Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 сентября 2007 г. N 41-О07-66сп Поскольку наказание осужденному за покушение на убийство назначено с учетом содеянного, его личности, вердикта присяжных заседателей, признавшим его заслуживающим снисхождения, обстоятельства, смягчающего ответственность, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 сентября 2007 г. N 41-О07-66сп


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе осужденного П. на приговор с участием присяжных заседателей Ростовского областного суда от 4 июля 2007 года, которым

П., родившийся 11 сентября 1980 года в пос. Восход Мартыновского района Ростовской области, ранее не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 30 и п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст.ст. 66 ч. 3 и 65 ч. 1 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу осужден Т., приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи К., мнение прокурора С., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Вердиктом коллегии присяжных заседателей П. признан виновным в том, что он и Т., действуя совместно с умыслом на лишение жизни, нанесли Ш. несколько ударов молотком по голове, другим частям тела, причинив потерпевшему тяжкий вред здоровью, после чего с целью утопления затащили его в воду Донского канала, где Ш. удалось вырваться, переплыть на другой берег канала и спрятаться.

Данное преступление П. совершил 17 октября 2007 года в районе поселка Южный Мартыновского района Ростовской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный П. указывает, что судебное разбирательство было необъективным. В напутственном слове председательствующий судья привел присяжным заседателям доказательства стороны обвинения и ничего не сказал о доказательствах защиты, в том числе и об отсутствии умысла на убийство потерпевшего. В последнем слове председательствующий судья прервал его с целью унизить перед присяжными. Суд незаконно исследовал с участием присяжных заседателей заключения судебно-медицинских экспертиз. В ходе расследования он оговорил себя под незаконным воздействием со стороны работников милиции. Он ранее не судим, имеет на иждивении двоих малолетних детей, но суд эти обстоятельства не учел в приговоре. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В возражении государственный обвинитель О. не согласен с доводами жалобы, и просит приговор оставить без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор постановлен правильно.

Вердикт коллегии присяжных заседателей о виновности П. в содеянном основан на всестороннем, полном и объективном исследовании представленных доказательств.

Заключения основной и дополнительной судебно-медицинских экспертиз в отношении потерпевшего Ш. были получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, и они правомерно были допущены к исследованию с участием коллегии присяжных заседателей. Причем, из протокола судебного заседания следует, что подсудимые и их адвокаты в суде не возражали против заявленного ходатайства государственного обвинителя о непосредственном исследовании этих документов (т. 3 л.д. 60, 61, 75). В дальнейшем адвокат А. просил признать эти заключения недопустимыми, однако его доводы были опровергнуты в суде судебно-медицинским экспертом Э. (т. 3 л.д. 122-135), и судья обоснованно не исключил заключения судебно-медицинских экспертиз в отношении Ш. из разбирательства.

Проверялись доводы П. о применении к нему недозволенных методов следствия, и они были опровергнуты показаниями свидетеля З. (следователя), в связи с чем протокол допроса П. правомерно исследовался с участием присяжных заседателей (т. 3 л.д. 109-120).

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст.ст. 15 и 335 УПК РФ, с соблюдением равенства прав представителей сторон.

Напутственное слово председательствующего отвечает требованиям ст. 340 УПК РФ и в нем, помимо доводов стороны обвинения, приведены доказательства и аргументы защиты подсудимых (т. 3 л.д. 7-18).

Доводы П. о том, что в последнем слове его прерывал председательствующий судья, не основаны на материалах дела, и является несостоятельными (т. 3 л.д. 145, 153).

Вердикт коллегии присяжных заседателей о виновности П. в содеянном является ясным и понятным (т. 3 л.д. 154-157). К обстоятельствам, как они были установлены решением присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно.

Наказание П. назначено с учетом содеянного, его личности и вердикта присяжных заседателей, признавшим его заслуживающими# снисхождении#, наличия на его иждивении двоих малолетних детей, что признано обстоятельством, смягчающим ответственность.

Психическое состояние П. проверено, и он обоснованно признан вменяемым (т. 1 л.д. 160-161).

Оснований для отмены или изменения приговора не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор с участием присяжных заседателей Ростовского областного суда от 4 июля 2007 года в отношении П. оставить без изменения, жалобу - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 сентября 2007 г. N 41-О07-66сп


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.