Решение Верховного Суда РФ от 19 сентября 2007 г. N ГКПИ07-936 Поскольку лесные участки являются самостоятельными природными объектами, имеющими специальный правовой режим, ввиду жизненно важной многофункциональной роли лесов и их значимости для общества в целом, оспариваемая норма в соответствии с требованиями федерального законодательства предусматривает право арендатора передавать арендованное имущество в поднаем, перенаем, отдавать арендные права в залог или вносить их в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ только с согласия арендодателя

Решение Верховного Суда РФ от 19 сентября 2007 г. N ГКПИ07-936

ГАРАНТ:

Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N КАС07-572 настоящее решение оставлено без изменения


Именем Российской Федерации


Верховный Суд Российской Федерации рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Р. о признании частично недействующим подпункта "г" пункта 10 раздела III формы примерного договора аренды лесного участка, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 28 мая 2007 года N 324 "О договоре аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности", установил:

Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 мая 2007 года N 324 "О договоре аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности", изданным на основании статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации, утверждена форма примерного договора аренды лесного участка. Подпунктом "г" пункта 10 раздела III этой формы предусмотрено, что Арендатор имеет право с согласия Арендодателя сдавать лесной участок в субаренду, передавать свои права и обязанности по настоящему Договору другим лицам, отдавать право аренды в залог, вносить право аренды в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив.

Р., являющаяся арендатором участка лесного фонда, обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим подпункта "г" пункта 10 раздела III формы примерного договора аренды лесного участка в части, требующей согласия Арендодателя на реализацию Арендатором перечисленных в этом подпункте прав, ссылаясь на то, что такое требование ограничивает ее права как арендатора земельного участка лесного фонда, поскольку в соответствии с пунктом 9 статьи 22 Земельного кодекса РФ, подлежащим применению к арендным отношениям в силу абзаца первого пункта 2 статьи 615 Гражданского кодекса РФ, при аренде земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, на срок более чем пять лет арендатор земельного участка имеет право в пределах срока аренды земельного участка передавать свои права и обязанности по этому договору третьему лицу, в том числе права и обязанности, названные в оспариваемой норме, без согласия собственника земельного участка при условии его уведомления.

Правительство Российской Федерации мотивировало свои возражения на заявление тем, что аренда лесных участков осуществляется в соответствии с требованиями Гражданского кодекса РФ и Лесного кодекса РФ, предусматривающими право арендатора передавать арендованное имущество в поднаем, перенаем, отдавать арендные права в залог или вносить их в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ с согласия арендодателя; нормы Земельного кодекса РФ, регулирующие вопросы аренды земельных участков, на отношения аренды лесных участков не распространяются.

Выслушав объяснения представителей заявителя С.А.Н., С.А.В., поддержавших вышеприведенные доводы и ссылавшихся на обязательность оспариваемой нормы в силу положений статьи 427 Гражданского кодекса РФ при приведении арендаторами ранее заключенных договоров аренды участков лесного фонда в соответствие с новым Лесным кодексом РФ, возражения представителей Правительства Российской Федерации М., Ш., обративших внимание на различную правовую природу земельного и лесного участков, заслушав заключение прокурора К., полагавшего в удовлетворении заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Статьей 71 Лесного кодекса РФ, регулирующей порядок предоставления гражданам, юридическим лицам лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, установлено, что к договору аренды лесного участка применяются положения об аренде, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации, если иное не предусмотрено данным Кодексом (пункт 3); предоставление лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, в постоянное (бессрочное) пользование юридическим лицам и в безвозмездное срочное пользование гражданам осуществляется в порядке, предусмотренном Земельным кодексом Российской Федерации, если иное не установлено данным Кодексом (пункт 4).

Из сопоставления пунктов 3 и 4 указанной статьи видно, что в них разграничено регулирование отношений по аренде лесных участков и отношений по предоставлению лесных участков в постоянное (бессрочное) либо безвозмездное срочное пользование, на первый вид отношений распространены нормы Гражданского кодекса РФ, а на второй - нормы Земельного кодекса РФ.

В соответствии с пунктом 2 статьи 615 Гражданского кодекса РФ арендатор вправе с согласия арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду (поднаем) и передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем), предоставлять арендованное имущество в безвозмездное пользование, а также отдавать арендные права в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив, если иное не установлено настоящим Кодексом, другим законом или иными правовыми актами.

Лесным кодексом РФ не предусмотрены иные, чем в названной статье Гражданского кодекса РФ, условия передачи арендатором лесного участка своих прав и обязанностей по договору аренды, как требует для таких случаев пункт 3 статьи 71.

Довод заявителя о том, что иное установлено пунктом 2 статьи 22 Земельного кодекса РФ, закрепляющим право арендатора земельного участка в пределах срока договора аренды земельного участка передавать свои права и обязанности по этому договору третьим лицам без согласия собственника земельного участка при условии его уведомления, лишен правового основания.

Статья 22 названного Кодекса регулирует вопросы аренды земельных участков и не распространяется на случаи аренды других природных объектов. Пунктом 2 статьи 3 Кодекса, распространяющим гражданское законодательство на имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок с ним, оговорено, что иное может быть предусмотрено земельным, лесным и другим специальным законодательством.

Следовательно, исключение из положений об аренде, определенных гражданским законодательством, может быть сделано в отношении земельных участков земельным законодательством, а лесных участков - лесным законодательством. Такой же вывод вытекает и из анализа пункта 2 статьи 3 Лесного кодекса РФ, допускающего регулирование имущественных отношений, связанных с оборотом лесных участков, Земельным кодексом РФ при условии, если иное не установлено данным Кодексом, другими федеральными законами.

Особенности сдачи в аренду земельных участков установлены Земельным кодексом РФ, а лесных участков, относящихся к иным природным объектам, - Лесным кодексом РФ, не делающим исключений из правил, предусмотренных пунктом 2 статьи 615 Гражданского кодекса РФ.

Ссылка представителей заявителя на то, что земельный и лесной участки различаются лишь по порядку формирования, а по своему правовому режиму равнозначны, необоснованна. Правовая природа этих участков не тождественна. Лесные участки являются самостоятельными природными объектами, имеющими специальный правовой режим, определяемый лесным законодательством, ввиду жизненно важной многофункциональной роли лесов и их значимости для общества в целом. Лесное законодательство базируется на других основных принципах, чем земельное законодательство (статья 1 Лесного кодекса РФ, статья 1 Земельного кодекса РФ).

Особый правовой режим лесных участков проявляется и в статье 5 Федерального закона от 4 декабря 2006 г. N 201-ФЗ "О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации" (в редакции от 24 июля 2007 г.), запрещающей (независимо от согласия арендодателя) сдачу в субаренду арендованного участка лесного фонда до приведения арендатором договора аренды в соответствие с Лесным кодексом РФ, участка лесного фонда или лесного участка, государственный кадастровый учет которых не осуществлен, а также передачу арендатором своих прав и обязанностей по договорам аренды таких участков третьим лицам.

Таким образом, оспариваемая правовая норма основана на положениях пункта 3 статьи 71 Лесного кодекса РФ и пункта 2 статьи 615 Гражданского кодекса РФ и соответствует им, в связи с чем в силу части 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса РФ в удовлетворении заявленных требований надлежит отказать.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации решил:

в удовлетворении заявления Р. отказать.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.



Решение Верховного Суда РФ от 19 сентября 2007 г. N ГКПИ07-936


Текст решения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N КАС07-572 настоящее решение оставлено без изменения


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.