необоснованными, поскольку все вопросы сформулированы в соответствии с требованиями закона и по каждому из деяний поставлено 3 вопроса:

1) доказано ли, что деяние совершено подсудимым;

2) виновен ли он (она) в его совершении;

3) если на второй вопрос дан утвердительный ответ, то заслуживает ли подсудимый снисхождения.

Таким образом в первом вопросе соединены два вопроса, а во втором - стоит вопрос о виновности, в то время как законом допускается постановка одного объединенного вопроса.

В вопросе N 44 поставлен общий вопрос о доказанности или недоказанности того, что лица, работавшие в администрации поселка, по сговору между собой и распределив роли получали вознаграждения с граждан за выделение земельных участков, то есть о доказанности события преступления; в вопросе не указывается конкретных деяний и лиц, и он соответствует требованиям закона.

Замечаний и предложений по поставленным вопросам ни от осужденной М-к, ни от адвоката Л. не поступило.

Необоснованными являются доводы жалоб о том, что напутственное слово судьи не соответствует требованиям закона, что в нем приведены лишь доказательства виновности М-к, что в нем не содержится сведений об изменениях в связи с отказом гособвинителя от части обвинения, что присяжным не разъяснено право на признание вины подсудимых в менее тяжком преступлении.

Как видно из содержания напутственного слова, оно соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, и в нем приведено содержание обвинения, предъявленного подсудимым, и уголовный закон, предусматривающий ответственность за эти деяния. Внимание присяжных обращено на то, что вопрос о квалификации действий подсудимых будет решаться в зависимости от принятого ими решения по предложенной органами предварительного следствия квалификации, по менее тяжкому составу преступления или принимать решение об отсутствии состава преступления.

В напутственном слове судья напомнила доказательства, представленные сторонами в судебном заседании и исследованные судом, а также позиции сторон по анализу и оценке доказательств, разъяснила основные правила оценки доказательств, раскрыла содержание конституционного принципа презумпции невиновности, положение о толковании неустранимых сомнений в пользу подсудимого, а также разъяснен порядок совещания присяжных по вопросному листу и другие положения закона, которыми им необходимо руководствоваться.

Возражений от сторон в связи с содержанием напутственного слова не поступило, как и на вопросный лист.

В вопросном листе в связи с частичным отказом гособвинителя от обвинения вопросов по этой части обвинения не содержится, поэтому отсутствие в напутственном слове ссылки на уменьшение объема обвинения не повлияло на ответы присяжных по вопросам о конкретных деяниях подсудимых.

Нельзя согласиться с доводами жалобы М-к, что государственный обвинитель оказал давление на присяжных, участвуя в прениях и допуская определенные выражения: "да, доказано!", "да, виновна!", поскольку, как видно из протокола судебного заседания, стороны обвинения и защиты в соответствии со ст. 292 УПК РФ изложили свои позиции по предъявленному обвинению, и председательствующим сделаны замечания с остановкой выступающих в прениях сторон, когда они касались обстоятельств, не подлежащих рассмотрению присяжными заседателями. Оснований рассматривать речь государственного обвинителя как оказанное на присяжных заседателей давление не имеется.

Таким образом нарушений уголовно-процессуального закона по делу не установлено.

В соответствии со ст. 348 УПК РФ обвинительный вердикт, как и оправдательный, обязателен для председательствующего, который в соответствии с вердиктом в описательно-мотивировочной части правильно указал преступные деяния, в совершении которых подсудимые признаны виновными.

Указания и ссылки на доказательства, их оценки в приговоре не требуется, и доводы жалоб о недоказанности вины со ссылкой на доказательства являются несостоятельными. Данных о том, что судом присяжных исследовались недопустимые доказательства, в деле не имеется.

Правильность квалификации действий осужденных, в том числе М-к, Р., Е., занимавших должности главы местной администрации (М-к), архитектора района - начальника отдела с подчинением главе района (Р.), ведущего специалиста, инженера - инспектора инспекции одного из подразделений районной администрации (Е.) с соответствующими возложенными на них должностными функциями обоснованно признаны должностными лицами, субъектами должностных преступлений: получение взятки организованной группой и превышение должностных полномочий.

Оснований для переквалификации действий М-к на ст. 292 со ст. 286 ч. 2 УК РФ не имеется, поскольку превышение должностных полномочий при отводе земельных участков повлекло существенное нарушение прав и законных интересов общества и государства.

Назначенное осужденным наказание, в том числе и по совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ соответствует требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ.

При этом судом приняты во внимание смягчающие наказание обстоятельства и данные о личности осужденных.

Оно является справедливым, и оснований как для признания его чрезмерно мягким в отношении М-к и Р. и, как следствие этого, для отмены приговора, так и для признания наказания чрезмерно суровым, и для смягчения наказания Судебная коллегия не находит.

Законным и обоснованным является приговор в части оправдания М-к за ряд преступлений по ст.ст. 286 ч. 2 и 290 ч. 4 УК РФ, и оснований для его отмены также не имеется.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Как обоснованно указано в кассационном представлении государственного обвинителя, судом правильно изложены обстоятельства на основании вердикта о недоказанности вины М-к по ряду преступлений, однако основания оправдания в приговоре указаны неправильно: суду следовало руководствоваться п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с непричастностью М-к к совершению преступления, а не в связи с неустановлением события преступления, предусмотренного п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, поэтому приговор в этой части подлежит уточнению.

Обоснованно в представлении гособвинителя указано и на то обстоятельство, что дополнительное наказание М-к по ст. 286 ч. 2 УК РФ в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью назначено с нарушением требований закона, поскольку в приговоре должен был быть указан конкретный вид должностей или конкретный вид деятельности, которые запрещено занимать или заниматься.

В этой части приговор подлежит изменению.

По ст. 290 ч. 3 УК РФ дополнительное наказание М-к назначено обоснованно, как и Р., Е. и С-ву в соответствии с требованиями закона в виде лишения права занимать должности в органах местного самоуправления.

То обстоятельство, что дополнительное наказание Р. и Е. не назначено по ст. 290 ч. 4 п. "а" УК РФ, а назначено в соответствии со ст. 47 УК РФ к окончательно назначенному наказанию в виде лишения свободы не является существенным нарушением закона, влекущим отмену приговора, на что указано в кассационном представлении.

Необоснованным является представление государственного обвинителя с указанием на то обстоятельство, что суд отказал прокурору в иске о взыскании в доход государства с осужденных незаконно полученных средств в виде взяток.

В соответствии с требованиями ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми нормами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ, то есть речь идет о возврате неосновательного обогащения потерпевшему, а не государству.

Однако взяткодатели, если в отношении них не решен вопрос об освобождении их от уголовной ответственности, не могут признаваться потерпевшими, поэтому в их пользу переданные ими взяткополучателю взысканы быть не могут.

Изъятые деньги и другие ценности, являющиеся предметами взятки и признанные вещественными доказательствами, подлежат обращению в доход государства на основании п. 4.1 ст. 81 УПК РФ.

По данному делу таких вещественных доказательств не установлено и не изъято.

При таком положении суд обоснованно отказал заявленному в судебном заседании прокурором иске о взыскании неосновательного обогащения в доход государства как не предусмотренного действующим законодательством.

Таким образом кассационное представление государственного обвинителя подлежит удовлетворению частично.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Челябинского областного суда от 6 апреля 2007 года в отношении М.Л.Т. изменить.

Исключить из приговора назначенное М-к по ст. 286 ч. 2 УК РФ дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком на 2 года, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 290 ч. 3, 286 ч. 2 и 290 ч. 4 п. "а" УК РФ считать назначенным дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности в органах местного самоуправления на 2 года.

Этот же приговор в части оправдания М.Л.Т. по ст. 290 ч. 4 п. "а" УК РФ (по 14 эпизодам взяток) и по ст. 286 ч. 2 УК РФ (по эпизоду отвода земельного участка для Б.) изменить, считать ее оправданной за эти преступления на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления.

В остальном приговор в отношении М.Л.Т. и этот же приговор в отношении Р.А.С., Е., С.А.Н. и М.К.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных М.Л.Т., Р., адвоката Л. и кассационное представление государственного обвинителя П. оставить без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 июля 2007 г. N 48-О07-46СП


Текст определения официально опубликован не был

Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.