Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 ноября 2007 г. N 58-О07-81 Приговор в отношении осужденного за убийство подлежит изменению, назначенное наказание смягчению, поскольку суд, проверив материалы дела, исключил из осуждения квалифицирующий признак убийства - причинение смерти из хулиганских побуждений

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 ноября 2007 г. N 58-О07-81


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 1 ноября 2007 года дело по кассационным жалобам осужденного К.А.Е. на приговор Хабаровского краевого суда от 18 июня 2007 года, которым

К.А.Е., 21.12.1970 года рождения, уроженец г. Хабаровска, несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 30, п.п. "д, ж, и" ч. 2 ст. 105 УК РФ к четырнадцати годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи "...", мнение прокурора К.Е.А., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия, установила:

согласно приговору К.А.Е. признан виновным в покушении на умышленное причинение смерти Б., с особой жестокостью, группой лиц, из хулиганских побуждений.

Преступление совершено 28 ноября 2001 года, в г. Хабаровске, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В кассационных жалобах осужденный К.А.Е., утверждает, что не совершал действий направленных на причинение смерти потерпевшему Б. Ссылается на то, что лишь разнимал дерущихся, Б., П. и Ж. Считает, что свидетель С., а также допрошенные в судебном заседании П. и Ж., дали правдивые показания об его непричастности к преступлению. Суд же без достаточных на то оснований признал их показания неправдивыми. Утверждает, что свидетель Ч. оговаривает его, ссылается на то, что, Ч., с того места, где он находился, не мог видеть действий К.А.Е. Просит приговор отменить.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель М., просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности К.А.Е. в совершенном им преступлении основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так вина осужденного К.А.Е. в совершенном им преступлении, подтверждается показаниями о происшедшем потерпевшего Б.; показаниями свидетеля С., которая слышала, как П. предлагал К.А.Е. добить Б., был недоволен тем, что Б. еще дышит; показаниями свидетеля Ч., который видел, как П. наносил ножом удары Б. Б. пытался закрываться руками, тогда К.А.Е., развел руки Б. в стороны и наступил на них ногами, лишив Б. возможности сопротивляться. П. нанес Б. ножом не менее шести ударов, отрезал у него ухо. Последний удар П. нанес в область левого глаза Б. При этом нож остался торчать в голове потерпевшего. К.А.Е. своей правой ногой с размаху ударил по этому ножу, для того, чтобы воткнуть нож глубже в голову Б. От этого удара, рукоятка ножа обломилась и отлетела в сторону; показаниями осужденного по данному делу ранее - П., данных им в ходе предварительного следствия, к которых он утверждал, что К.А.Е. участвовал в избиении Б. и посягательстве на его жизнь; данными об опознании П. К.А.Е., как "парня по имени Андрей, с которым он совершил преступление в квартире С."; показаниями свидетеля З. об участии троих парней (К.А.Е., Ж., П.) в избиении Б. и попытке причинить ему смерть; данными, зафиксированными в протоколах осмотра места происшествия, содержащимися в заключениях судебно-медицинских экспертиз.

Судом выяснялись причины наличия разногласий в показаниях перечисленных лиц, чему дана правильная оценка в приговоре.

При этом судом обоснованно признаны правдивыми объяснения свидетелей о том, что по прошествии нескольких лет со времени исследуемых событий, они запамятовали детали происшедшего, тогда как на предварительном следствии, после того, как прошел шок от увиденного, давали более подробные и соответствующие реальным событиям показания.

Показания осужденного П. в суде о том, что он ничего не помнит о происшедшем и о своих показаниях на предварительном следствии, судом обоснованно отнесены, к стремлению облегчить участь К.А.Е.

Судом не установлено оснований у лиц, допрошенных в судебном заседании к оговору К.А.Е., не приводится таких оснований самим К.А.Е., не усматривается таковых и судебной коллегией.

Из дела видно, что в судебном заседании исследовались только допустимые доказательства. При этом показания лиц, допрошенных на предварительном следствии, оглашались в судебном заседании при наличии к тому законных оснований и с соблюдением предусмотренной законом процедуры.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденным К.А.Е. в свою защиту, в том числе о том, что свидетель Ч., с того места где находился, не мог видеть действий К.А.Е., и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

Судом в приговоре приведено убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными перечисленных К.А.Е. доводов.

По изложенным основаниям судебной коллегией признаются необоснованными аналогичные доводы, приводимые К.А.Е. в кассационных жалобах.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного К.А.Е. преступления, прийти к правильному выводу о его виновности в совершении этого преступления, а также о квалификации его действий по ч. 3 ст. 30, п.п. "д, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Выводы суда о совершении К.А.Е. в группе с другими лицами посягательства на жизнь Б., наличии у К.А.Е. умысла на причинение потерпевшему смерти, об особой жестокости действий осужденного, а также об обстоятельствах, не позволивших довести преступный умысел до конца, основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными.

В то же время из приговора подлежит исключению осуждение К.А.Е. по ч. 3 ст. 30, п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по следующим основаниям.

Как видно из показаний всех, допрошенных в судебном заседании лиц и свидетелей и осужденных, между находившимися в квартире С. осужденными и потерпевшим Б. произошел конфликт, возникла ссора, переросшая сначала в драку, а затем избиение осужденными Б., и покушение на причинение ему смерти.

Суд в приговоре также неоднократно делает выводы о том, что между К.А.Е., П. и Ж., "недовольными и возмущенными приходом новых гостей", и Б. возникла ссора.

Как видно из постановления о привлечении К.А.Е. в качестве обвиняемого, обвинительного заключения, протокола судебного заседания и постановления судьи от 18 июня 2007 года, К.А.Е., помимо покушения на убийство Б., обвинялся в нанесении потерпевшему побоев, причинивших физическую боль. При этом в обвинительных документах и постановлении судьи указано, что "... между К.А.Е., П. и Ж., недовольными и возмущенными приходом новых гостей, и Б. возникла ссора. Около 17 часов 25 минут 28 ноября 2001 года, в квартире С., К.А.Е., П. и Ж., находясь в состоянии алкогольного опьянения и испытывая личную неприязнь, возникшую в ходе ссоры, действуя совместно, умышленно нанесли руками Б..."

Государственный обвинитель в судебном заседании, не оспаривая правильность формулировки обвинения в указанной части, отказался от этого обвинения по мотиву нарушения уголовно-процессуального закона при возбуждении уголовного дела (отсутствие заявления потерпевшего).

Суд вынес постановление о прекращении уголовного преследования К.А.Е. по ст. 116 УК РФ, согласившись с приведенным прокурором основанием прекращения.

Таким образом, государственным обвинителем не оспаривалось то, что осужденный К.А.Е. во время происшедшего испытывал к Б. личную неприязнь, возникшую в ходе ссоры, и суд, с этим согласился.

Перечисленные обстоятельства не позволяли суду признать в действиях К.А.Е., направленных на причинение Б. смерти хулиганского мотива.

С учетом изложенного, следует считать К.А.Е. совершившим покушение на причинение смерти Б. на почве личных неприязненных отношений.

При назначении К.А.Е. наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности.

Вместе с тем, с учетом вносимых в приговор изменений, судебная коллегия находит назначенное К.А.Е. наказание подлежащим смягчению.

Иных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих изменение приговора или его отмену судебной коллегией не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Хабаровского краевого суда от 18 июня 2007 года в отношении К.А.Е. изменить.

Исключить из приговора осуждение К.А.Е., по ч. 3 ст. 30, п.п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Наказание, назначенное К.А.Е. по ч. 3 ст. 30, п.п. "д, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ смягчить до 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном этот же приговор в отношении К.А.Е. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного К.А.Е. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 ноября 2007 г. N 58-О07-81


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение