Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2007 г. N 47-О07-56 Поскольку судом достоверно не установлен прямой умысел и мотив покушения на убийство общеопасным способом, действия осужденного подлежат переквалификации на причинение вреда здоровью по неосторожности

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2007 г. N 47-О07-56


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании от 14 ноября 2007 года кассационные жалобы:

осужденного Ф., адвоката в защиту его интересов К.,

потерпевших А. и П.

на приговор Оренбургского областного суда от 14 августа 2007 года, по которому

Ф., 26 декабря 1975 года рождения, уроженец г. Краснокаменска Читинской области, не судимый,

осужден:

- по ч. 1 ст. 222 УК РФ - к 1 году и 6 месяцам лишения свободы, без штрафа;

- по ч. 3 ст. 30 и п.п. "а, е" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 8 годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, - к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, без штрафа.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации "...", объяснение осужденного, поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Ш.Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения,

Судебная коллегия установила:

Приговором суда Ф. осужден за незаконное приобретение и ношение взрывного устройства - гранаты РГД-5, а также за покушение на убийство, т.е. умышленное причинение смерти общеопасным способом двум лицам - А. и П.

Преступления совершены в ночь на 23 июля 2006 года в районе 18-го разъезда города Оренбурга при установленных судом и изложенных в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании осужденный признал себя виновным в незаконных действиях с взрывным устройством, в покушении на убийство вину не признал, пояснив, что умысла на причинение смерти не имел, а взрыв гранаты произошел в результате его неосторожного с ней обращения.

В кассационных жалобах:

Ф. и адвокат в его защиту К. просят изменить приговор, переквалифицировать содеянное на менее тяжкое преступление о неосторожном причинении вреда здоровью потерпевших и снизить наказание, которое считают чрезмерно суровым, назначенным без учета всех фактических и смягчающих наказание обстоятельств;

указывают на то, что у осужденного отсутствовали умысел и мотив на лишение жизни потерпевших, что взрыв найденной им гранаты произошел неожиданно для всех, по его неосторожности;

потерпевшие А. и П. просят о снижении назначенного Ф. наказания, указывают, что претензий к нему не имеют;

считают, что судом не правильно установлен мотив его действий, поэтому содеянному дана неверная оценка, поскольку взрыв гранаты, по их мнению, произошел неожиданно для всех, при отсутствии конфликта, ссор и неприязненных отношений.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Как установлено судом и отражено в приговоре, Ф. 22 июля 2006 года в 23 часа в районе конечной остановки общественного транспорта 18-го разъезда города Оренбурга нашел, т.е. незаконно приобрел взрывное устройство - гранату РГД-5, - которую также незаконно носил при себе в карманах одежды и привел в действие - взорвал 23 июля 2006 года в жилом доме по адресу А.

Указанные выводы суда о виновности осужденного в незаконном приобретение и ношении взрывного устройства - гранаты РГД-5 -, а также в ее применении основаны на достаточной совокупности исследованных и проверенных в судебном заседании с участием сторон доказательств, в связи с чем Судебная коллегия признает их правильными.

Судом также установлено, что Ф. 23 июля 2006 года примерно в 2 часа 40 минут, находясь в доме по адресу А, при распитии спиртных напитков с П. и А., взяв в руки имеющееся при нем взрывное устройство - гранату РГД-5, - стал манипулировать с нею, в том числе удалил из нее предохранительное кольцо со шплинтом, то есть привел в боевое состояние в комнате, где он находился вместе с потерпевшими.

Затем граната покатилась по комнате и взорвалась, в результате чего А. были причинены телесные повреждения в виде множественных осколочных ранений лица, шеи и нижних конечностей, взрывной травмы в виде сотрясения головного мозга, что отнесено к тяжкому вреду здоровью по признаку повреждения, повлекшего развитие душевного заболевания.

П. получил телесные повреждения в виде ранений левого плеча, левого бедра левой голени, т.е. легкий вред здоровью по признаку его кратковременного расстройства.

В основу указанных выводов суда об обстоятельствах содеянного Ф. положена достаточная совокупность проверенных в суде достоверных доказательств: показания осужденного, потерпевших, свидетелей, в том числе очевидцев, заключения судебных экспертиз, протоколы осмотра и иных следственных действий, в связи с чем Судебная коллегия находит их обоснованными.

Вместе с тем юридическая оценка действий Ф. в отношении А. и П. дана неверно, поэтому приговор суда в этой части подлежит изменению ввиду неправильного применения уголовного закона.

В соответствии с действующим уголовным законодательством покушение на убийство возможно только с прямым умыслом.

Квалифицируя содеянное Ф. как покушение на умышленное причинение смерти двум лицам, - А. и П., - совершенное общеопасным способом, суд прямой умысел на убийство обосновал высказыванием самого осужденного перед тем, как бросить гранату в комнату с потерпевшими: "Я вас предупреждал, теперь получайте!" (из показаний свидетеля Б.), а также его словами в адрес потерпевших после взрыва гранаты при нанесении ударов руками и ногами П. и когда подходил к А.: "Вы что думали, мне будет слабо выдернуть чеку?", словами, что добьет их (из показаний свидетеля Г.).

Кроме этого, как указал суд в приговоре, прямой умысел Ф. на причинение смерти потерпевшим подтверждается характером его действий: умышленно приведя в действие боевую гранату, он бросил ее в комнату, то есть в помещение с ограниченным пространством, в непосредственной близости от потерпевших, при этом сам укрылся от взрыва в другой комнате; потерпевшие были поражены осколками от гранаты.

Общеопасный способ покушения на убийство, по мнению суда, подтверждается тем, что Ф. взорвал гранату в жилом доме, где в соседней комнате находился Ш.А.Л., во дворе дома была Г., которые также могли пострадать от взрыва. При этом суд сослался на заключение взрывотехнической экспертизы, согласно которому радиус разлета убойных осколков мог составить до 25 метров и на то, что Ф. знал о нахождении указанных лиц в названных местах домовладения.

Суд исключил из обвинения Ф. предусмотренный в п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующий признак "хулиганских побуждений" в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в этой части, указав, что свои действия осужденный совершил в ходе возникшей ссоры с потерпевшими на почве личной неприязни.

В обоснование своего решения, суд в приговоре также указал, что преступный умысел на умышленное убийство Ф. довести до конца не смог по не зависящим от его воли обстоятельствам, так как ввиду случайного стечения обстоятельств и невозможности точного расчета поражающей силы гранаты потерпевшие П. и А. избежали получения от взорвавшейся гранаты смертельных ранений. Им была оказана своевременная медицинская помощь. При этом Ф., совершая такие действия в отношении потерпевших, сознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий и желал их наступления.

Однако такие выводы суда о прямом умысле, названном мотиве и общеопасном способе действий осужденного не могут быть признаны соответствующими фактическим обстоятельствам дела, они не подтверждаются как доказательствами, на которые ссылается суд в их обоснование в приговоре, часть из которых в нарушение ст. 302 УПК РФ носит противоречивый и предположительный характер, так и другими материалами дела.

Указанные выводы суда не подтверждаются показаниями осужденного на следствии и в суде, его заявлением на имя прокурора Промышленного района г. Оренбурга, показаниями потерпевших на следствии и в суде, показаниями на следствии и в суде свидетелей-очевидцев (Б. и Г.), протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертиз, на которые имеются ссылки в приговоре как на доказательства виновности Ф. в покушении на убийство двух лиц общеопасным способом.

В показаниях потерпевших и указанных очевидцев имеются противоречия, которые судом оценены и разрешены недостаточно мотивированно и критично, без их сопоставления с другими доказательствами по делу, в том числе с их показаниями и показаниями всех потерпевших, включая Ш.А.Л., в суде, как это предусмотрено ст. 87 УПК РФ.

Так, в деле имеется 2 неотмененных постановления следователя от отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Ф. (т. 1., л.д. 278-279, 280А) по ст. 116 УК РФ в части нанесения побоев потерпевшим А. и П. и по ст. 167 УК РФ в связи с причинением взрывом гранаты в доме Ш.А.Л. незначительного ущерба его имуществу и отсутствием у него претензий.

Указанными постановлениями признано, что Ф. побоев и повреждений потерпевшим не наносил, что подтверждается заключениями судебно-медицинских экспертиз о том, что у них имеются телесные повреждения, возникшие только в результате взрыва гранаты, а к показаниям Г. на следствии в этой части следует относиться критически, так как она находилась на улице и не могла реально оценить обстановку в доме.

Приведенные обстоятельства, включая незначительный ущерб от взрыва гранаты в доме, не свидетельствуют о прямом умысле, мотиве личной неприязни и общеопасном способе совершения Ф. преступления и подтверждают вывод Судебной коллегии о наличии неразрешенных противоречий по делу.

В соответствии со ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все сомнения в виновности осужденного, которые не могут быть устранены, толкуются в его пользу, как это предусмотрено ст. 14 УПК РФ о презумпции невиновности. Как следует из ст. 5 УК РФ о принципе вины, объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

При таких обстоятельствах, когда судом на основе исследованных доказательств достоверно не установлен прямой умысел и мотив покушения на убийство двух лиц общеопасным способом, действия осужденного Ф. подлежат переквалификации с учетом фактически причиненного А. тяжкого вреда здоровью, а П. - легкого вреда здоровью - по неосторожности.

Принимая во внимание, что УК РФ не предусматривает уголовной ответственности за неосторожное причинение легкого вреда здоровью, содеянное в этой части осужденным, не являющимся специальным субъектом, подлежит квалификации по ч. 1 ст. 118 УК РФ как причинение тяжкого вреда здоровью А. по неосторожности в виде небрежности, поскольку Ф. не предвидел возможность наступления указанных общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, как это определено в ст. 26 УК РФ.

В связи с применением уголовного закона о преступлении небольшой тяжести наказание осужденному подлежит снижению с изменением режима его отбывания в соответствие со ст. 58 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Оренбургского областного суда от 14 августа 2007 года в отношении Ф. изменить:

- переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30 и п.п. "а, е" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 118 УК РФ, по которой назначить ему наказание виде исправительных работ на срок 1 год, с удержанием 20% заработка в доход государства;

- на основании ч. 6 ст. 69 УК РФ, с учетом предусмотренного ст. 71 УК РФ порядка определения сроков наказаний при их сложении, по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222 УК РФ и ч. 1 ст. 118 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить наказание в виде 1 года и 9 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ч. 3 ст. 69 УК РФ


В остальной части приговор о нем оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Ф., адвоката К., потерпевших А. и П. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2007 г. N 47-О07-56


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.