Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 августа 2007 г. N 29-О07-13 Приговор в отношении осужденного за разбой и убийство оставлен без изменений, поскольку наказание судом назначено с учетом характера преступления, данных о личности несовершеннолетнего осужденного, а также смягчающих наказание обстоятельств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 августа 2007 г. N 29-О07-13


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании от 27 августа 2007 года кассационные жалобы осужденного К.А.В. и его законного представителя К.Л.П. на приговор Пензенского областного суда от 20 июня 2007 года, которым

К.А.В., 17 апреля 1991 года рождения, уроженец г. Пензы, учащийся 9 класса, ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 6 годам лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы,

и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 9 лет 6 месяцев лишения свободы в воспитательной колонии;

постановлено взыскать с К.А.В. в пользу С.О.В. 60000 рублей в возмещение ущерба в связи с расходами по похоронам С.А.О. и 140000 рублей компенсации морального вреда, а в случае отсутствия у К.А.В. достаточных средств для возмещения материального и морального вреда дополнительную ответственность по их возмещению возложить до достижения им 18 лет в равных долях на его родителей К.Л.П. и К.В.В.

К.А.В. признан виновным в разбойном нападении на С.А.О., 1992 года рождения с применением опасного для жизни и здоровья насилия и предметов в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также его убийством, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 18 мая 2006 года в г. Пензе при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи П., мнение прокурора Л.Н.В., возражавшей против удовлетворения кассационных жалоб и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

К.А.В. в судебном заседании виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе осужденный К.А.В. считает, что при назначении наказания не были учтены его 15-летний возраст, явка с повинной, активное способствование в раскрытии преступления, частичное возмещение ущерба. При задержании он находился в шоковом состоянии и заявление явки с повинной написал под диктовку оперативного работника. Умысла на совершение преступлений у него не было, его показания во время проведения комплексной психолого-психиатрической экспертизы доказательством не являются и даны с целью признания его невменяемым. Гражданский иск потерпевшего не основан документами и является завышенным. Просит приговор изменить, уменьшить сумму в возмещение материального вреда в пользу потерпевшего, с учетом материального положения его семьи.

В кассационной жалобе законный представитель осужденного К.Л.П. указывает, что приговор в отношении К.А.В. является незаконным и необоснованным. Судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, неправильно применен уголовный закон. Поскольку К.А.В. осужден за тяжкое преступление, совершенное в возрасте до 16 лет, в соответствии со ст. 88 ч. 6 УК РФ наказание ему не могло быть назначено свыше 6 лет лишения свободы, однако оно назначено свыше указанного предела. Обвинение К.А.В. в разбойном нападении на С.А.О. является недоказанным. Не согласна с суммами взысканного с нее и мужа материального и морального вреда в пользу С.А.О., которые являются завышенными, при этом сумма материального ущерба подтверждена документами лишь на 14000 рублей, на остальную сумму документов не представлено. При удовлетворении исковых требований суд не учел материальное положение их семьи. Просит приговор изменить, снизить К.А.В. наказание и сумму выплаты потерпевшему С.А.О. компенсации морального вреда.

В возражениях государственный обвинитель Щ. и потерпевший С.О.В. считают кассационные жалобы необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор постановленным в соответствии с фактическими обстоятельствами дела.

Выводы суда о виновности К.А.В. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденного К.А.В. в судебном заседании усматривается, что после спиртного# к нему подошел С.А.О., с которым они спустились в подвал детского сада послушать музыку по мобильному телефону потерпевшего. Последний по его просьбе передал ему телефон "Сони-Эриксон К-700", по которому он некоторое время слушал музыку, а затем попросил у С.А.О. отдать ему телефон во временное пользование. С.А.О. стал возражать, пытался отобрать у него телефон, заявил, что расскажет об этом родителям и сообщит в милицию, а затем стал оскорблять его и высказывать угрозы. Обидевшись на С.А.О., он поднял с земли кирпич и нанес им потерпевшему удар по затылку, от которого тот упал на пол, после чего он нанес ему еще 2-3 удара кирпичом по затылку. Убедившись, что С.А.О. не подает признаков жизни, перетащил его в соседнее помещение, сбросил в подвал и забросал его кирпичами, чтобы не обнаружили. После этого он замыл следы крови на руках, одежде и обуви, взял телефон и пошел домой, а телефон отдал ребятам в счет погашении# долга. Умысла на хищение телефона не имел, хотел лишь временно попользоваться им, а убийство потерпевшего совершил в ответ на его оскорбления.

В порядке устранения и оценки причин противоречий в показаниях осужденного К.А.В. в судебном заседании были исследованы его заявление явки и показания, данные на предварительном следствии.

Из заявления явки с повинной К.А.В. видно, что с потерпевшим С.А.О. он спустился в подвал с намерением завладеть его мобильным телефоном, а когда забрал его, С.А.О. пообещал заявить об этом в милицию. После этого он ударил С.А.О. кирпичом по голове, сбросил его в яму и завалил кирпичами (т. 1 л.д. 73-74).

При допросе в качестве обвиняемого К.А.В. подтвердил добровольность написания им заявления явки с повинной и отсутствие какого-либо воздействия на него (т. 2 л.д. 48-49).

Из его показаний на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого следует, что при встрече со С.А.О. у него возник умысел на завладение его мобильным телефоном, который он собирался продать, а деньги потратить на личные нужды. С этой целью он пригласил С.А.О. в подвал, где под предлогом послушать музыку взял у него телефон, а на его просьбы вернуть телефон сказал, что забирает его себе. Когда С.А.О. пообещал рассказать об этом родителям и сообщить в милицию, он испугался привлечения к уголовной ответственности, взял кирпич и ударил им С.А.О. по голове, а когда тот упал, нанес ему кирпичом еще 2-3 удара по затылку с целью добить его. Убедившись, что он не подает признаков жизни, скинул его в подвальное помещение и забросал кирпичами, чтобы не нашли труп. Вечером этого же дня похищенный телефон отдал малознакомым ребятам в счет погашения долга (т. 1 л.д. 93-95, 116-117, 135-137).

Приведенным доказательствам суд в приговоре дал оценку в совокупности с другими доказательствами, признав их достоверными в части, не противоречащей другим доказательствам.

Потерпевший С.О.В. и свидетель С.А.О. показали, что у их сына Алексея имелся сотовый телефон "Сони Эриксон К-700", купленный за 1000 рублей. 18 мая 2006 года в 20 часов сын отсутствовал дома, по мобильному телефону не отвечал, его друзья также не знали, где он находится. На следующий день они организовали поиски сына и обнаружили его труп в подвальном помещении недостроенного детсада.

Их показания подтвердили свидетели К.В.А. и М., которые показали, что труп был забросан кирпичами, в области головы у него были множественные телесные повреждения.

Из показаний свидетеля В. видно, что при встрече К.А.В. сказал, он пойдет в здание недостроенного детсада и там отберет у какого-то парня телефон, после чего ушел туда. Через некоторое время К.А.В. вернулся в испачканной грязью одежде и обуви и сказал, что в подвале он избил парня и отобрал у него телефон. После К.А.В. дома переоделся, вымыл кроссовки, пришел к нему домой и показал сотовый телефон "Сони Эриксон К-700", отобранный у парня. Затем ему и другим ребятам К.А.В. рассказал обстоятельства избиения парня и просил всех помочь продать указанный телефон, но это им сделать не удалось, и К.А.В. отдал его незнакомым парням.

Аналогичные показания дал свидетель К.Ф.С., эти их показания подтвердили свидетели Ш.А.M. и Ш.А.Ф.

Из показаний свидетеля Л.А.А. усматривается, что 18 мая 2006 года после 16 часов к нему подошли К.А.В. с ребятами и предложили купить сотовый телефон названной выше марки за 2000 рублей, но он не купил его ввиду отсутствия документов на телефон.

Факт обнаружения трупа С.А.О. с признаками насильственной смерти подтвержден протоколом осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 6-26).

Из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть С.А.О. наступила от открытой черепно-мозговой травмы со множественными ушибленными ранами, кровоподтеками головы, переломами костей черепа, ушибами головного мозга и кровоизлияниями под мягкой мозговой оболочкой (т. 1 л.д. 30-53).

По заключению эксперта-биолога, на изъятых с места происшествия кирпичах, на одежде и обуви К.А.В. обнаружена кровь человека, которая может принадлежать С.А.О. и исключается ее происхождение от К.А.В. (т. 1 л.д. 209-224).

Дав правильную оценку достоверности и допустимости приведенным выше доказательствам в их совокупности, суд законно и обоснованно квалифицировал действия К.А.В. по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неправосудности приговора, по делу не допущено. Психическое состояние К.А.В. исследовано с достаточной полнотой и изложением мотивированных выводов в приговоре.

Наказание К.А.В. назначено с учетом характера преступления, относящегося к категории особо тяжких преступлений, данных о личности осужденного и тех смягчающих наказание обстоятельств, на которые сделаны ссылки в жалобах.

Данное наказание не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости, а доводы жалобы законного представителя о том, что преступление относится к категории тяжких, за которое наказание не могло быть назначено свыше 6 лет лишения свободы, являются ошибочными и противоречат ст.ст. 15 и 88 ч. 6 УК РФ.

Гражданские иски о возмещении материального ущерба в связи с расходами по похоронам и компенсации морального вреда разрешены правильно, в соответствии с требованиями ст.ст. 15, 1064, 1074, 1099-1101 ГК РФ, с учетом материального положения семьи осужденного, принципа разумности и справедливости, о чем в приговоре приведены соответствующие мотивы.

Доводы жалобы о том, что расходы по похоронам документально подтверждены лишь в сумме 14000 рублей по изготовлению памятника, не могут свидетельствовать об отсутствии других необходимых расходов по похоронам потерпевшего.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб по изложенным в них доводам и снижения наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Пензенского областного суда от 20 июня 2007 года в отношении К.А.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного К.А.В. и его законного представителя К.Л.П. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 августа 2007 г. N 29-О07-13


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.