Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 29 августа 2007 г. N 335-П07 Суд, проверив материалы дела, переквалифицировал действия осужденного на пособничество в убийстве и исключил из приговора указание о совершении убийства из корыстных побуждений

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 29 августа 2007 г. N 335-П07


Президиум Верховного Суда Российской Федерации рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Х. на приговор Краснодарского краевого суда от 23 декабря 2003 г., по которому

Х., родившийся 16 февраля 1982 г. в г. Урай Тюменской области, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 8 лет;

по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 10 лет;

по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. приговор в отношении Х. оставлен без изменения.

По делу осуждены также К.С.В. и Д., в отношении которых надзорное производство не возбуждено.

Осужденный Х. в надзорной жалобе просит переквалифицировать его действия с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 316 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание вынесенных судебных решений, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, возражения на жалобу потерпевшей Б., мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., полагавшего надзорную жалобу удовлетворить частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Х. признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

17 января 2003 г., около 23 часов, Х. и К.С.В. на автомобиле ВАЗ-21051, с которого Х. для облегчения совершения преступления снял государственные номерные знаки, реализуя совместный преступный умысел, подъехали к дому по адресу А, встретили там Р.

В соответствии с предварительно распределенными ролями К.С.В. вышел из машины и сзади напал на Р. с целью завладения ее имуществом.

Применяя насилие, опасное для ее жизни и здоровья, рукой закрыл ей рот, не давая возможности позвать на помощь и оказать сопротивление, вырвал у нее из рук сумочку.

Угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, К.С.В. насильно посадил Р. в автомобиль под управлением Х. После этого они прибыли к дому по адресу Б, где проживал Х., и в котором в то время находился Д. Продолжая действовать с целью завладения имуществом Р., К.С.В. из веревки, которую ему дал Д. изготовил петлю-удавку. Используя ее в качестве оружия, они связали потерпевшей руки и завладели ее имуществом на сумму 6450 рублей. После этого К.С.В. предложил убить Р., вступив для этого предварительно в преступный сговор с Х. и Д.

Реализуя совместный преступный умысел, направленный на лишение жизни потерпевшей, К.С.В. поставил Р. на колени и накинул петлю-удавку на шею. Один конец петли-удавки К.С.В. передал Д., второй конец удерживал сам.

После этого К.С.В. и Д. с целью убийства в течение пяти минут затягивали петлю на шее потерпевшей, производя удушение, в результате Р. скончалась на месте происшествия.

Д. и Х. во дворе дома вырыли яму, в которую поместили труп Р.

19 января 2003 г. Х. расчленил труп убитой Р., туловище и конечности сжег, а голову, спустя некоторое время выбросил в поле.

В надзорной жалобе осужденный Х. просит переквалифицировать его действия с п. "в" ч. 3 ст. 162, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 316 УК РФ, указывает, что выводы суда не соответствуют проверенным в суде доказательствам, умысла на совершение разбойного нападения у него не было, цели завладения имуществом потерпевшей он не преследовал, участия в убийстве Р. не принимал, в сговоре на лишение ее жизни не состоял, его преступные действия выразились лишь в том, что он скрыл следы преступления.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит приговор и кассационное определение подлежащими изменению на основании п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, в связи с неправильным применением уголовного закона.

В соответствии с положениями ст. 33 УК РФ исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами, а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК РФ.

Как следует из приговора, объективную сторону убийства Р. выполняли осужденные по делу К.С.В. и Д., они, как установлено судом, затянули на шее потерпевшей петлю, в результате чего она скончалась.

Х., согласно приговору, состоял в сговоре с другими осужденными на завладение имуществом Р. и на ее убийство.

Действия Х. выразились в том, что он, реализуя преступный умысел, вместе с К.С.В. на автомобиле подъехал к потерпевшей, после того как К.С.В. насильно посадил Р. в машину, доставил ее в дом, где проживал. Будучи в сговоре на убийство Х. присутствовал в доме при лишении жизни Р., вместе с Д. вырыл яму, куда был помещен труп убитой потерпевшей. Затем он принял меры к сокрытию трупа.

Судом не установлено, что Х. совершал в отношении Р. насильственные действия, непосредственно направленные на лишение ее жизни.

Из приговора следует, что объективную сторону убийства он не выполнял.

Суд, квалифицируя действия Х. по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, не мотивировал в приговоре, на основании каких данных он пришел к выводу о том, что осужденный являлся исполнителем убийства.

Исходя из установленных судом фактических обстоятельств действия Х. следует расценивать не как соисполнительство, а как пособничество в убийстве и квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как пособничество убийству, совершенному группой лиц по предварительному сговору, сопряженному с разбоем.

Осуждение Х. за разбойное нападение является правильным, его действия обоснованно квалифицированы по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.).

Материалы дела, исследованные в судебном заседании доказательства, в том числе показания осужденных, свидетельствуют о том, что Х., выполняя отведенную ему роль, действовал совместно и согласованно с другими осужденными с целью завладения имуществом потерпевшей и оказывал пособничество при лишении ее жизни.

В судебном заседании осужденный Х. не отрицал, что он привез потерпевшую в дом, где проживал, а после ее убийства скрывал труп.

В явке с повинной, во время допроса на предварительном следствии Х. указывал, что он по предложению К.С.В. согласился принять участие в нападении на девушку, доставил ее в дом, где проживал; К.С.В. сказал, что девушку нужно убить; он после совершения убийства принимал меры к сокрытию трупа (том 1 л.д. 52, том 2 л.д. 242-244).

Из показаний осужденного Д., данных во время расследования дела следует, что К.С.В. предложил Х. привезти девушку, после того, как потерпевшая была доставлена в дом Х., они решили ее убить (том 3 л.д. 106-108).

Эти показания осужденных Х. и Д., полученные с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, обоснованно признаны допустимыми, достоверными доказательствами.

Исходя из изложенного, доводы жалобы осужденного о его непричастности к разбою и убийству и о том, что в его действиях содержится лишь состав укрывательства преступления, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит несостоятельными.

Наказание Х. по ч. 5 ст. 33 и п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и по совокупности преступлений следует назначить с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности.

В описательной части приговора суд ошибочно указал на то, что убийство было совершено из корыстных побуждений. Однако в мотивировочной части приговора суд правильно отметил, что убийство было сопряжено с разбоем.

В связи с этим из описательной части приговора подлежит исключению указание о том, что Х. совершил убийство из корыстных побуждений.

Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного Х. удовлетворить частично.

2. Приговор Краснодарского краевого суда от 23 декабря 2003 г., определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. в отношении Х. изменить, переквалифицировать его действия с п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 5 ст. 33 и п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по которой назначить 9 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33 и п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.), путем частичного сложения наказаний, назначить Х. 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Из описательной части приговора исключить указание на то, что Х. было совершено убийство из корыстных побуждений.

В остальной части судебные решения в отношении Х. оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 29 августа 2007 г. N 335-П07


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.