Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 ноября 2007 г. N 41-О07-84 Оснований для изменения приговора нет, поскольку наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона и является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 ноября 2007 г. N 41-О07-84


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденного Ж.И.О. и защитника З. на приговор Ростовского суда от 6 сентября 2007 года, которым

Ж.И.О., родившийся 17 июля 1984 года в гор. Таганроге, ранее судимый 28 июня 2002 года по ст.ст. 30-166, 158 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден 7 июня 2006 года по амнистии,

осужден по ч. 1 ст. 297 УК РФ к обязательным работам сроком на 220 часов.

Заслушав доклад судьи "...", мнение прокурора Б., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Ж.И.О. признан виновным в оскорблении 12 февраля 2007 года нецензурной бранью потерпевшей П.С.П. во время оглашения приговора мировым судьей участка N 9 гор. Таганрога Ростовской области Г.Ю.А., чем выразил неуважение к суду.

В суде Ж.И.О. вину свою не признал.

В кассационных жалобах осужденный Ж.И.О. и защитник З. указывают, что Ж.И.О. не оскорблял П.С.П. и не оказывал неуважения к суду. Протокол судебного заседания является неполным. Показания потерпевшей П.С.П., свидетелей Л. и Г.Д.Г. являются недопустимыми доказательствами. Указывают, что в суде не допрошены все очевидцы инкриминированного события. Не согласны с заключением экспертов Совета комиссионной лингвистической экспертизы. Потерпевшая П.С.П. не была предупреждена об уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ перед допросом в суде. Дело рассмотрено с обвинительным уклоном. Утверждают, что оглашенный текст приговора отличается от его письменного текста. Просят приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение.

В возражении государственный обвинитель К. не согласна с доводами жалоб и просит оставить приговор без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор постановлен правильно.

Выводы о виновности Ж.И.О. в содеянном основаны на показаниях потерпевшей П.С.П., свидетелей Л., Г.Д.Г., заключении лингвистической экспертизы.

В частности, потерпевшая П.С.П. показала, что во время оглашения обвинительного приговора в отношении Ж.О.И., по которому она проходила в качестве потерпевшей, сын подсудимого Игорь высказался в ее адрес нецензурной бранью, грубо унизив ее и суд. Судья на некоторое время приостановила оглашение приговора, вызвала судебного пристава, которому она написала заявление об этом факте.

Суд обоснованно признал показания потерпевшей П.С.П. достоверными, поскольку они согласуются с показаниями свидетелей Л. (секретаря судебного заседания), Г.Д.Г. (судебного пристава), с выпиской из протокола судебного заседания, заключением экспертов Совета комиссионной лингвистической экспертизы, согласно которому высказанные Ж.И.О. слова и выражения в суде в адрес потерпевшей П.С.П. могут быть расценены как оскорбления, поскольку принадлежат к разряду ненормативной лексики, а именно, - бранным и нецензурной коннотациям.

Доводы о недопустимости показаний свидетелей Л. и Г.Д.Г. несостоятельны, поскольку не основаны на законе. Что касается потерпевшей П.С.П., то она перед началом допроса была предупреждена об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ и не отказывалась от дачи показаний. В этой связи неразъяснение П.С.П. ответственности по ст. 308 УК РФ не может свидетельствовать о недопустимости ее показаний (т. 3 л.д. 10).

В приговоре дана надлежащая оценка показаниям свидетелей Ш. (сестры осужденного), Ж.О.И., Ж.С.Н. (родителей осужденного), П.К.В. (подруги сестры), которые якобы не слышали инкриминированных слов со стороны осужденного, а также самого Ж.И.О. о том, что он не оскорблял потерпевшую П.С.П. Показания перечисленных свидетелей и осужденного Ж.И.О. опровергаются совокупностью приведенных выше доказательств. Оснований сомневаться в правильности вывода суда о виновности Ж.И.О. в содеянном у судебной коллегии не имеется.

Дело рассмотрено в соответствии с требованиями ст. 15 УПК РФ. Принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства защиты в допросе экспертов, суд исходил из того, что заключение лингвистической экспертизы является ясным, понятным и по нему не требовались дополнительные разъяснения.

Фактические обстоятельства дела установлены правильно, и им дана надлежащая юридическая оценка.

Наказание Ж.И.О. назначено с учетом содеянного, его личности и является справедливым.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не выявлено.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ, и поданные на него замечания осужденным и его защитником рассмотрены председательствующим в установленном законом порядке (т. 3 л.д. 183-196).

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Ростовского областного суда от 6 сентября 2007 года в отношении Ж.И.О. оставить без изменения, жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 ноября 2007 г. N 41-О07-84


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение