Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 ноября 2007 г. N 87-О07-23 Оснований для отмены или смягчения приговора не имеется, поскольку наказание осужденным за убийство и разбой назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, роли каждого из них, данных о личности, смягчающих наказание обстоятельств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 ноября 2007 г. N 87-О07-23


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании от 12 ноября 2007 года кассационные жалобы осужденных В., Ш.Д.Н., Ш.А.В., адвокатов О., Л. и Ш.И.Н. на приговор Костромского областного суда от 13 июля 2007 года, которым

В., родившийся 8 июля 1986 года в г. Костроме, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 14 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш.Д.Н., родившийся 15 сентября 1986 года в г. Костроме, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 13 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш.А.В., родившийся 19 октября 1988 года в г. Братске Иркутской области, ранее не судимый,

осужден по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать в пользу К.Г.Н.: с В. и Ш.Д.Н. в солидарном порядке 59366 рублей 50 копеек в возмещение материального ущерба и 400000 рублей в счет компенсации морального вреда; с Ш.А.В. 7500 рублей в счет компенсации морального вреда.

В. и Ш.Д.Н. осуждены за умышленное причинение смерти К.А.В., совершенное группой лиц, сопряженное с разбоем и за разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Ш.А.В. осужден за открытое хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Преступления совершены 7 января 2007 года в г. Костроме при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи "...", объяснения осужденных В., Ш.Д.Н., адвокатов Л. и Ш.И.Н., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора П. и потерпевшей К.Г.Н., полагавших оставить кассационные жалобы без удовлетворения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

осужденный В. и адвокат О. в защиту осужденного, выражая несогласие с приговором, считают приговор незаконным, необоснованным и подлежащим отмене. Не отрицая причастности В. к хищению имущества потерпевшего и его убийству, указывают в жалобах, что при завладении имуществом потерпевшего В. применил к потерпевшему лишь насилие, не опасное для его жизни, а убийство потерпевшего совершил с целью скрыть факт его избиения. Поэтому считают, что действия В. должны быть квалифицированы как открытое хищение чужого имущества и

убийство, совершенное группой лиц, с целью скрыть другое преступление. Кроме того, указывают, что при назначении наказания суд необоснованно не признал исключительными обстоятельствами добровольную явку В. в милицию, наличие у него на иждивении ребенка-инвалида и не применив ст. 64 УК РФ, назначил ему чрезмерно суровое наказание;

осужденный Ш.Д.Н. указывает, что с приговором не согласен, просит его отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона, а также чрезмерной суровостью назначенного ему наказания;

адвокат Л. в защиту осужденного Ш.Д.Н., выражая несогласие с приговором, указывает, что выводы суда о наличии у Ш.Д.Н. умысла на завладение имуществом потерпевшего с применением насилия, опасного для его жизни и здоровья, а также умысла на убийство потерпевшего, имеющимися в материалах дела доказательствами не подтверждаются и противоречат установленным в судебном заседании объективным данным, из которых следует, что Ш.Д.Н. останавливал действия В., наносившего потерпевшему удары кирпичом по голове. Не установлено, по мнению адвоката, также и то, что смерть потерпевшего наступила только от совместных действий В. и Ш.Д.Н., а не от действий одного В. Просит приговор в отношении Ш.Д.Н. отменить;

осужденный Ш.А.В. указывает, что с приговором не согласен, так как грабежа не совершал, а наносил удары потерпевшему из хулиганских побуждений. В связи с этим просит переквалифицировать его действия на ст. 116 ч. 2 УК РФ и с учетом его раскаяния в содеянном, а также данных о его личности назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы;

адвокат Ш.И.Н. в защиту осужденного Ш.А.В. выражает несогласие с приговором в части квалификации действий Ш.А.В. и назначенного ему наказания. Указывает на содержащиеся в приговоре противоречия, которые, по ее мнению, выражаются в том, что установив в действиях Ш.А.В. корыстный мотив и отсутствие признаков преступлений против личности, а также доказательств, подтверждающих причинение им какого-либо вреда потерпевшему, суд вместе с тем в нарушение норм гражданского законодательства взыскал с Ш.А.В. в счет возмещения морального вреда 7500 рублей. Вместе с тем, считает, что доказательств, подтверждающих наличие у Ш.А.В. корыстного мотива и умысла на завладение имуществом потерпевшего, по делу не установлено, поэтому его действия могут быть квалифицированы лишь как нанесение побоев. Указывает также, что суд необоснованно не признал совокупность всех имеющихся смягчающих наказание Ш.А.В. обстоятельств исключительными и не назначил ему наказание, не связанное с реальным лишением свободы, с применением ст. 73 УК РФ. Просит приговор в отношении Ш.А.В. изменить, переквалифицировать его действия на ст. 116 ч. 2 УК РФ и назначить наказание, не связанное с реальным лишением свободы, а также отказать в удовлетворении гражданского иска о взыскании с него в пользу К.Г.И. 7500 рублей в счет возмещения морального вреда.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и их адвокатов государственный обвинитель С. просит оставить жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных В. и Ш.Д.Н. в разбойном нападении и сопряженном с разбоем убийстве К.А.В., а Ш.А.В. в грабеже, правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы кассационных жалоб об отсутствии у осужденных В. и Ш.Д.Н. умысла на разбойное нападение и сопряженное с ним убийство потерпевшего, а у Ш.А.В. и умысла на завладение имуществом потерпевшего, судом тщательно проверялись и обоснованно признаны несостоятельными.

Суд правильно признал достоверными явки с повинной осужденных В., Ш.Д.Н. и Ш.А.В., а также их показания, данные в ходе предварительного следствия и судебного заседания, в той части, в которой они не противоречат установленным судом фактическим обстоятельствам дела, и из которых следует, что в подъезде дома удары потерпевшему наносили все осужденные и требовали при этом у него деньги, а после того, как потерпевший передал осужденным 2 тысячи рублей, В. и Ш.Д.Н., продолжая избивать потерпевшего уже на улице и требовать у него деньги, завладели телефоном и остальными деньгами потерпевшего и в результате совместных действий совершили его убийство.

Показания осужденных об обстоятельствах совершенных ими преступлений подтверждаются исследованными в судебном заседании показаниями потерпевшей, свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, иных следственных действий, выводами проведенных по делу судебных экспертиз и другими приведенными в приговоре доказательствами.

Причинение смерти потерпевшему при указанных обстоятельствах подтверждается заключениями судебно-медицинских экспертиз, согласно которым телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего К.А.В., причинены в результате сдавления органов шеи твердым тупым предметом, каким могла быть изъятая с места происшествия ветвь.

Приведенные выше показания осужденных получены с соблюдением требований УПК РФ, каких-либо данных о том, что осужденные в этих показаниях оговорили себя и друг друга, из материалов дела не усматривается.

Имеющимся в показаниях осужденных противоречиям, а также причинам изменения ими своих показаний, суд дал надлежащую оценку и поскольку приведенные выше показания осужденных согласуются между собой, а также с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, они обоснованно признаны судом соответствующими фактическим обстоятельствам дела и положены в основу приговора.

Таким образом, правильно оценив исследованные в судебном заседании доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что действия осужденного Ш.А.В., выразившиеся в применении в отношении потерпевшего К.А.В. насилия, не опасного для жизни и здоровья, совершены им из корыстных побуждений, с целью открытого завладения его имуществом, а дальнейшие действия осужденных В. и Ш.Д.Н. переросли в разбойное нападение, в ходе которого они совместно совершили умышленное убийство потерпевшего К.А.В.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что действия осужденных квалифицированы правильно.

При этом суд правильно указал в приговоре, что об умысле осужденных В. и Ш.Д.Н. на лишение жизни потерпевшего группой лиц свидетельствуют их показания о том, что они осознавали возможность наступления смерти потерпевшего, а также характер, совместность и согласованность их действий.

Поскольку убийство потерпевшего В. и Ш.Д.Н. совершили группой лиц, при котором не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них, доводы жалобы адвоката Л. о необходимости установления, от чьих конкретных действий наступила смерть потерпевшего, являются несостоятельными.

Необоснованными являются и доводы жалобы адвоката Ш.И.Н. о нарушении судом требований закона при разрешении исковых требований потерпевшей К.Г.И.

Преступление, в совершение которого осужденный Ш.А.В. признан виновным, связано с применением к потерпевшему физического насилия и с посягательством на его здоровье, поэтому суд обоснованно, в соответствии с требованиями закона, удовлетворил исковые требования потерпевшей К.Г.И. и взыскал с осужденного Ш.А.В. в ее пользу 7500 рублей в счет компенсации морального вреда.

Психическое состояние осужденных судом исследовано с достаточной полнотой, с учетом данных о личности и выводов судебно-психиатрических экспертиз они обоснованно признаны вменяемыми.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, роли каждого из них в этом преступлении, данных о их личности, смягчающих наказание обстоятельств, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

Оснований для признания назначенного осужденным наказания несправедливым вследствие чрезмерной суровости и для его смягчения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Костромского областного суда от 13 июля 2007 года в отношении В., Ш.Д.Н. и Ш.А.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных В., Ш.Д.Н., Ш.А.В., адвокатов О., Л. и Ш.И.Н. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 ноября 2007 г. N 87-О07-23


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.