Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 ноября 2007 г. N 25-О07-37СП Суд отменил приговор в отношении осужденного за убийства, разбой, угон автомобиля, кражу, незаконное хранение наркотических средств и огнестрельного оружия и направил дело на новое рассмотрение, поскольку в результате служебной проверки были выявлены обстоятельства фальсификации материалов уголовного дела, что является существенным нарушением закона, повлиявшим на вердикт коллегии присяжных заседателей

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 ноября 2007 г. N 25-О07-37СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела 13 ноября 2007 года в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Г. и адвоката И. в его защиту на приговор Астраханского областного суда с участием присяжных заседателей от 25 апреля 2007 года, по которому

Г., родившийся 30 марта 1973 года в г. Астрахани, имеющий двоих детей, рождения 1992 и 2005 года, с неполным средним образованием, судимый 23 января 1997 года по ст.ст. 222 ч. 1, 162 ч. 3 п. "б" УК РФ и 15-102 п. "а" УК РСФСР, по совокупности этих преступлений на основании ст. 40 УК РСФСР на 12 лет лишения свободы, освободившийся 25 августа 2003 года условно-досрочно на 3 года 7 месяцев 23 дня,

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 13 лет,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 10 лет,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ на 15 лет,

по ст. 166 ч. 1 УК РФ на 3 года,

по ст. 158 ч. 3 УК РФ на 5 лет,

по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года,

по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 2 года,

по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 24 года. В соответствии со ст. 79 ч. 7 п. "в" УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору от 23 января 1997 года и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 26 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Г. оправдан по ст.ст. 158 ч. 2 п. "в", 166 ч. 1 УК РФ за непричастностью к совершению преступлений в связи обязательностью оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Гражданские иски в уголовном деле рассмотрены.

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи "...", объяснения адвоката И., поддержавшего доводы кассационных жалоб, мнение прокурора А.В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

осужденный Г. вердиктом коллегии присяжных заседателей признан виновным в:

незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия, боеприпасов;

разбойном нападении на своего знакомого А.Э.Х. с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью;

убийстве А.Э.Х., сопряженном с разбоем;

убийстве К. и Р. из корыстных побуждений (с целью невозвращения денежного долга);

угоне, то есть неправомерном завладении автомобилем К. без цели хищения;

краже имущества К. с незаконным проникновением в жилище;

незаконном хранении наркотических средств в крупном размере. Преступления совершены в течение 2005 в городе Астрахани при обстоятельства, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях осужденный Г. и адвокат И. считают, что при рассмотрении уголовного дела допущены существенные нарушения закона, повлиявшие на вердикт коллегии присяжных заседателей о виновности. Излагая несогласие с оглашением показаний допрошенных на предварительном следствии лиц, утверждают, что на вердикт коллегии присяжных заседателей повлияло использование недопустимых доказательств. Считают, что при рассмотрении дела не соблюдались положения международных норм, решения Конституционного суда РФ, ст.ст. 281 ч. 2, 240 ч. 2 УПК РФ, гарантирующих обвиняемому право непосредственно допрашивать лиц, свидетельствующих против него. Утверждают, что допущенные нарушения создали у присяжных заседателей предубеждение о виновности осужденного в совершении преступлений. Считают, что председательствующий должен был исключить акты судебно-баллистической, судебно-медицинских экспертиз и другие недопустимые доказательства из числа доказательств обвинения. Указывают, что председательствующий не вправе был оглашать протокол задержания осужденного Г., где указано, что он при этом был в наркотическом опьянении. Подробно излагая показания свидетелей Мед., Суп. и других, Г. считает, что вина его не доказана, выводы сделаны на материалах, доведенных до присяжных заседателей с нарушением установленного законом порядка. Адвокат утверждает, что показания свидетеля Е. от 27 января 2006 года о том, что перед отъездом с осужденным потерпевший А.Э.Х. имел 100000 рублей, в судебном заседании не исследовались. Считают, что государственный обвинитель в прениях не вправе были ссылаться на эти показания, что председательствующий в соответствии со ст.ст. 336 ч. 3, 340 ч. 3 п. 5 был обязан прервать выступление и не ссылаться на эти же показания в напутственном слове коллегии присяжных заседателей. Ссылаются на то, что председательствующий в напутственном слове обязан разъяснить присяжным заседателям, что вердикт не может быть основан на доказательствах, не проверенных в судебном заседании. Полагают, что присяжные заседатели приняли ошибочный вердикт о виновности в результате такого обращения с доказательствами. Указывают, что председательствующим вопросы для коллегии присяжных заседателей по каждому обвинению были сформулированы с нарушением требований ст. 339 ч. 1 УПК РФ. Адвокат утверждает, что его заявление о том, что в перерыве государственный обвинитель С.И.В. общалась с присяжным заседателем М.Н.В. в дамской комнате, оставлено без должного внимания и в нарушение требований ст. 333 ч. 4 УПК РФ указанный присяжный заседатель не была отстранена от участия в деле. В дополнительной жалобе адвокат И. утверждает, что протокол судебного заседания сфальсифицирован. Ссылаясь на лазерный диск с фиксацией материалов 6 тома уголовного дела, указывает, что замечания государственного обвинителя на протокол судебного заседания и постановление судьи о рассмотрении и удостоверении этих замечаний были изготовлены и рассмотрены с нарушением закона. Утверждает, что это сделано судьей после подачи им дополнений к кассационной жалобе с доводами об использовании показаний свидетеля Е., не оглашенных в судебном заседании, в прениях государственным обвинителем и в напутственном слове председательствующим. Адвокат, прилагая к жалобе лазерный диск, ссылается на то, что 10 июля 2007 года при повторном ознакомлении с 6 томом уголовного дела на 112 листе вместо документа об отсутствии у государственного обвинителя замечаний на протокол судебного заседания оказались материалы о рассмотрении председательствующим его замечаний на протокол. В очередных дополнениях указывает, что материалы соответствующей служебной проверки, проведенной по инициативе Верховного Суда РФ, подтверждают, что в 6 томе уголовного дела содержались иные сведения. Указывает, что сведения о фальсификации протокола судебного заседания в связи с рассмотрением замечаний содержатся и в лазерном диске, приложенном к жалобе. Просят приговор отменить и дело направить в тот же суд на новое рассмотрение в ином составе.

В письменных возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель С.И.В. излагает свое несогласие с доводами в защиту осужденного и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах в защиту осужденного, возражения государственного обвинителя на эти доводы, судебная коллегия приходит к выводу о наличии основании для отмены приговора в отношении осужденного Г. в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела.

В соответствии со ст. 336 ч. 3 УПК РФ стороны в обоснование своей позиции не вправе ссылаться на доказательства, которые в установленном порядке признаны недопустимыми или не исследовались в судебном заседании. Судья прерывает такие выступления и разъясняет присяжным заседателям, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта.

Как правильно указано в кассационных жалобах в защиту осужденного, в протоколе судебного заседания отсутствуют сведения о том, что показания свидетеля Е. от 27 января 2006 года, где имеются сведения, что потерпевший А.Э.Х. перед отъездом с осужденным имел 100000 рублей, в судебном заседании исследовались.

Тем не менее, государственный обвинитель в прениях использовал показания свидетеля Е., данные 27 января 2006 года на предварительном следствии.

Вопреки требованиям ст. 336, 340 УПК РФ, председательствующий не прервал выступление государственного обвинителя в прениях, не разъяснил коллегии присяжных заседателей, что эти показания не должны влиять на их вердикт, более того, судья сам сослался на эти сведения в напутственном слове.

Судья ограничился общим разъяснением, что вердикт не может быть основан на доказательствах, не проверенных в судебном заседании.

Доводы кассационных жалоб в защиту осужденного Г. о существенных нарушениях уголовно-процессуального законодательства (ст.ст. 259, 260, 240, 336, 340 УПК РФ), о фальсификации протокола судебного заседания, подтверждаются материалами служебной проверки, проведенной по определению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 сентября 2007 года. В частности установлено, что указанные в жалобе показания Е. в судебном заседании не исследовались, в 6 томе уголовного дела на л.д. 112 содержались иные сведения.

Из записей в журнале входящей корреспонденции, письменных объяснений работников Астраханского областного суда видно, что замечания на протокол судебного заседания государственным обвинителем были поданы с нарушением срока, установленного ч. 1 ст. 260 УПК РФ, значительно позже после официального ознакомления с протоколом судебного заседания.

Как установлено материалами проверки, при ознакомлении адвоката с 6 томом уголовного дела на листе, где указано, что государственным обвинителем будут поданы замечания, имелись сведения об отсутствии замечаний на протокол судебного заседании, что замечания были поданы, рассмотрены и удостоверены председательствующим, а затем приобщены к делу с протоколом в нарушение закона.

Обстоятельства фальсификации материалов уголовного дела, связанные с принятием к рассмотрению и удостоверением замечаний, представленных государственным обвинителем С.И.В. на него, без соблюдения установленного ст.ст. 259, 260 УПК РФ процессуального порядка, подтверждаются и выводами служебной проверки.

Приведенные нарушения могли повлиять на законность судебного решения и поэтому являются основанием для отмены приговора.

Другие доводы кассационных жалоб осужденного Г. и адвоката И. могут быть проверены при новом рассмотрении уголовного дела.

Поскольку Г. обвиняется в совершении в том числе особо тяжких преступлений, меру пресечения необходимо оставить без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Астраханского областного суда от 25 апреля 2007 года в отношении Г. отменить, а дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе суда.

Меру пресечения в отношении Г. оставить без изменения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 ноября 2007 г. N 25-О07-37СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.