Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 августа 2007 г. N 275-П07 Поскольку похищение потерпевших являлось приготовлением к их последующему убийству, в дополнительной квалификации эти действия не нуждаются, приговор подлежит изменению, размер назначенного наказания снижению

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 августа 2007 г. N 275-П07


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного П. на приговор Московского городского суда от 1 октября 1999 г., по которому

П., 18 марта 1966 года рождения, уроженец г. Донецка Украинской ССР, судимый 27 мая 1992 г. по ст. 89 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освобожден 24 февраля 1995 г. по отбытии наказания,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, в, д, ж, к" УК РФ на 17 лет лишения свободы,

по ст. 126 ч. 2 п.п. "а, ж" УК РФ на 8 лет лишения свободы

и по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ на 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с П. указанные в приговоре суммы в счет возмещения материального ущерба и морального вреда.

По делу также осужден К.А.С., надзорное производство в отношении которого не возбуждено.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 июля 2000 г. приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный П. указывает, что его действия ошибочно квалифицированы по п.п. "а, ж" ч. 2 ст. 126 УК РФ, поскольку его умысел был направлен на убийство, а не на похищение потерпевших, которых он с целью лишения жизни вывез в уединенное место. С учетом вносимых изменений просит смягчить меру наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Е.И., изложившего обстоятельства дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., полагавшего надзорную жалобу удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

П. признан виновным и осужден за умышленное убийство Л. и Мол., совершенное группой лиц по предварительном# сговору, с особой жестокостью, лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, сопряженное с похищением человека, с целью сокрытия другого преступления, а также за похищение двух потерпевших группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

17 ноября 1997 г., около 24 часов, сотрудники ОВД MP "Останкинский", участковый инспектор Л. и дознаватель Мол., пришли в оздоровительный комплекс (сауну), где в то время находились О., П., К.А.С., Е., С., Меш. и Щ.

В ходе ссоры на почве возникших неприязненных взаимоотношений О. в присутствии вышеуказанных лиц, находясь в состоянии алкогольного опьянения, из хулиганских побуждений подверг избиению руками и бильярдным кием Л. и Мол., похитил их служебные удостоверения.

Желая скрыть совершенное, О. и П. вступили в преступный сговор на похищение и убийство Л. и Мол., к чему привлекли К.А.С., не сообщая ему о дальнейшем убийстве потерпевших. П. и О. связали руки Л. за спиной и посадили его и Мол. против их воли в машину ВАЗ-2104 (госномер Е 0996 МЗ), которой по доверенности пользовался О., лишив таким образом потерпевших свободы передвижения. При этом П. взял с собой кухонный нож, которым они собирались совершить убийство потерпевших. В машину для пресечения возможного сопротивления Мол. и Л. сел К.А.С. Под управлением О. машина направилась к Измайловскому парку. В ходе движения Мол. также были связаны руки, а П. и К.А.С. по указанию О. руками и предметами одежды закрывали глаза потерпевшим, чтобы они не могли ориентироваться на местности.

Примерно в 5 часов 30 минут 18 ноября 1997 г. они прибыли на территорию Измайловского лесопарка напротив в г. Москве, где О. и П., имея умысел на убийство Л. и Мол., оставили последнего со связанными руками в машине временно под охраной К.А.С., вывели Л. в лесопарк, где, подавив сопротивление потерпевшего, проявляя особую жестокость и бессердечие, причиняя Л. особые мучения и страдания, подвергли его избиению, сдавливали шею руками, а затем поочередно нанесли Л. ножом не менее четырех ударов в область шеи. Л. удалось вырваться, но П. и О. догнали его и продолжили свои действия по лишению жизни потерпевшего. После причинения Л. ножевых ранений П. и О. отнесли еще живого Л. к зданию общественного туалета, где О. с целью затруднения опознания личности потерпевшего ножом срезал кожу с его лица.

Своими совместными действиями П. и О. причинили Л. 4 резаных раны шеи: рану на передней поверхности шеи с повреждением трахеи, верхней и нижней щитовидных артерий, передних яремных вен; рану на задней поверхности шеи слева с повреждением левой глубокой вены, венозного позвоночного сплетения, проникающую в полость спинномозгового канала, относящиеся к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью, и находящиеся в прямой причинной связи с наступлением смерти, две поверхностные раны на передней поверхности шеи, относящиеся к повреждениям, причинившим легкий вред здоровью, скальпированную рану лица с отсечением хрящей носа, ушных раковин, с образованием обширного дефекта мягких тканей лица за счет полного удаления кожи и частичного удаления мышц лица с ранениями множественных поверхностных ветвей наружных сонных артерий, относящуюся к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью и находящуюся в прямой причинной связи с наступлением смерти; переломы правого рожка подъязычной кости и верхних рожков щитовидного хряща, относящиеся к повреждениям, причинившим легкий вред здоровью; ссадину на передней поверхности груди слева и кольцевидную прерывистую ссадину в области задней поверхности левого предплечья, относящиеся к повреждениям, не причинившим вреда здоровью. В результате острой массивной кровопотери, разнившейся вследствие кровотечения из резаных ран шеи и лица, Л. скончался на месте.

После убийства Л. П. и О. вернулись к машине, где оставили под охраной К.А.С. Мол., чтобы убить последнего. Однако их в машине не было, поскольку К.А.С., не желая участвовать в убийстве, убежал с места происшествия, а Мол., воспользовавшись случаем и желая сохранить жизнь, сбежал из машины. Однако П. и О. обнаружили Мол. со связанными руками у дома в г. Москве, вновь посадили в машину, чтобы довести свой умысел на его убийство до конца. Но ввиду близкого наступления светлого времени суток, не решились убить Мол. сразу, а привели его в сауну, где в период времени с 8 часов утра 18 ноября 1997 г. до 2 часов ночи 19 ноября 1997 г. насильно удерживали потерпевшего.

Реализуя свой преступный умысел на убийство Мол. с целью сокрытия ранее совершенного О. хулиганства, а также совместного убийства Л., П. и О., находясь в состоянии алкогольного опьянения, заставили Мол. выпить спиртное, в которое подмешали 4 таблетки сильнодействующего лекарственного препарата "Радедорма", которые привез из дома П., чем привели потерпевшего в беспомощное состояние. После этого, примерно в 2 часа ночи 19 ноября 1997 г., П. и О. посадили Мол. в указанные выше автомобиль и отвезли в район 43 км шоссе Москва-Рига Истринского района Московской области где, накинув на шею Мол. петлю из электрического кабеля, взявшись за свободные концы, совместно задушили Мол., причинив ему атипичную множественную поперечно расположенную странгуляционную борозду, ссадины в области шеи и левого угла рта, перелом левого верхнего рога щитовидного хряща, очаговое кровоизлияние в слизистую левого грушевидного синуса, мелкоочаговые субконъюктивальные и субплевральные кровоизлияния, вследствие чего от механической асфиксии наступила смерть Мол. Труп потерпевшего П. и О. спрятали в коллекторе под шоссе. В тот же день П. по указанию О. в помещении сауны уничтожил следы совершенных преступлений -служебные удостоверения потерпевших, нож и кожу с лица Л.

В надзорной жалобе осужденный П. указывает, что его действия ошибочно квалифицированы по п.п. "а, ж" ч. 2 ст. 126 УК РФ, поскольку его умысел был направлен на убийство, а не похищение потерпевших, которых он с целью лишения жизни вывез в уединенное место. С учетом вносимых изменений просит смягчить меру наказания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит их подлежащими удовлетворению.

Виновность осужденного в умышленном убийстве двух лиц полностью установлена исследованными в судебном заседании доказательствами, подробный анализ которых дан в приговоре. Не оспаривается она и в жалобе.

Содеянное П. правильно квалифицировано по п.п. "а, ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Между тем суд по иным составам преступлений неправильно применил уголовный закон, что повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Так, по смыслу закона по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К таким лицам могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их возможности правильно воспринимать происходящее.

Таких данных в материалах дела не имеется.

Из приговора суда усматривается, что П. и О. с целью убийства Мол. подмешали ему в водку 4 таблетки сильнодействующего лекарственного препарата "Радедорм", чем привели потерпевшего в беспомощное состояние.

Таким образом, действия П. были направлены на убийство потерпевшего и с этой целью осужденные сами привели его в такое состояние, выполняя объективную сторону задуманного преступления, поэтому оно не может рассматриваться в качестве беспомощного состояния, как того требуют положения п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При таких данных из приговора следует исключить осуждение П. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство Мол., находившегося в беспомощном состоянии.

В обоснование вины осужденного в убийстве с особой жестокостью суд сослался в приговоре на то, что П. и О. нанесли удары ножом в область горла и шеи с последующим прижизненным скальпированием кожи лица потерпевшего.

Однако эти выводы суда противоречат как обстоятельствам дела, так и требованиям закона.

Так, под особой жестокостью понимается, в частности, когда потерпевшему перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование сильнодействующего яда, сожжение заживо и т.д.). Особая жестокость должна охватываться умыслом виновного.

Однако, как видно из приговора, потерпевшему нанесено четыре удара ножом обоими осужденными, что нельзя отнести к множественности телесных повреждений, дающих основание для квалификации содеянного как убийство с особой жестокостью.

Что касается скальпирования лица потерпевшего, то эти действия совершены одним О. и умыслом П. не охватывались.

С учетом этого из приговора подлежит исключению осуждение П. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Без достаточных оснований суд квалифицировал действия П. по ч. 2 ст. 126 УК РФ.

Из приговора суда усматривается, что осужденные, желая скрыть совершенное, вступили в преступный сговор на похищение и убийство потерпевших. При этом П. взял с собой нож, которым они собирались убить потерпевших. П. и О. вывезли Л. и Мол. на территорию Измайловского парка, где отвели Л. в сторону и лишили его жизни.

При этом Мол. они оставили под присмотром К.А.С., а когда вернулись, чтобы убить потерпевшего, установили, что он убежал. Осужденные поймали потерпевшего, дождались наступления темного времени суток, удерживая Мол. в сауне с целью последующего убийства, и в 2 часа ночи лишили его жизни.

Свидетель С. показал, что после конфликта с работниками милиции П. в разговоре с О. говорил, что "их надо валить".

Сам П. подтвердил, что потерпевших вывезли в лесопосадку, где сначала убили Л., а затем - Мол.

Таким образом, похищение потерпевших было связано с приготовлением к их последующему убийству, что образует объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ, и дополнительной квалификации по п. "в" этой части не требуется.

При таких обстоятельствах следует исключить осуждение П. по п. "в" ч. 2 ст. 105 и п.п. "а, ж" ч. 2 ст. 126 УК РФ в части, касающейся похищения потерпевших.

Наказание П. следует назначить в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ.

Руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного П. удовлетворить.

2. Приговор Московского городского суда от 1 октября 1999 г. и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 июля 2000 г. в отношении П. изменить, исключить его осуждение по п.п. "а, ж" ч. 2 ст. 126, п.п. "в, д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также применение ст. 69 УК РФ.

В остальном приговор в части осуждения П. по п.п. "а, ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима оставить без изменения.


Президиум ВС РФ указал судам на ошибочность применения уголовного закона при решении вопроса о квалификации действий подсудимых.

По смыслу закона по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К таким лицам могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их возможности правильно воспринимать происходящее.

В то же время в рассматриваемом случае подсудимые подмешали потерпевшему сильнодействующий лекарственный препарат с целью убийства, чем привели потерпевшего в беспомощное состояние. Таким образом, действия подсудимых были направлены на убийство потерпевшего и с этой целью они сами привели его в такое состояние, выполняя объективную сторону задуманного преступления. В таком случае указанные действия не могут квалифицироваться как убийство лица, заведомо находящегося в беспомощном состоянии (п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Кроме того, в отношении квалификации деяния по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство, совершенное с особой жестокостью) Президиум ВС РФ разъяснил следующее.

Под особой жестокостью понимается, в частности, применение к потерпевшему перед лишением жизни или в процессе совершения убийства пыток, истязания или совершение глумления над жертвой либо случаи, когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование сильнодействующего яда, сожжение заживо и т.д.). Особая жестокость должна охватываться умыслом виновного.

В то же время нанесение нескольких ударов потерпевшему всеми соучастниками убийства нельзя отнести к множественности телесных повреждений, дающих основание для квалификации содеянного как убийства с особой жестокостью.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 августа 2007 г. N 275-П07


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение