Решение Верховного Суда РФ от 7 августа 2007 г. N ГКПИ07-789 Об отказе в признании недействующими абзацев 2 и 3 подпункта "б" пункта 40 Положения о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев в РФ, утв. постановлением Правительства РФ от 8 ноября 2000 г. N 845

Решение Верховного Суда РФ от 7 августа 2007 г. N ГКПИ07-789

ГАРАНТ:

Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 9 октября 2007 г. N КАС07-522 настоящее решение оставлено без изменения


Верховный Суд Российской Федерации

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению К.И.И. о признании недействующими абзацев 2 и 3 подпункта "б" пункта 40 Положения о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев в Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 8 ноября 2000 г. N 845, установил:

подпунктом "б" пункта 40 Положения о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев в Российской Федерации (далее - Положение), утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 8 ноября 2000 г. N 845, установлено, что территориальный орган Министерства по делам федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации на основании сведений органов местного самоуправления о постановке вынужденных переселенцев на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий (постоянном жилье), в порядке, определяемом указанным Министерством вносит в орган местного самоуправления предложения о распределении среди состоящих на учете вынужденных переселенцев жилых помещений для постоянного проживания, в финансировании строительства (приобретения) которых участвовал этот территориальный орган, за исключением: вынужденных переселенцев проживающих в жилых помещениях, предоставленных членам семьи для постоянного проживания по договору найма (абзац 2); постоянно проживающих в жилом помещении, принадлежащем одному из членов семьи на праве собственности или находящемся в общей собственности нескольких членов семьи (абзац 3).

К.И.И. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими абзацев 2 и 3 подпункта "б" пункта 40 Положения, указывая, что они противоречат Жилищному кодексу Российской Федерации, статье 10 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".

В обоснование своих требований заявительница ссылается на то, что исключение указанной категории лиц из сводного списка вынужденных переселенцев, нуждающихся в улучшении жилищных условий (постоянном жилье), нарушает право ее семьи улучшить жилищные условия путем получения субсидий, гарантированных государством, вынужденным переселенцам.

Представитель Правительства Российской Федерации М.И.О. заявление не признала, указывая на то, что оспариваемое Положение принято в пределах компетенции Правительства Российской Федерации, соответствует действующему законодательству Российской Федерации и прав заявительницы не нарушает.

Выслушав объяснения представителя Правительства Российской Федерации, изучив материалы дела, принимая во внимание заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ф.А.В., полагавшей отказать заявительнице в удовлетворении заявления, суд находит, что заявление К.И.И. не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно пункту 3 статьи 7 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 г. N 4530-1 "О вынужденных переселенцах" (в редакции от 18.07.2006 г.) территориальные органы федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации предоставляют вынужденному переселенцу и членам его семьи, в том числе проживающим в центрах временного размещения вынужденных переселенцев, жилое помещение из фонда жилья для временного поселения вынужденных переселенцев; участвуют в финансировании строительства (приобретения) и распределении жилья для постоянного проживания вынужденных переселенцев.

Правительство Российской Федерации, реализуя свои полномочия в сфере обеспечения вынужденных переселенцев жильем, утвердило Положение, которое, как видно из его пункта 1, определяет порядок жилищного обустройства на территории Российской Федерации граждан, признанных вынужденными переселенцами.

Статьей 6 Закона Российской Федерации "О вынужденных переселенцах" предусмотрено, что вынужденный переселенец имеет право, в частности, самостоятельно выбрать место жительства на территории Российской Федерации, проживать у родственников или у иных лиц при условии их согласия на совместное проживание независимо от размера занимаемой родственниками или иными лицами жилой площади; при отсутствии возможности самостоятельного определения своего нового места жительства на территории Российской Федерации получить у федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, или его территориального органа в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, направление на проживание в центре временного размещения вынужденных переселенцев либо в жилом помещении из фонда жилья для временного поселения вынужденных переселенцев.

По смыслу приведенной нормы закона государственная поддержка в обеспечении жильем вынужденных переселенцев для постоянного проживания оказывается тем лицам, которые не могут самостоятельно определить свое место жительства либо нуждаются в улучшении жилищных условий по причине отсутствия жилья для постоянного проживания на территории Российской Федерации.

Из аналогичной правовой позиции исходил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 20 февраля 2007 года N 121-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Саушкиной Светланы Петровны на нарушение ее конституционных прав подпунктом "б" пункта 40 Положения о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев в Российской Федерации", указав, что Закон предоставляет временному переселенцу возможность самостоятельно выбирать способ разрешения жилищного обустройства, используя при этом либо специальный механизм предоставления жилья, предусмотренный данным Законом для вынужденных переселенцев, либо определяя свое новое место жительства по собственному усмотрению, что в таком случае не лишает его возможности дальнейшего улучшения жилищных условий на основе положений жилищного законодательства.

Указанный порядок, фактически воспроизведенный в оспариваемом Положении, не может рассматриваться как нарушающий конституционные права и свободы заявительницы, поскольку статья 40 (часть 3) Конституции Российской Федерации прямо предусматривает, что предоставление жилых помещений тем или иным категориям граждан, указанным в законе, осуществляется на основании закона. Следовательно, доводы заявительницы о нарушении ее конституционных прав этим нормативным правовым актом Правительства Российской Федерации, в том числе как принятого с превышением полномочий, не могут быть признаны обоснованными.

Подпунктом 2 пункта 1 статьи 7 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 г. N 4530-1 установлено, что федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления в пределах своих полномочий включают вынужденного переселенца в соответствии с жилищным законодательством Российской Федерации в список граждан на получение жилья независимо от срока проживания в данной местности.

Утверждения К.И.И. о противоречии оспариваемых норм положениям Жилищного кодекса Российской Федерации ошибочны, т.к. порядок оказания государственной поддержки вынужденным переселенцам для постоянного проживания данный Кодекс не регулирует.

В силу ст. 108 Жилищного кодекса РФ от 29 декабря 2004 года N 188-ФЗ порядок предоставления жилых помещений фондов для временного поселения вынужденных переселенцев и лиц, признанных беженцами, устанавливается федеральными законами. Так, порядок предоставления жилых помещений беженцам и вынужденным переселенцам регулируется законодательством о статусе беженцев и вынужденных переселенцев.

Ссылка К.И.И. на противоречие оспариваемых положений статье 10 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", согласно которой в период перехода к рыночным отношениям для граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, сохраняется действующий порядок постановки на учет и обеспечения жилыми помещениями, не может служить основанием для удовлетворения заявленных требований, поскольку в связи с введением в действие Жилищного кодекса Российской Федерации данная статья утратила силу с 1 марта 2005 года.

Доводы заявительницы о нарушении ее права на получение субсидии на строительство или приобретение жилья не соответствуют содержанию оспариваемых норм, которые не касаются вопросов обеспечения вынужденных переселенцев жилищными субсидиями.

В соответствии с частью 1 статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении заявления.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации решил:

в удовлетворении заявления К.И.И. отказать. Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.



Решение Верховного Суда РФ от 7 августа 2007 г. N ГКПИ07-789


Текст решения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 9 октября 2007 г. N КАС07-522 настоящее решение оставлено без изменения

Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.