Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 сентября 2007 г. N 379-П07 Суд, проверив дело в отношении осужденного за разбой и убийство, пришел к выводу об отсутствии в его действиях совокупности преступлений, в связи с чем приговор подлежит изменению, а назначенное наказание смягчению

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 сентября 2007 г. N 379-П07


Президиум Верховного Суда Российской Федерации рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного А. на приговор Алтайского краевого суда от 10 июня 2004 г., по которому

А., родившийся 2 июня 1987 года в с. Тогул Тогульского района Алтайского края, несудимый,

осужден: по эпизоду разбоя в отношении Ж. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 г.) к 7 годам 6 месяцам лишения свободы,

по эпизоду разбоя в отношении В. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) к 7 годам 6 месяцам лишения свободы,

по эпизоду убийства Ж. по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы,

по эпизоду убийства В. по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 9 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 11 августа 2004 г. приговор в отношении А. оставлен без изменения.

Постановлением судьи Приобского районного суда г. Бийска Алтайского края от 24 августа 2005 г. удовлетворено представление Бийской воспитательной колонии, и А. для дальнейшего отбывания наказания переведен из воспитательной колонии в исправительную колонию общего режима.

По настоящему делу осужден также И., надзорное производство в отношении которого не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденного А. ставится вопрос об изменении состоявшихся судебных решений и смягчении наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации З., полагавшего жалобу удовлетворить частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

А. признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

10 июня 2003 г., около 24 часов, ранее знакомые между собой И. и А., находившиеся в состоянии алкогольного опьянения, проходя мимо дома по адресу А, по предложению А. решили совершить тайное хищение имущества, принадлежавшего Ж., проживавшему по указанному адресу в квартире. С целью реализации своего преступного умысла на совместное совершение преступления А., вынув стекло из окна веранды дома Ж. и просунув в образовавшийся проем руку, открыл входную дверь в дом изнутри, после чего они вместе с И. незаконно проникли на веранду. И. и А., действуя группой лиц по предварительному сговору, начали искать там предметы для хищения. В это время из комнаты дома на веранду вышел знакомый им Ж. А. и И., понимая, что застигнуты на месте преступления, и желая довести преступный умысел на хищение до конца, решили совершить разбойное нападение на Ж. А. напал на потерпевшего и толкнул его в комнату, отчего последний упал. После этого А. нанес лежавшему на полу Ж. не менее 1 удара ногой по голове. И., желая оказать А. помощь в преодолении сопротивления Ж., зашел в комнату и присоединился к преступным действиям А., руками прижав лежащего Ж. к полу лицом вниз, подавляя тем самым его сопротивление и лишая возможности защищаться. В это время у А., продолжавшего реализовывать совместный с И. умысел на совершение разбоя, возник умысел на убийство Ж. с целью завладения имуществом потерпевшего. Сознавая, что сопротивление Ж. подавляется И. и используя это обстоятельство для облегчения совершения преступления, металлической формой для печенья А. нанес Ж. не менее 6 ударов по голове, причинив тем самым открытую черепно-мозговую травму. Во время нанесения ударов И., действуя совместно и согласованно с А., удерживал Ж., лишая его возможности защищаться и сопротивляться.

После нанесения ударов, убедившись, что Ж. не подает признаков жизни, А. и И. вернулись в веранду дома, откуда похитили: форму для печенья (вафельница) стоимостью 100 рублей, форму для печенья (орешница) стоимостью 100 рублей, форму для печенья стоимостью 100 рублей, кастрюлю стоимостью 50 рублей, соковыжималку стоимостью 400 рублей, после чего с места преступления скрылись, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

Смерть Ж. наступила 1 июля 2003 г. в Тогульской районной больнице от тупой открытой черепно-мозговой травмы.

В период времени с 24 часов 10 июня 2003 г. до 1 часа 11 июня 2003 г., после совершения разбойного нападения на Ж., А. и И., проходя мимо дома по адресу Б, по предложению А. решили совершить тайное хищение имущества, принадлежавшего В., проживавшему по указанному адресу. С целью реализации своего преступного умысла А. и И., действуя группой лиц по предварительному сговору, через огород проникли во двор дома В., где А. незаконно проник в сарай, дверь которого не была заперта, в целях поиска имущества, однако ничего не обнаружил. После этого А. вместе с И. подошли к дому В. И. остался у калитки дома, наблюдая за окружающей обстановкой, чтобы иметь возможность предупредить А. в случае появления посторонних лиц. В это время А. разбил окно веранды дома, незаконно проник внутрь, открыл входную дверь изнутри, впустив И. в дом. Находясь в доме, А. и И. приступили к поиску имущества и увидели хозяина дома В. А. и И. напали на В. и, применяя насилие, опасное для жизни и здоровья, нанесли ему множественные удары руками и ногами по голове и различным частям тела, причинив своими совместными действиями тяжкий вред здоровью. После нанесения ударов А., продолжая применять насилие, опасное для жизни и здоровья, сдавил руками шею В. и потребовал от него указать местонахождение денег в доме, угрожая при этом потерпевшему убийством. В., реально опасаясь за свою жизнь и здоровье, вынужден был сказать, что деньги находятся в брюках, висящих в прихожей на вешалке. В этот момент И., видя, что А. применяет насилие, опасное для жизни и здоровья, в отношении В. с целью хищения его имущества, действуя совместно и согласованно с А., подошел к потерпевшему и прижал его руками к полу лицом вниз, подавляя тем самым сопротивление и лишая возможности защищаться. А., понимая, что потерпевший В. удерживается И., и, используя это обстоятельство для реализации совместного с И. умысла на хищение, прошел к вешалке, где в брюках В. обнаружил и похитил 800 рублей. Затем, реализуя возникший умысел, направленный на лишение жизни потерпевшего, А. взял нож, найденный в доме, вернулся в комнату и, применяя насилие, опасное для жизни и здоровья, с целью причинения смерти потерпевшему, умышленно нанес удерживаемому И. В. один удар ножом в область спины, причинив колото-резаную рану задней поверхности грудной клетки слева, проникающую в грудную полость. Во время нанесения удара ножом И., действуя совместно и согласованно с А., удерживал В., лишая его возможности защищаться и сопротивляться, присоединившись таким образом к действиям А., направленным на совершение разбойного нападения и на убийство потерпевшего. Убедившись в смерти В., А. и И. с места преступления скрылись. Похищенными деньгами А. и И. совместно распорядились по собственному усмотрению.

Смерть В. наступила на месте происшествия от колото-резаной раны грудной клетки, проникающей в грудную полость с повреждением легкого и межреберной артерии, осложнившейся развитием обильной кровопотери, которая и явилась непосредственной причиной смерти.

В надзорной жалобе осужденный А. утверждает, что не причастен к убийству потерпевшего Р., однако в кассационном определении указано, что он осужден за убийство указанного лица. Не оспаривая свою виновность в совершении преступлений в отношении потерпевших Ж. и В., А. также указывает, что должен нести ответственность за единое преступление, а не поэпизодно. В отношении Ж. его действия следует квалифицировать по п. "б" ч. 2 ст. 111 УК РФ, поскольку потерпевший умер в больнице. А. также просит смягчить назначенное ему наказание.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит их подлежащими частичному удовлетворению.

Виновность А. в совершенных преступлениях полностью установлена исследованными в судебном заседании доказательствами, подробный анализ которых дан в приговоре.

Из показаний И. видно, что в разбойных нападениях на Ж. и В. и в их убийствах он и А. участвовали совместно. В то время, когда он удерживал потерпевших, А. применял к ним насилие, лишая потерпевших жизни.

В частности, А. толкнул Ж. в грудь и нанес лежащему на полу потерпевшему несколько ударов ногой, а затем металлическим предметом по голове, после чего Ж. не подавал признаков жизни.

В соответствии с заключением судебно-медицинского эксперта смерть Ж. наступила в результате тупой открытой черепно-мозговой травмы в виде перелома левой теменной кости, кровоизлияния и разрушения вещества головного мозга, осложнившейся менингитом и энцефалитом.

Приведенные данные о количестве, локализации и характере ранений, причиненных потерпевшему, и используемом при этом орудии свидетельствуют об умысле А. на убийство Ж., в силу чего оснований для переквалификации действий виновного на п. "б" ч. 2 ст. 111 УК РФ не имеется.

Вместе с тем состоявшиеся судебные решения в отношении А. подлежат изменению по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 17 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.), действовавшей в период совершения преступлений, за которые осужден А., совокупностью преступлений признавалось совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи УК РФ, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

Положения ст. 17 УК РФ (в редакциях Федерального закона от 8 декабря 2003 г. и Федерального закона от 21 июля 2004 г.), в соответствии с которой совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, ухудшают положение лица, совершившего несколько тождественных преступлений (в данном случае - два разбоя и два убийства), ответственность за которые предусмотрена одной статьей или одной частью статьи УК РФ.

Как усматривается из приговора, действия А. по эпизодам разбойных нападений на Ж. и В., а также по эпизодам убийств указанных лиц суд квалифицировал соответственно по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) и по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и наказание назначил поэпизодно за каждое преступление, чем ухудшил положение виновного, поскольку в его действиях нет совокупности преступлений, связанных как с разбоем, так и с убийством.

Учитывая изложенное, Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым действия А. по эпизодам разбойных нападений и убийств, совершенных в период с 24 часов 10 июня 2003 г. до 1 часа 11 июня 2003 г., квалифицировать одной ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) и одной ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ.

Наказание А. следует назначить с учетом положений ст. 60 УК РФ, определяющей общие начала назначения наказания.

Как видно из материалов дела и приговора, А. обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, не предъявлялось и за это убийство он не осужден.

Судебная коллегия, рассматривая дело в кассационном порядке, ошибочно указала, что А. осужден к лишению свободы по эпизоду убийства Р. по ч. 1 ст. 105 УК РФ на 10 лет.

Данное указание подлежит исключению из кассационного определения.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного А. удовлетворить частично.

2. Приговор Алтайского краевого суда от 10 июня 2004 г., кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 11 августа 2004 г. в отношении А. изменить, его действия в отношении потерпевшего Ж., квалифицированные по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) и по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также действия в отношении потерпевшего В., квалифицированные по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) и по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, квалифицировать одной ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.), по которой назначить 7 лет 6 месяцев лишения свободы, и одной ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ, по которой назначить 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.), п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, окончательно назначить А. 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Исключить из вводной части кассационного определения указание о том, что А. осужден к лишению свободы по эпизоду убийства Р. по ч. 1 ст. 105 УК РФ на 10 лет.

В остальном судебные решения в отношении А. оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 сентября 2007 г. N 379-П07


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.