Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 октября 2007 г. N 53-О07-76 Приговор оставлен без изменения, поскольку выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными доказательствами, при вынесении приговора в полной мере учтены общие начала назначения наказания

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 октября 2007 г. N 53-О07-76


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании от 31 октября 2007 года кассационные жалобы адвокатов М., Б., С., осужденных К.А.А. и К.С.В. на приговор Красноярского краевого суда от 19 апреля 2007 года, которым:

К.С.В., 2 июня 1988 года рождения, уроженец г. Заозерный Красноярского края, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - к 15 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

К.А.А., 30 марта 1989 года рождения, уроженец г. Заозерный Красноярского края, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы,

по ст.ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - к 8 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

К.А.В., 19 июля 1991 года рождения, уроженка г. Заозерный Красноярского края, несудимая,

осуждена по ст.ст. 33 ч. 5 и 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 4 годам лишения свободы,

по ст.ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - к 6 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 8 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Заслушав доклад судьи "...", выступление прокурора Л., полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

согласно приговору К.С.В. и К.А.А. осуждены за разбой, совершенный по предварительному сговору между собой, с применением ножа, используемого в качестве оружия, в ходе которого К.С.В. убил К.Т.Н.: организатором данного убийства является К.А.А. К.А.В. осуждена за пособничество в совершении указанных выше разбойного нападения и убийства.

Преступления совершены 2 сентября 2006 года в г. Зеленогорске Красноярского края при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе адвокат М. просит отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство.

По мнению защитника, суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о проведении повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы, так как суд не учел того, что К.А.А. по определению Зеленогорского городского суда 4 раза направлялся на принудительное лечение в связи с невменяемостью, в течение 10 лет он лечился у психиатров, однако суд не исследовал тщательным образом психическое состояние ее подзащитного.

Защитник полагает, что выводы проведенных судебно-психиатрических экспертиз нельзя признать научно обоснованными потому, что история болезни по последнему месту лечения К.А.А. не была предметом экспертного исследования, в распоряжение экспертов не были представлены медицинские документы, отражающие физическое развитие несовершеннолетнего К.А.А.

В кассационной жалобе адвокат Б. просит отменить приговор в отношении К.А.В. ввиду необоснованного отказа в удовлетворении ходатайства о проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы в отношении его подзащитной и дело направить на новое судебное разбирательство.

Ранее проведенная стационарная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, на что указано в жалобе, не может быть признана обоснованной, так как эксперты не ответили на вопрос, какова степень зависимости К.А.В. от К.А.А. и К.С.В.

Б. полагает, что действия К.А.В. необходимо переквалифицировать со ст.ст. 33 ч. 5 и 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст.ст. 33 ч. 5 и 158 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ, суд назначил ей несправедливое наказание и не принял во внимание все данные, характеризующие К.А.В.

В кассационной жалобе адвокат С. просит приговор изменить и переквалифицировать действия К.С.В. со ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. 105 ч. 2 п. "б" УК РФ, со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 158 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ, снизив при этом ему наказание.

По мнению защитника, К.С.В. вступил в сговор с остальными осужденными, и он совершил убийство из мести к потерпевшей за то, что она написала заявление в правоохранительные органы о совершении К.А.А. кражи ее личного имущества.

В кассационной жалобе осужденный К.А.А., излагая обстоятельства дела, которые имели место, по его мнению, указал на то, что он не участвовал в убийстве и не был его организатором, и он лишь оказал помощь в перевозке бытовой техники из квартиры убитой на садовый участок.

В кассационной жалобе К.С.В. просит о снижении наказания, ссылаясь при этом на то, что не задолго до совершения преступления ему исполнилось 18 лет, ранее не был судим, положительно характеризуется, признал вину, в содеянном раскаялся.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения по следующим основаниям.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

Исходя из положений ч. 1 ст. 88 УПК РФ, суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, все собранные доказательства в их совокупности - достаточности для постановления обжалуемого обвинительного приговора.

Поэтому нельзя согласиться с доводами кассационных жалоб.

Виновность К.А.А. нашла свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

В ходе предварительного следствия К.С.В. уличал К.А.А. в совершении преступлений. Он подтвердил, что К.А.А. предложил ему и К.А.В. совершить убийство К.Т.Н. с целью завладения бытовой техники. К.А.А. разработал план совершения преступлений: он оценил бытовую технику, обещал реализовать похищенное имущество, распределил роли.

К.А.В. согласилась с предложением К.А.А. Действуя по разработанному сценарию, К.А.В. открыла дверь квартиры, предложила ему (К.С.В.) выбрать нож для убийства, указала на садовый домик, куда можно будет вывезти похищенное имущество, сообщила, когда возвратится с работы ее мать - К.Т.Н. 2 сентября 2006 года К.А.В. оставила его в квартире, а она и К.А.А. ушли из квартиры. Дождавшись К.Т.Н., он убил ее, о чем он сообщил К.А.А. и К.А.В.

С К.А.А. он вынес имущество из квартиры потерпевшей, которое они втроем отвезли в садовый домик.

Эти обстоятельства в ходе предварительного следствия подтвердила К.А.В.

В суде К.С.В. и К.А.В. также подтвердили изложенные выше показания.

Поэтому версию К.А.А. о том, что он не был организатором убийства и не участвовал в разбойном нападении, следует признать несостоятельной.

Виновность К.А.А. и остальных осужденных подтверждается и другими приведенными в приговоре доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку.

Правильно установленным в суде обстоятельствам судом дана верная юридическая оценка.

Нет оснований для переквалификации действий К.А.В. и К.С.В.

Доводы их защитников о том, что они совершили кражу после того, когда К.С.В. убил потерпевшую, не основаны на материалах уголовного дела. Как следует из показаний К.С.В. и К.А.В., К.А.А. предложил им убить К.Т.Н. с той целью, чтобы завладеть ее имуществом. Умысел на хищение имущества у осужденных возник до совершения убийства, и для достижения своей корыстной цели они совершили убийство.

Не может повлиять на юридическую квалификацию то обстоятельство, что в приговоре при описании преступного деяния суд признал, что К.А.А., испытывая личную неприязнь к потерпевшей из-за того, что она сообщила в правоохранительные органы о совершении им кражи ее личного имущества, предложил К.С.В. и К.А.В. совершить убийство и разбойное нападение.

Указанные выше обстоятельства явились лишь предлогом для совершения преступлений, однако осужденные руководствовались корыстным мотивом.

Ссылка в приговоре на эти обстоятельства не может свидетельствовать о наличии противоречивых выводов суда.

Нет оснований для проведения повторной стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы в отношении К.А.А. и К.А.В.

Их психическое состояние в период совершения преступлений и в настоящее время суд исследовал в достаточной степени.

В распоряжение экспертов были представлены достаточные, необходимые данные, позволяющие им сделать научно обоснованные выводы.

В заключении стационарной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы указано, что "При проведении настоящей экспертизы использованы методы клинико-психопатологического исследования (изучение анамнеза, медицинское наблюдение, клиническая беседа, описание психического состояния, анализ имеющихся симптомов психических расстройств) в сочетании с анализом данных сомато-неврологического состояния, а также данных лабораторных и экспериментально-психологических исследований".

Эксперты обладали информацией о том, что К.А.А. воспитывался в неполной семье, одной матерью, которая не уделяла должного контроля воспитанию сына. К.А.А. в 2004 году дважды лечился в психиатрическом учреждении.

Экспертам был представлен выписной эпикриз, в котором изложены данные, отражающие диагноз К.А.А. при поступлении в КПБ N 1 (ст. Тинская), его состояние в период нахождения в учреждении.

Из материалов уголовного дела усматривается, что с 28 января 2005 года К.А.А. в связи с невменяемостью находился на лечении в психиатрической больнице N 1 Красноярского края.

В деле имеется эпикриз, где указано на состояние больного в период поступления в больницу и на протяжении его нахождения там, виды лечения.

27 июля 2006 года К.А.А. была проведена судебно-психиатрическая экспертиза, акты направлены в Зеленогорский городской суд с ходатайством о прекращении принудительного лечения.

После этого К.А.А. продолжал находиться в больнице до решения суда.

Решение не состоялось ввиду того, что 22 августа 2006 года К.А.А. с помощью инструктора (соучастника по настоящему уголовному делу К.С.В.) совершил побег (осужденные признаны виновными в совершении преступлений, имевших место 2 сентября 2006 года, то есть спустя 10 дней после побега).

В связи с неоднократным нахождением К.А.А. на принудительном лечении по настоящему уголовному делу была проведена амбулаторная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. 13 октября 2006 года эксперты, имея в своем распоряжении полную информацию на К.А.А., в своем заключении указали, что К.А.А. страдает психическим расстройством в форме легкой умственной отсталости с умеренно выраженными эмоционально-волевыми расстройствами, у него невысокий уровень интеллектуального развития, малый запас знаний, понятий и представлений, конкретный типа мышления.

Во время инкриминируемого ему деяния испытуемый в каком-либо временном расстройстве психической деятельности не находился. Он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Аналогичное состояние у него было и в период проведения экспертизы. В применении принудительных мер медицинского характера он не нуждается.

Учитывая обстоятельства дела, следователь усомнился в обоснованности выводов экспертов, так как ранее К.А.А. неоднократно признавался невменяемым и последний раз сбежал из больницы, не дождавшись решения суда, и назначил повторную стационарную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу.

Эксперты, обладая полной информацией, пришли к аналогичным выводам, указанным в заключении амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

При таких обстоятельствах дела, исходя из положений ч. 2 ст. 207 УПК РФ, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции обоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства о назначении и проведении повторной стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы в ГНЦ социальной и судебной психиатрии имени Сербского В.П.

Заключение проведенных экспертиз соответствует положениям ст. 204 УПК РФ.

Поэтому суд первой инстанции обоснованно признал К.А.А. вменяемым как в период совершения преступлений, так и в настоящее время.

То обстоятельство, что эксперты не ответили на вопрос о степени влияния личности К.А.А. на К.А.В., также не является основанием для проведения повторной стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

В приговоре суд достаточно полно мотивировал свои выводы относительно вменяемости осужденных.

При назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанных в ст. 60 УК РФ, в том числе обстоятельства, на которые ссылаются авторы кассационных жалоб.

Приговор следует считать законным, обоснованным, а назначенное осужденным наказание - справедливым.

По делу не усматривается оснований, указанных в ч. 1 ст. 379 УПК РФ, влекущих отмену либо изменение приговора.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 19 апреля 2007 года в отношении К.С.В., К.А.А. и К.А.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 октября 2007 г. N 53-О07-76


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.