Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 октября 2007 г. N 34-О07-25 Поскольку наказание осужденной за приготовление к организации убийства назначено соразмерно содеянному, с учетом данных о личности, всех обстоятельств дела, состояния здоровья, а также отсутствия обстоятельств, отягчающих наказание, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 октября 2007 г. N 34-О07-25


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы адвоката Б.И.М., потерпевшего К.В.Ю., кассационное представление государственного обвинителя Б.С.Н. на приговор Мурманского областного суда от 16 августа 2007 года, по которому

К.Г.И., родившаяся 6 июня 1960 года в с. Цивковцы Новоушицкого района Хмельницкой области, несудимая,

осуждена по ст.ст. 30 ч. 1, 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Н., объяснения потерпевшего К.В.Ю., отказавшегося поддерживать свою кассационную жалобу и возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы адвоката Б.И.М., мнение прокурора М. об удовлетворении кассационного представления государственного обвинителя Б.С.Н., судебная коллегия установила:

К.Г.И. осуждена за приготовление к организации убийства, то есть умышленного причинения смерти К.В.Ю. из корыстных побуждений, и по найму при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах просят:

Адвокат Б.И.М. в защиту интересов осужденной К.Г.И. - отменить приговор и прекратить дело за отсутствием в ее действиях состава преступления. Считает, что вывод о способе лишения жизни потерпевшего основан в приговоре на предположениях. Когда осужденная узнала, что предназначенный для отравления препарат должен быть введен в организм потерпевшего только внутривенно, она отказалась от намерения сделать это. Приобретенный ею препарат потерял свои фармакологические свойства яда. Утверждения защиты о применении осужденной из-за ее невежества негодных средств, которые объективно не могли причинить вредных последствий потерпевшему, не опровергнуты. Также не опровергнуты доводы об отсутствии корыстного умысла в ее действиях. Изменив обвинение, вменив ч. 3 ст. 33 УК РФ, суд дополнительно квалифицировал ее действия по более тяжкому обвинению, чем нарушил право К.Г.И. на защиту.

Потерпевший К.В.Ю. - отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство в связи с назначением осужденной чрезмерно мягкого наказания. Выражает несогласие с выводом суда о том, что она чистосердечно раскаялась в содеянном. Он уверен в том, что она сохранила желание убить его.

Государственный обвинитель Б.С.Н. в кассационном представлении - отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство вследствие чрезмерной мягкости назначенного осужденной наказания. Считает, что суд не в полной мере учел степень общественной опасности и тяжесть совершенного К.Г.И. преступления.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката Б.И.М. потерпевший К.В.Ю. и государственный обвинитель Б.С.Н. просят оставить ее без удовлетворения, а осужденная К.Г.И. просит оставить без удовлетворения кассационную жалобу потерпевшего К.В.Ю. и кассационное представление государственного обвинителя Б.С.Н.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия считает, что выводы суда о доказанности вины осужденной в совершении указанного преступления основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

С доводами кассационной жалобы адвоката Б.И.М. об отсутствии в действиях осужденной К.Г.И. состава преступления согласиться нельзя.

Проанализировав представленные органами следствия доказательства, суд установил, что 18 августа 1998 года между К.Г.И. и К.В.Ю. был зарегистрирован брак. В 2006 году между ними стали возникать ссоры, в том числе, по поводу распоряжения совместно нажитым имуществом. В сентябре 2006 года К.В.Ю. обратился в суд с иском о расторжении брака, а затем стал проживать отдельно. Не достигнув соглашения о разделе совместно нажитого имущества, понимая, что в случае развода она лишится половины этого имущества, К.Г.И. решила организовать убийство мужа.

Выбрав способом убийства отравление, К.Г.И., которая не общалась с мужем и не имела возможности самой совершить его убийство таким способом, стала искать яд, а также приискала исполнителя убийства, который смог бы передать мужу отравленный коньяк и проконтролировать его употребление им.

В период с февраля по март 2007 года она приобрела у не установленных лиц не менее 4 мг медицинского препарата Ардуан (пипекурония бромид), который запрещен к свободному обороту, является ядом, и отнесен к списку А, утвержденному приказом Минздрава России от 31 декабря 1999 г. N 472. При покупке препарата она получила консультацию от продавцов о действии препарата как смертельного яда, а в дальнейшем, обратившись к справочнику лекарственных средств, удостоверилась в его фармакологических свойствах, и убедилась, что при приеме его человеком внутрь возможно наступление смерти из-за прекращения работы органов дыхания.

Действуя из корыстных побуждений, рассчитывая в случае смерти К.В.Ю. получить принадлежащую ему часть совместно нажитого ими имущества, К.Г.И. предложила своей знакомой Г. совершить его убийство. За помощь она пообещала заплатить ей денежные средства. 27 апреля 2007 года по месту своего жительства К.Г.И. в присутствии Г., разработала план действий по лишению жизни К.В.Ю., согласно которому Г. должна была прийти в его квартиру под предлогом получения консультации и в знак благодарности оставить бутылку с отравленным коньяком.

29 апреля 2007 года в присутствии Г. К.Г.И. открыла ранее приобретенную Г. по ее просьбе бутылку коньяка "Московский" емкостью 0,25 литра, и вылила в нее не менее 4 мг предварительно растворенного в воде медицинского препарата Ардуан.

Осознавая, что при употреблении коньяка, содержащего Ардуан, наступит смерть К.В.Ю., и желая этого, К.Г.И. передала отравленный коньяк Г., которая в тот же день направилась домой к К.В.Ю., чтобы передать ему отравленный коньяк. К.Г.И. контролировала и руководила действиями Г., созваниваясь с ней по мобильному телефону, обговаривала детали ее действий по совершению убийства К.В.Ю. и сокрытию следов убийства.

При этом К.Г.И. не смогла довести преступление до конца по независящим от нее обстоятельствам, поскольку Г. решила отказаться от совершения убийства и 30 апреля 2007 года сообщила о готовящемся убийстве самому К.В.Ю., а также в правоохранительные органы. После того как Г. сообщила К.Г.И. о якобы совершенном ею убийстве, К.Г.И. передала ей в качестве вознаграждения 5000 рублей и принадлежащий потерпевшему мобильный телефон.

К.Г.И. в судебном заседании подтвердила правильность вышеуказанных обстоятельств и, как указал суд в приговоре, чистосердечно раскаялась в содеянном.

В подтверждение своих выводов суд обоснованно сослался на показания потерпевшего К.В.Ю., свидетелей Г., Ж., заключение эксперта, показания специалистов, протокол осмотра места происшествия, вещественные доказательства.

Из показаний свидетеля Г. суд установил, что К.Г.И. высказывала опасения, что при разводе супруг может лишить ее всего имущества, одновременно утверждала, что квартира и магазин принадлежат ей, и она заберет у него все. Она затягивала бракоразводный процесс, а в конце февраля 2007 года попросила ее найти людей, чтобы убить мужа, пообещала заплатить 50000 рублей. Разговоры о необходимости убийства мужа К.Г.И. вела неоднократно, несмотря на то, что она ее отговаривала.

В апреле 2007 года осужденная сказала, что ей достали лекарство, от которого будет моментальная смерть, показала его, название лекарства начиналось на букву "А". Она же предложила ей сходить к К.В.Ю. под предлогом получения консультации, а в качестве презента передать ему отравленный коньяк. Понимая, что К.Г.И. не откажется от убийства мужа и все равно добьется своего, она решила согласиться, но сообщить об этом в милицию. Сразу в милицию не сообщила, поскольку у нее не было доказательств.

В конце апреля 2007 года по просьбе К.Г.И. и за ее деньги купила бутылку коньяка "Московский" емкостью 0,25 л. В ее присутствии в своей квартире К.Г.И., надев перчатки, достала из холодильника препарат, представлявший собой белый порошок в пластмассовой коробочке из-под какого-то лекарства. К.Г.И. развела этот порошок дистиллированной водой в чайной кружке, а затем вылила в бутылку с коньяком. Поскольку она сомневалась, что яд подействует, К.Г.И. сказала ей, что доза убойная, чтобы смерть наступила наверняка, муж умрет сразу, если ее не обманули. Коньяк должна была отнести К.В.Ю. на следующий день - в субботу, но ходила к нему еще накануне.

После обращения к К.В.Ю., они вместе поехали в прокуратуру. В дальнейшем она принимала участие в оперативных экспериментах. Еще до того как она должна была передать отравленный коньяк, спрашивала у К.Г.И., сколько та ей заплатит, сказала, что она должна будет ей заплатить 25 тысяч рублей. К.Г.И. соглашалась заплатить, но конкретную сумму не называла, говорила: "Все позже, я для тебя все сделаю". После того как сообщила о якобы совершенном ею убийстве, К.Г.И. по ее просьбе передала ей 5000 рублей, чтобы она могла уехать в Мурманск, а также отдала ей мобильный телефон потерпевшего.

Показания свидетеля Г. подтверждаются показаниями потерпевшего К.В.Ю., свидетеля Ж., изложенными в приговоре.

У Г. была изъята бутылка коньяка "Московский", вино "Мускат", переданные ей осужденной К.Г.И. 5 купюр достоинством по 1000 рублей, принадлежавший потерпевшему мобильный телефон, 117 рублей - часть переданных ей осужденной денег для приобретения спиртного.

Из видеозаписей оперативных экспериментов видно, что 30 апреля 2007 года в подсобном помещении магазина "Золушка" осужденная подтвердила свое намерение устранить К.В.Ю. и дала указания Г. о совершении убийства. В тот же день Г. сообщила ей о смерти К.В.Ю. в результате отравления коньяком. За услуги осужденная отдала Г. 5000 рублей и телефон потерпевшего.

Специалисты Т., З., эксперт Гл. пояснили, что обнаруженный в бутылке из-под коньяка "Московский" медицинский препарат Ардуан является ядом, представляет угрозу для жизни.

Судом исследован характер взаимоотношений супругов К-ко и установлено, что осужденная не соглашалась с иском о расторжении брака ввиду наличия спора о разделе имущества. Она фактически подтвердила, решила убить мужа из-за нежелания делить с ним имущество, нажитое в браке.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал, что осужденная К.Г.И. приготовилась к организации убийства К.В.Ю. из корыстных побуждений, по найму, и правильно квалифицировал ее действия.

Поэтому с доводами кассационной жалобы адвоката Б.И.М. об отсутствии в действиях осужденной состава преступления, ее добровольном отказе от его совершения согласиться нельзя. Суд обоснованно, с приведением мотивов принятого решения, признал несостоятельными доводы о покушении на убийство негодными средствами.

Квалифицировав ее действия не как покушение на убийство, а как приготовление к организации убийства, суд, вопреки доводам кассационной жалобы адвоката, исходя из положений, содержащихся в ст. 30, ч. 2 и ч. 3 ст. 66 УК РФ, не ухудшил, а улучшил положение К.Г.И. по сравнению с обвинением, предъявленным ей органами следствия.

Наказание назначено осужденной соразмерно содеянному, с учетом данных о личности, всех обстоятельств дела, а также с учетом влияния назначенного наказания на ее исправление. Как видно из приговора, суд учел также состояние ее здоровья, отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд учел чистосердечное раскаяние в содеянном, отсутствие тяжких последствий от преступления.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований считать назначенное К.Г.И. наказание в виде реального лишения свободы чрезмерно мягким, как об этом утверждается в кассационном представлении государственного обвинителя Б.С.Н. и в кассационной жалобе потерпевшего К.В.Ю.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Мурманского областного суда от 16 августа 2007 года в отношении К.Г.И. оставить без изменения, а кассационные жалобы адвоката Б.И.М., потерпевшего К.В.Ю. и кассационное представление государственного обвинителя Б.С.Н. без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 октября 2007 г. N 34-О07-25


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.