Решение Верховного Суда РФ от 2 марта 2007 г. N ГКПИ06-1457 Об отказе в признании недействующим пункта 3.14 Инструкции ЦБР от 15 июня 2004 г. N 117-И "О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации при осуществлении валютных операций, порядке учета уполномоченными банками валютных операций и оформления паспортов сделок"

Решение Верховного Суда РФ от 2 марта 2007 г. N ГКПИ06-1457

ГАРАНТ:

Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N КАС07-311 настоящее решение оставлено без изменения


Верховный Суд Российской Федерации

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению ОАО Концерн "Калина" о признании частично недействующим пункта 3.14 Инструкции Центрального банка Российской Федерации от 15 июня 2004 г. N 117-И "О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации при осуществлении валютных операций, порядке учета уполномоченными банками валютных операций и оформления паспортов сделок", установил:

главой 3 Инструкции Центрального банка Российской Федерации от 15 июня 2004 г. N 117-И "О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации при осуществлении валютных операций, порядке учета уполномоченными банками валютных операций и оформления паспортов сделок" (далее - Инструкция) установлен порядок оформления, переоформления и закрытия паспорта сделки (далее - С) при осуществлении валютных операций между резидентами и нерезидентами.

Пунктом 3.14 Инструкции предусмотрено, что для оформления ПС резидент представляет в банк ПС документы, указанные в пункте 3.5 настоящей Инструкции, в установленном банком ПС порядке и в согласованный с банком ПС срок, не позднее осуществления первой валютной операции по контракту кредитному договору) либо иного исполнения обязательств по контракту (кредитному договору).

ОАО Концерн "Калина" обратилось в суд с заявлением о признании недействующим пункта 3.14 Инструкции в части слов "либо иного исполнения обязательств по контракту (кредитному договору)".

В заявлении указано, что Инструкция в оспариваемой части противоречит закону и нарушает права ОАО Концерн "Калина".

Установив требование о представлении документов для оформления ПС не позднее исполнения обязательств по контракту, не являющегося осуществлением валютной операции, Банк России вышел за пределы своих полномочий, определенных в Федеральных законах "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" и "О валютном регулировании и валютном контроле". Кроме того, оспариваемым предписанием Инструкции, по мнению заявителя, нарушаются принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела и принцип свободы договора.

В судебном заседании представитель ОАО Концерн "Калина" К. поддержала заявленное требование и просила о его удовлетворении в полном объеме.

Представители Центрального банка Российской Федерации Т. и Г.Т.В., представитель Министерства юстиции Российской Федерации Г.Е.П. требование заявителя не признали, ссылаясь на то, что оспариваемое предписание Инструкции не противоречит действующему законодательству Российской Федерации и не нарушает права и законные интересы заявителя или неопределенного круга лиц.

Выслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела и заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации В., полагавшей отказать заявителю в удовлетворении его требования, суд находит заявление ОАО Концерн "Калина" не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с преамбулой Федерального закона от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" (далее - Закон) целью данного Закона является обеспечение реализации единой государственной валютной политики, а также устойчивости валюты Российской Федерации и стабильности внутреннего валютного рынка Российской Федерации как факторов прогрессивного развития национальной экономики и международного экономического сотрудничества.

Согласно частям 1 и 2 статьи 5 Закона органами валютного регулирования в Российской Федерации являются Центральный банк Российской Федерации и Правительство Российской Федерации.

Для реализации функций, предусмотренных Законом, Центральный банк Российской Федерации и Правительство Российской Федерации издают в пределах своей компетенции акты органов валютного регулирования, обязательные для резидентов и нерезидентов.

Статьей 20 Закона установлено, что Центральный банк Российской Федерации в целях обеспечения учета и отчетности по валютным операциям в оответствии с Законом может устанавливать единые правила оформления резидентами в уполномоченных банках паспорта сделки при осуществлении валютных операций между резидентами и нерезидентами.

Паспорт сделки должен содержать сведения, необходимые в целях обеспечения учета и отчетности по валютным операциям между резидентами и нерезидентами. Указанные сведения отражаются в паспорте сделки на основании подтверждающих документов, имеющихся у резидентов.

Паспорт сделки может использоваться органами и агентами валютного контроля для целей осуществления валютного контроля в соответствии с Законом.

Кроме того, в силу пункта 2 части 3 статьи 23 Закона порядок представления резидентами и нерезидентами подтверждающих документов и информации при осуществлении валютных операций уполномоченным банкам устанавливается Центральным банком Российской Федерации.

Следовательно, Банку России предоставлены Законом полномочия на принятие оспариваемого нормативного правового акта.

С доводом заявителя о том, что, закрепив в Инструкции предписание об обязанности резидента для оформления ПС представлять в банк ПС соответствующие документы не позднее исполнения обязательств по контракту (кредитному договору), не являющегося осуществлением валютной операции, Банк России вышел за рамки валютного регулирования и своей компетенции, суд согласиться не может.

Как уже отмечалось, Законом предусмотрено, что паспорт сделки может использоваться органами и агентами валютного контроля для целей осуществления валютного контроля.

Согласно частям 2 и 3 статьи 22 Закона органами валютного контроля в Российской Федерации являются Центральный банк Российской Федерации, федеральный орган (федеральные органы) исполнительной власти, уполномоченный (уполномоченные) Правительством Российской Федерации, а агентами валютного контроля - уполномоченные банки, подотчетные Центральному банку Российской Федерации, а также не являющиеся уполномоченными банками профессиональные участники рынка ценных бумаг, в том числе держатели реестра (регистраторы), подотчетные федеральному органу исполнительной власти по рынку ценных бумаг, таможенные органы и налоговые органы.

Органы и агенты валютного контроля в пределах своей компетенции, в частности, имеют право запрашивать и получать документы и информацию, которые связаны с проведением валютных операций, открытием и ведением счетов (пункт 3 части 1 статьи 23 Закона).

Кроме того, пункт 9 части 4 статьи 23 Закона наделяет агентов валютного контроля правом запрашивать и получать от резидентов и нерезидентов документы (проекты документов), являющиеся основанием для проведения валютных операций, включая договоры (соглашения, контракты), доверенности, выписки из протокола общего собрания или иного органа управления юридического лица; документы, содержащие сведения о езультатах торгов (в случае их проведения); документы, подтверждающие факт передачи товаров (выполнения работ, оказания услуг), информации и результатов интеллектуальной деятельности, в том числе исключительных прав на них, акты государственных органов.

При этом абзацем четвертым части 5 указанной статьи предусмотрено, что уполномоченные банки отказывают в осуществлении валютной операции в случае непредставления лицом документов, требуемых на основании частей 4 и 5 данной статьи, либо представления им недостоверных документов.

Из приведенных норм Закона следует, что контроль за валютными операциями, осуществляемый органами и агентами валютного контроля, носит не только текущий и последующий, но и предварительный характер, позволяющий отказать в осуществлении валютной операции, не отвечающей требованиям валютного законодательства.

Часть 1 статьи 19 Закона возлагает на резидентов при осуществлении внешнеторговой деятельности обязанность обеспечить:

получение от нерезидентов на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты или валюты Российской Федерации, причитающейся в соответствии с условиями указанных договоров (контрактов) за переданные нерезидентам товары, выполненные для них работы, оказанные им услуги, переданные им информацию и результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них;

возврат в Российскую Федерацию денежных средств, уплаченных нерезидентам за неввезенные на таможенную территорию Российской Федерации (неполученные на таможенной территории Российской Федерации) товары, невыполненные работы, неоказанные услуги, непереданные информацию и результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них.

Между тем при отсутствии у агентов валютного контроля документов, являющихся основанием для проведения в последующем валютных операций, в том числе документов, подтверждающих факт передачи товаров (выполнения работ, оказания услуг), предварительный валютный контроль за исполнением резидентами обязанности по репатриации иностранной валюты и валюты Российской Федерации фактически становится невозможным.

Таким образом, закрепив в пункте 3.14 Инструкции требование к резидентам о предоставлении в банк документов для оформления паспорта сделки не позднее "иного исполнения обязательств по контракту (кредитному договору)", Банк России не вышел за пределы его компетенции, установленной Законом.

Соответственно у суда нет никаких оснований считать, что Инструкцией в оспариваемой части нарушается принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела.

Не может быть признан состоятельным и довод заявителя о нарушении пунктом 3.14 Инструкции права ОАО Концерн "Калина" на свободу договора.

Инструкция в оспариваемой части не ограничивает право заявителя на свободу заключения, изменения, исполнения и расторжения каких-либо оговоров, включая определение любых, не противоречащих законодательству условий договора.

Согласно части первой статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Руководствуясь ст.ст. 194-199, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации решил:

ОАО Концерн "Калина" в удовлетворении заявления отказать.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.


Решение Верховного Суда РФ от 2 марта 2007 г. N ГКПИ06-1457


Текст решения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, июнь 2008 г., N 6 (в извлечении)


Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N КАС07-311 настоящее решение оставлено без изменения


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.