Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 августа 2007 г. N 71-О07-8 Поскольку при назначении наказания осужденному за убийства и кражу суд не в полной мере учел совокупность всех смягчающих обстоятельств, а также отсутствие отягчающих обстоятельств, назначенное наказание подлежит смягчению, приговор изменению

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 августа 2007 г. N 71-О07-8


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании от 23 августа 2007 года кассационную жалобу осужденного К.А.Ю. на приговор Калининградского областного суда от 28 июля 2006 года, которым

К.А.Ю., родившийся 3 мая 1982 года в г. Караганда Республики Казахстан, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ к 13 годам лишения свободы,

по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 21 год лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К.А.Ю. осужден за умышленное причинение смерти Б., а также за умышленное причинение смерти Ш. с целью скрыть другое преступление и за тайное хищение чужого имущества.

Преступления совершены в период времени с 20 часов 23 сентября 2005 года до 10 часов 30 минут 24 сентября 2005 года в пос. Первомайское Гурьевского района Калининградской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи С., объяснение осужденного К.А.Ю. и адвоката А., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора П.С.Н., полагавшего кассационную жалобу оставить без удовлетворения, судебная коллегия установила:

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный К.А.Ю., выражая несогласие с приговором, утверждает, что преступлений, за которые он осужден, не совершал. Считает, что суд необоснованно и в нарушение требований закона положил в основу приговора его показания, данные в ходе предварительного следствия, поскольку в этих показания он оговорил себя под воздействием других лиц, а также в связи с тем, что он плохо владеет русским языком, однако, допрошен был в отсутствии переводчика, не был ему предоставлен переводчик и судом при ознакомлении с протоколом судебного заседания. Кроме того, указывает, что его показания на предварительном следствии содержат существенные противоречия, однако, суд не дал этим противоречиям надлежащей оценки и не указал в приговоре, почему он принял одни и отверг другие его показания. Обращает внимание на то, что его показания при дополнительном допросе в качестве обвиняемого, которые суд положил в основу приговора, другими исследованными в судебном заседании доказательствами не подтверждаются и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а приведенные в приговоре заключения экспертиз и показания свидетелей носят предположительный характер и не доказывают его причастность к совершенным преступлениям. Считает, что судебное следствие проведено неполно, судом не проверены версии о причастности к совершенным преступлениям других лиц. Указывает также, что выводы суда, изложенные в приговоре содержат существенные противоречия, а в обвинительном заключении и в приговоре, в нарушение требований УПК РФ, не указаны время и место убийства Ш. Утверждает, что ему не было разъяснено его право заявить ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и о проведении предварительного слушания, чем было нарушено его право на защиту. Просит приговор отменить и уголовное дело в отношении него прекратить.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного К.А.Ю. государственный обвинитель К.Л.Н. просит оставить жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности К.А.Ю. в совершении указанных выше преступлений являются правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Доводы осужденного К.А.Ю. о непричастности к умышленному убийству Б. и Ш., а также к краже денег, принадлежащих Ш., судом тщательно проверялись и обоснованно признаны несостоятельными.

При этом суд правильно признал достоверными показания К.А.Ю., данные в ходе предварительно следствия при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого, а также при проверке его показаний на месте, в которых он подробно пояснял об обстоятельствах совершенных им преступлений и не отрицал, что во время ссоры с Б. совершил его убийство, нанеся ему удары топором по голове. После этого вытащил труп Б. за пределы фабрики и поджог его. Когда на фабрику приехал Ш., он опасаясь, что Ш. обнаружит труп Б. и сообщит об этом в милицию, решил убить и его. Для этого нанес Ш. несколько ударов топором и кайлом по голове и перетащил труп Ш. в кусты, взяв из кармана убитого 15000 рублей. После этого убрал следы крови в помещениях фабрики, помыл свою одежду, обувь и спрятал за шкаф свою куртку, на которой была кровь.

Приведенные показания осужденного К.А.Ю. об обстоятельствах совершенных им преступлений и о принятых им действиях по сокрытию следов этих преступлений подтверждаются данными протоколов осмотра места происшествия и других следственных действий о месте и обстоятельствах обнаружения трупов потерпевших, а также орудий и следов преступлений; показаниями свидетелей К.Д.В., Г.А.В., Г.Н.В. и К.А.К., из которых следует, что они видели на одежде К.А.Ю. следы крови еще до обнаружения трупов Б. и Ш., а после обнаружения трупов потерпевших К.А.Ю. признался, что убийство потерпевших совершил он, и показал кайло, которым он совершил убийство.

Кроме того, показания осужденного К.А.Ю., данные на предварительном следствии, подтверждаются заключениями судебно-биологических и судебно-медицинских экспертиз, в соответствии с которыми на обуви, предметах одежды К.А.Ю., на кайле и в соскобах со стен и частичках земли, изъятых при осмотре места происшествия, обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевших не исключается, а обнаруженные у потерпевших телесные повреждения, от которых наступила их смерть, могли быть причинены при указанных осужденным К.А.Ю. обстоятельствах.

Доводы осужденного о том, что в ходе предварительного следствия в своих первоначальных показаниях и при проверке показаний на месте он оговорил себя под воздействием других лиц, судом проверялись и обоснованно опровергнуты.

Как видно из материалов уголовного дела, допросы К.А.Ю. в качестве подозреваемого, обвиняемого и проверка его показаний на месте проведены в соответствии с требованиями закона, показания он давал добровольно, в присутствии адвоката, данных, свидетельствующих о том, что при этом на него оказывалось какое-либо воздействие, не имеется. Данные обстоятельства подтвердили в судебном заседании допрошенные в качестве свидетелей Г.В.В., Г.О.Е., В., Щ., П.С.Е. и М., которые проводили и принимали участие в этих следственных действиях.

Несостоятельными являются и доводы осужденного К.А.Ю. о нарушении его права на защиту, которое по его мнению выразилось в том, что ему не было разъяснено его право ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и о проведении предварительного слушания, а также в том, что он был лишен права иметь переводчика.

Из материалов уголовного дела видно, что в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства К.А.Ю. его права при производстве по уголовному делу разъяснены в полном объеме, в том числе, право ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, о проведении предварительного слушания и право иметь переводчика, однако, при разъяснении этих прав К.А.Ю. заявлял, что воспользоваться ими не желает, в услугах переводчика не нуждается.

Имеющимся в приведенных выше показаниях К.А.Ю. противоречиям и причинам изменения им своих показаний суд, вопреки доводам его жалобы, дал надлежащую оценку и поскольку показания К.А.Ю. при допросе в качестве подозреваемого, обвиняемого и при проверке показаний на месте, в которых он не отрицал свои# вины в совершении убийства потерпевших и краже денег, полностью согласуются с показаниями свидетелей, данными протоколов осмотра места происшествия, следственных действий, выводами экспертиз и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, суд обосновано признал их достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела и положил в основу приговора.

Доводы осужденного К.А.Ю. о неполноте судебного следствия судебная коллегия также находит несостоятельными, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, судебное следствие проведено с достаточной полнотой и в соответствии с требованиями УПК РФ, все версии осужденного, в том числе и о причастности к совершенным преступлениям других лиц, судом были проверены и обоснованно опровергнуты, как не нашедшие своего подтверждения, по окончании судебного следствия у сторон, в том числе и у стороны защиты, каких-либо дополнений не было.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что исследованным в судебном заседании доказательствам суд дал надлежащую оценку и пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К.А.Ю. в умышленном причинении смерти Б., а также в умышленном причинении смерти Ш. с целью скрыть другое преступление и в тайном хищении чужого имущества. Действия осужденного судом квалифицированы правильно.

Обвинительное заключение и приговор, вопреки доводам жалобы осужденного К.А.Ю., составлены в соответствии с требованиями УПК РФ, поэтому его доводы в этой части удовлетворению не подлежат.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Психическое состояние осужденного судом исследовано с достаточной полнотой. С учетом данных о личности и выводов судебно-психиатрической экспертизы К.А.Ю. обоснованно признан вменяемым.

Наказание осужденному К.А.Ю. за каждое совершенное им преступление назначено соразмерно содеянному, с учетом характера и степени общественной опасности этих преступлений, данных о его личности и смягчающих наказание обстоятельств.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что при назначении осужденному К.А.Ю. наказания по совокупности преступлений, суд не в полной мере учел совокупность всех имеющихся и приведенных в приговоре смягчающих наказание обстоятельств, а также отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, поэтому наказание, назначенное К.А.Ю. в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, подлежит смягчению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Калининградского областного суда от 28 июля 2006 года в отношении К.А.Ю. изменить, смягчить ему наказание, назначенное в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, до 20 лет лишения свободы.

В остальном приговор о нем оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 августа 2007 г. N 71-О07-8


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.