Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 августа 2007 г. N 4-О07-73сп Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в разбойном нападении и убийстве подтверждена совокупностью доказательств по делу, наказание назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 августа 2007 г. N 4-О07-73сп


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Т.А.В., К.Э.В., Т.М.М., адвокатов М., К.Б.Н., И. на приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 21 мая 2007 года, по которому

Т.А.В., родившийся 6 января 1978 года в м. Данки Серпуховского района Московской области, с неполным средним образованием, несудимый, осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 12 лет; по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ на 19 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 23 года лишения свободы с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима;

К.Э.В., родившийся 12 сентября 1967 года в д. Турово Серпуховского района Московской области, со средним образованием, несудимый, осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 12 лет; по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ на 19 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 23 года лишения свободы с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима;

Т.М.М., родившийся 21 сентября 1978 года в г. Маргелан Ферганской области Уз. ССР, со средним образованием, несудимый, осужден по ст.ст. 33 ч. 5 и 162 ч. 3 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи К.А.С., объяснения осужденных Т.А.В., К.Э.В., Т.М.М., адвоката И., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Ш., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Т.А.В., К.Э.В. осуждены за разбойное нападение на потерпевших Б.Х.Н., Б.И.И., Таг. и их убийство. Т.М.М. - за пособничество в разбойном нападении. Преступления совершены 29 декабря 2005 года в м. Данки Серпуховского района Московской области.

В кассационных жалобах:

осужденный Т.А.В. указывает, что в состав коллегии присяжных заседателей вошли несколько кандидатов, которые при отборе сообщили, что не могут быть объективными, а у семи кандидатов не выяснены биографические данные; необоснованно отказано в вызове эксперта-генетика; ставит под сомнение результаты генетической экспертизы, поскольку нарушен уголовно-процессуальный закон при ее проведении; протокол проверки на месте происшествия показаний осужденного Т.М.М. - недопустимое доказательство; адвокат В. допрошена в суде по обстоятельствам, которые стали ей известны в связи с исполнением своих обязанностей, и ему (осужденному) не предоставлена возможность задать адвокату вопросы; его одежда в ходе расследования изъята без вынесения соответствующего постановления; заключение судебно-медицинского эксперта от 7 марта 2005 года не соответствует требованиям УПК РФ; нет доказательств, что изъятые в ходе расследования мобильные телефоны, похищены у потерпевших, к тому же они при изъятии не опечатаны и не осмотрены; не описан и не сфотографирован колун, являющийся орудием преступления; свидетель У. допрошена 4 февраля 2005 года без возбуждения уголовного дела. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

адвокат М. также просит приговор в отношении Т.А.В. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что в присутствии присяжных заседателей оглашено заключение судебно-медицинского эксперта, в описательной части которого приведены признательные показания осужденного; в прениях государственный обвинитель указал, что осужденный употреблял наркотики, а председательствующий оставил данное обстоятельство без внимания; председательствующий необоснованно остановил его (адвоката) выступление в прениях, после того, как он упомянул об утрате органами следствия вещественных доказательств; суд не выполнил свое же постановление об осмотре в суде вещественных доказательств;

осужденный Т.М.М. обращает внимание на то, что нет доказательств, что изъятый у него в ходе расследования мобильный телефон, похищен у потерпевших; при формировании коллегии присяжных заседателей ему не был вручен список кандидатов в присяжные заседатели, что лишило его возможности участия в формировании коллегии присяжных заседателей; на присяжных заседателей, при ответе их на вопросы вопросного листа было оказано давление, об этом свидетельствует то обстоятельство, что когда присяжные впервые вышли из совещательной комнаты, то они сообщили, что 7 из них считают осужденных невиновными, однако председательствующий отправил присяжных в совещательную комнату, при этом дверь в нее была открыта; в судебном заседании допрошена адвокат В., которая не могла быть допрошена по закону; он не давал показания, указанные в протоколах его допросов от 2 и 3 марта 2006 года, к тому же в этих следственных действиях не участвовал переводчик, 3 марта ему не разъяснялась ст. 51 Конституции РФ; в ходе расследования к нему применялись незаконные методы воздействия; председательствующий не дал ему возможности выступить в прениях и произнести последнее слово; необоснованно исключен из числа доказательств протокол его допроса от 1 марта 2006 года. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

адвокат И. просит приговор в отношении Т.М.М. отменить, отмечая, что вопросы вопросного листа поставлены не по обвинению, в частности, указанный в вопросах телефон "Самсунг" не соответствует телефону, описанному в ходе расследования; телефон "Моторола" не осмотрен в судебном заседании; 1 вопрос вопросного листа содержит описание деяния и действий осужденных, указанные во 2, 5, 8 вопросах, и его следует рассматривать как наводящий; в протоколе проверки показаний на месте осужденного Т.М.М. от 3 марта 2006 года не указан переводчик, осужденному не разъяснялась ст. 51 Конституции РФ, в протоколе судебного заседания указан этот протокол как от 2 марта 2006 года; необоснованно исключен из числа доказательств протокол допроса Т.М.М. от 1 марта 2006 года; нарушено право осужденного на защиту, поскольку 2 марта 2006 года он допрошен в помещении ИВС, хотя и не содержался под стражей;

осужденный К.Э.В. указывает, что необоснованно отказано в вызове в судебное заседание свидетелей А., Ф., переводчика Кад., эксперта Ток. и других, исключении из числа доказательств протокола допроса Т.М.М. от 2 марта 2006 года, проведении почерковедческой экспертизы по протоколам допросов от 10 марта и 22 ноября 2006 года; председательствующий не позволил ему задать вопросы свидетелю В., сообщить о применении насилия; через 1 час 20 минут после удаления присяжных в совещательную комнату, они вынесли оправдательный вердикт, однако председательствующий не позволил его огласить; протокол его допроса от 22 ноября является недопустимым доказательством; не установлено время преступления; нет доказательств, что изъятый в ходе расследования мобильный телефон, принадлежит потерпевшим; данный телефон при изъятии должным образом не упакован; ставит под сомнение результаты экспертиз от 14 марта и 9 июня 2006 года. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

адвокат К.Б.Н. также просит приговор в отношении К.Э.В. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что присяжные заседатели не учли обстоятельства, которые могла бы повлиять на решение вопроса о невиновности осужденного; присяжные заседатели в судебном заседании не вели записи, что является нарушением закона.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Бух. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда необходимо оставить без изменения.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Как видно из протокола судебного заседания, списки кандидатов в присяжные заседатели, в соответствии с ч. 4 ст. 327 УПК РФ были розданы сторонам. В связи с чем, доводы жалобы Т.М.М. о невозможности его участия в формировании коллегии присяжных заседателей, являются несостоятельными.

У всех кандидатов в присяжные заседатели были выяснены биографические данные, предусмотренные уголовно-процессуальным законом.

В состав коллегии присяжных заседателей вошли только те кандидаты, которые сообщили, что могут быть объективными.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 333 УПК РФ присяжные заседатели вправе вести собственные записи и пользоваться ими при подготовке ответов на поставленные вопросы.

Таким образом, ведение собственных записей, является правом присяжных заседателей, а не обязанностью, и то обстоятельство, что присяжные заседатели не воспользуются данным правом, не является основанием для отмены приговора.

Адвокат В. допрошена в судебном заседании в отсутствии присяжных заседателей при разрешении вопроса о допустимости протоколов следственных действий с ее участием, при этом сторонам была предоставлена возможность задать ей вопросы.

Допустимость исследованных в присутствии присяжных заседателей доказательств, в том числе и протоколов допросов осужденных Т.М.М., К.Э.В., протокола проверки показаний Т.М.М. на месте происшествия, акта генетической экспертизы, протокола допроса свидетеля У., актов судебно-медицинских экспертиз в отношении осужденных, вещественных доказательств, была проверена в судебном заседании, и они обоснованно признаны допустимыми.

Протокол допроса К.Э.В. от 22 ноября 2006 года в присутствии присяжных заседателей не исследовался.

Ходатайства об оглашении протокола допроса Т.М.М. от 1 марта 2006 года или об исключении его из числа доказательств сторонами не заявлялись.

Присяжные заседатели признали доказанным, что похищенный у потерпевших мобильный телефон "Самсунг" был продан осужденными, а "Моторолу" использовал Т.М.М. В связи с чем, несостоятельны доводы кассационных жалоб о том, что в ходе расследования изъяты телефоны, не принадлежащие погибшим.

Все заявленные сторонами ходатайства, после обсуждения, получили должное разрешение.

Вещественные доказательства, хранившиеся в здании прокуратуры, были уничтожены в результате несчастного случая, и не были осмотрены в судебном заседании.

У сторон дополнений к судебному следствию не имелось, они не возражали об окончании судебного следствия без допроса потерпевших, свидетелей А., Ф., Ток. и других.

Вердиктом присяжных заседателей установлено время совершения преступления - в период с 2 до 9 часов 29 декабря 2005 года.

Из протокола судебного заседания усматривается, что стороны, в том числе и осужденный Т.М.М., выступили в прениях. Все осужденные произнесли последнее слово.

Государственный обвинитель в прениях не доводил до сведения присяжных заседателей о пристрастии К.Э.В. к наркотикам, а лишь сослался на пояснения эксперта о том, что при проверке показаний осужденных на полиграфе слабовыраженная реакция у осужденного К.Э.В. вероятно из-за употребления им наркотиков.

Выступление адвоката М. в прениях было остановлено председательствующим после того, как он сослался на факты, которые не были предметом исследования в судебном заседании с участием присяжных заседателей.

Через час 20 минут после удаления присяжных заседателей в совещательную комнату, они вернулись в зал и предали# председательствующему вердикт, который тот признал не ясным, противоречивым. После разъяснения присяжным заседателям правил голосования, последние вновь удалились в совещательную комнату.

Таким образом, доводы жалоб об оказании давления на присяжных заседателей, являются несостоятельными.

Вопросный лист, напутственное слово председательствующего и вердикт присяжных заседателей отвечают требованиям ст.ст. 339, 340, 343 УПК РФ.

С учетом результатов судебного следствия, прений сторон председательствующий сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, на которые со стороны защиты замечаний и предложений не последовало.

Действия осужденных квалифицированы правильно.

Наказание Т.М.М., К.Э.В., Т.А.В. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 21 мая 2007 года в отношении Т.А.В., К.Э.В., Т.М.М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, оставляя в силе приговор суда по делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, в отношении одного из доводов кассационной жалобы разъяснила следующее.

В соответствии с УПК РФ присяжные заседатели вправе вести собственные записи и пользоваться ими при подготовке ответов на поставленные вопросы. Ведение собственных записей является правом присяжных заседателей, а не их обязанностью. Поэтому то обстоятельство, что присяжные заседатели не воспользуются данным правом, само по себе не является основанием для отмены приговора.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 августа 2007 г. N 4-О07-73сп


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.