Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 мая 2004 г. N 55-О04-1 В связи внесенными в уголовный закон изменениями суд исключил из приговора в отношении осужденных за убийство и неправомерное завладение автомобилем указание о совершении преступлений при рецидиве и признании его в качестве отягчающего наказание обстоятельства, и окончательно назначил наказание по совокупности приговоров

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 мая 2004 г. N 55-О04-1

ГАРАНТ:

Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 5 сентября 2007 г. N 319-П07 настоящее кассационное определение изменено, в отношении П. наказание, назначенное по ч. 1 ст. 105 УК РФ, смягчено до 12 лет лишения свободы


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

Рассмотрела в судебном заседании от 13 мая 2004 года дело по кассационным жалобам потерпевшей Т.С.А., осужденного П.В.В., кассационному представлению государственного обвинителя Л., на приговор Верховного суда Республики Хакасия от 10 октября 2003 года, которым

П.В.В., 7 мая 1982 года рождения, уроженец с. Боград Боградского района Республики Хакасия, судимый:

- 10 декабря 2001 года, по ст.ст. 112 ч. 1, 213 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден 27 сентября 2002 года по отбытию срока;

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 1 УК РФ - на 14 лет,

по ст. 166 ч. 1 УК РФ - на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено П.В.В. наказание в виде лишения свободы сроком на 16 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

К.В.В., 11 июня 1982 года рождения, уроженец с. Интикуль Новоселовского района Красноярского края, судимый:

- 8 апреля 2002 года по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 2 года;

оправдан по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ за непричастностью к совершению данного преступления.

осужден по ст.ст. 33 ч. 5, 166 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение по приговору суда от 8 апреля 2002 года отменено.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного присоединения неотбытой части наказания окончательно назначено К.В.В. наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 1 месяц с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговором разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Ф., объяснения осужденного П.В.В., в поддержание доводов кассационных жалоб и возражавшего против доводов кассационного представления государственного обвинителя, мнение прокурора Ш., поддержавшей кассационное представление прокурора, полагавшей приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия установила:

согласно приговору П.В.В. признан виновным в умышленном причинении смерти Т. на почве личных неприязненных отношений и в неправомерном завладении автомобилем потерпевшего, без цели хищения. К.В.В. признан виновным в пособничестве П.В.В. в завладении автомобилем потерпевшего, без цели хищения.

К.В.В. оправдан по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, в умышленном причинении смерти Т. на почве личных неприязненных отношений, группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 20 декабря 2002 года, на территории Боградского района Республики Хакасия, при обстоятельствах установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании П.В.В. виновным себя в совершении указанных преступлений признал, К.В.В. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней, осужденный П.В.В., не отрицая того, что смерть потерпевшего наступила от его действий, в то же время утверждает, что нанес потерпевшему удары средней рулевой тягой, защищаясь от его нападения. Ссылается на отсутствие умысла, на убийство потерпевшего, оговор его свидетелями Г. и Кр. Утверждает, что К.В.В. во время происшедшего спал в автомашине и ничего не видел, в убийстве не участвовал. Находя предварительное и судебное следствие односторонним и необъективным, проведенным с нарушением уголовно-процессуального закона, в том числе, при назначении и проведении по делу судебных экспертиз, разрешении ходатайств П.В.В., участии понятых, неисследованным с достаточной полнотой вопрос о его психической полноценности, просит приговор в отношении него отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, в отношении К.В.В. дело прекратить.

В кассационном представлении государственный обвинитель Л., не соглашаясь с оправданием К.В.В. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ и квалификацией действий обоих осужденных, просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Считает, что суд дал неправильную оценку исследованным в судебном заседании доказательствам, в том числе показаниям К.В.В. и П.В.В. на предварительном следствии, в которых они оба признавали участие в убийстве потерпевшего, данным судебно-медицинской экспертизы, согласно которым, телесные повреждения потерпевшему могли быть причинены как средней рулевой тягой, так и воротком. Полагает, что суд без достаточных к тому оснований поверил пояснениям К.В.В. и П.В.В. о причинах самооговора и оговора друг друга на предварительном следствии. Неправильными считает также выводы суда о причинах отсутствия следов крови на одежде К.В.В., меньшем количестве следов крови на воротке по сравнению со средней рулевой тягой.

В кассационной жалобе потерпевшая Т.С.А., не соглашаясь с оправданием К.В.В. в убийстве ее мужа, просит об отмене приговора, направлении дела на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя, осужденный П.В.В., просит оставить его без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в совершенных ими преступлениях, а также о не подтверждении материалами дела виновности К.В.В. в убийстве потерпевшего Т., основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так, вина осужденных подтверждается их собственными показаниями на первоначальном этапе предварительного следствия и в суде, об обстоятельствах совершенных ими преступлений, полно и правильно приведенными в приговоре.

Из показаний осужденных, признанных судом правдивыми усматривается, что П.В.В., в ходе ссоры, из личных неприязненных отношений, причинил смерть Т., нанеся ему удары по голове средней рулевой тягой. Затем он завладел автомашиной потерпевшего без цели ее хищения, в чем ему способствовал К.В.В.

Приведенные показания осужденных обоснованно признаны судом правдивыми, как полученные в установленном законом порядке, согласующиеся между собой, подтверждающиеся другими доказательствами.

В обоснование вины осужденных суд также правильно сослался в приговоре на показания потерпевшего# Т.С.А., свидетелей Пер., Р., И., Пет., Кр., Г., данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, содержащиеся в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другие доказательства.

Судом не установлено оснований к оговору осужденных перечисленными свидетелями, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденным П.В.В. в свою защиту, в том числе, о причинении П.В.В. смерти Т. в ходе защиты от его нападения, оговоре его свидетелями Г. и Кр., и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Выводы суда об обоснованности доводов осужденных о непричастности к причинению смерти потерпевшему К.В.В., основаны на материалах дела и признаются судебной коллегией правильными.

Судом в приговоре приведено убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными доводов осужденного П.В.В. и обоснованности доводов осужденных о непричастности К.В.В. к убийству Т.

В том числе, анализ показаний осужденных П.В.В. и К.В.В., позволил суду прийти к правильному выводу о том, что убийство потерпевшего совершено одним П.В.В., в ходе ссоры с Т., на почве личных неприязненных отношений, в отсутствие оснований защищаться от действий Т., который на момент причинения ему смерти был безоружен, действий опасных для жизни и здоровья П.В.В. не совершал.

Признавая достоверными показания П.В.В. и К.В.В. на предварительном следствии, а также и в суде, об обстоятельствах совершения преступлений, суд обоснованно признал не опровергнутыми доводы К.В.В. о самооговоре, а П.В.В. об оговоре К.В.В. по приводимым ими мотивам.

В судебном заседании К.В.В. пояснил, что в ходе предварительного следствия от следователя М. узнал, что родственники от него отказались. Под влиянием этого обстоятельства он обратился с заявлением о желании дать показания, в которых намеренно оговорил себя, указав, что именно он - К.В.В. совершил убийство Т.

Помимо этого, осужденные К.В.В. и П.В.В. пояснили в суде, что с того момента, когда на второй детали - воротке, в ходе предварительного следствия была обнаружена кровь, следователь М. заявил каждому, чтобы они выбирали, кто "пойдет по делу" вместе с П.В.В.: его брат (П.Я.), или К.В.В. В связи с этим П.В.В. дал показания о том, что убивали Т. вдвоем, двумя предметами, сначала он, потом К.В.В. К.В.В. по этой же причине в ходе очной ставки согласился с такими показаниями П.В.В.

Как указал в приговоре суд, эти доводы осужденных, не представляется опровергнуть, в том числе в связи с невозможностью допросить в судебном заседании в качестве свидетеля следователя М., который уволен из прокуратуры, а впоследствии умер.

Из материалов дела также усматривается, что К.В.В., еще на предварительном следствии, в ходе очной ставки с П.В.В., приводил в качестве повода к самооговору отказ от него родственников (т. 1 л.д. 138).

П.В.В. и К.В.В. связывают оказанное на них на предварительном следствии воздействие в целях понуждения к изменению показаний (об убийстве потерпевшего одним П.В.В.), с обнаружением органами следствия следов крови помимо средней рулевой тяги еще и на воротке.

Ссылки в представлении на то, что следствию стало известно о наличии следов крови не только на средней рулевой тяге, но и на воротке только после осмотра этих предметов и проведения судебно-биологической экспертизы, то есть не ранее 29 января 2003 года, (после того, как П.В.В. и К.В.В. изменили показания), не основаны на материалах дела.

Так согласно протоколу осмотра автомашины потерпевшего от 25 декабря 2002 года, осмотр автомашины начат в 12 часов 30 минут, окончен в 13 часов 20 минут. В ходе осмотра, обнаружены и изъяты, средняя рулевая тяга и вороток. В протоколе отражено, что на указанных предметах имеется наслоение вещества бурого цвета, похожего на кровь (т. 1 л.д. 178-195).

В этот же день, то есть 25 декабря 2002 года, в ходе допроса, производившегося с 18 до 19 часов П.В.В. изменил свои прежние показания и дал показания об участии в убийстве потерпевшего наряду с ним и К.В.В. (т. 1 л.д. 39-41). К.В.В. изменил свои показания и стал признавать вину в убийстве Т. в ходе допроса 21 января 2003 года (т. 1 л.д. 100-108).

Между тем, как это правильно указано в приговоре, показания П.В.В. и К.В.В. о причинении смерти потерпевшему одним П.В.В. на почве личных неприязненных отношений, подтверждаются показаниями свидетелей Кр., Г., Р., в присутствии которых именно П.В.В. говорил, что он убил человека. Кр. он также говорил, что собирается "сдаться", при этом К.В.В. находился рядом.

При принятии решения по делу судом учтено также поведение осужденных сразу после происшедшего. А именно, то, что П.В.В., покинув автомашину потерпевшего, сбежал от работников милиции, производивших задержание, К.В.В. же продолжал оставаться в автомашине.

Будучи задержанным, по подозрению в убийстве Т., П.В.В. с задержанием был согласен (т. 1 л.д. 113-114).

К.В.В. с задержанием не согласился (т. 1 л.д. 84-85).

В судебном заседании К.В.В. пояснил, что не имел оснований к тому, чтобы скрываться, поскольку не был причастен к убийству, на нем и его одежде не было следов крови.

Из показаний свидетеля Пет. (работника милиции) также следует, что П.В.В. сбежал от работников милиции, при этом К.В.В. оставался в салоне автомобиля.

На изъятых в ходе предварительного следствия у К.В.В. одежде, ногтевых пластинах, кровь не обнаружена, в то время, как на куртке и джинсах П.В.В. обнаружены в значительном количестве пятна крови, происхождение которой от Т. не исключается.

При осмотре вещественных доказательств - средней рулевой тяги и воротка в ходе предварительного следствия, в судебном заседании, в ходе их экспертного исследования, на средней рулевой тяге установлено наличие пятен и сгустков вещества бурого цвета, на воротке обнаружены пятна вещества бурого цвета без сгустков.

Анализ исследованных в суде данных о состоянии одежды каждого из осужденных, в которую они были одеты во время происшедшего, состоянии ногтевых пластин К.В.В., о насыщенности пятен крови потерпевшего на средней рулевой тяге и воротке, их количестве и размерах, то обстоятельство, что при проведении судебно-биологической экспертизы эксперт отметил невозможность проведения полных исследований из-за недостаточного количества крови, обнаруженной на воротке, позволили суду прийти к правильному выводу о не подтверждении материалами дела версии следствия о том, что К.В.В. наносил удары воротком в правую часть головы потерпевшего, уже после того, как были нанесены удары П.В.В., более массивным предметом - средней рулевой тягой и в ту же часть головы потерпевшего.

Ссылки в представлении на то, что при указанных обстоятельствах, при ударе воротком в область расположения раневой поверхности с обильным кровотечением, на воротке могло остаться небольшое количество крови, являются лишь предположением, тогда как выводы суда основаны на анализе и оценке всей совокупности доказательств по делу.

С учетом изложенного, судебная коллегия соглашается также и с оценкой суда показаний П.В.В. в судебном заседании, о попадании крови потерпевшего на вороток в тот момент, когда он после убийства потерпевшего, трогал его окровавленными руками.

Согласно имеющимся в деле данным, брюки со следами крови потерпевшего обнаружены на заднем сидении автомобиля. Со ссылкой на это обстоятельство, государственный обвинитель в судебном заседании и в кассационном представлении обосновывает довод о том, что если бы К.В.В. спал в автомобиле на заднем сидении, то испачкал бы свою одежду об указанные брюки.

Осужденный П.В.В. в судебном заседании пояснил, что после убийства потерпевшего он вытирал руки о брюки потерпевшего, находившиеся между передними сиденьями автомобиля.

Суд обоснованно признал, что эти доводы П.В.В. не опровергаются материалами дела. В приговоре правильно указано, что, то обстоятельство, что брюки потерпевшего в дальнейшем, были обнаружены на заднем сидении автомобиля, не поставляет под сомнение показания П.В.В., поскольку в салоне автомобиля, кроме осужденных находились и другие лица, что не исключает изменения порядка нахождения предметов в автомобиле с момента убийства Т. до времени осмотра автомобиля.

Утверждение в представлении прокурора о том, что в автомобиле посторонние лица не находились, опровергается материалами дела.

Так, сами осужденные в ходе предварительного следствия и в суде утверждали, что подвозили на автомашине потерпевшего Аню и Нину Р-ых к их дому.

В судебном заседании Р.А. это подтвердила (т. 3 л.д. 36).

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных П.В.В. и К.В.В. преступлений, прийти к правильному выводу о их виновности в совершении этих преступлений, квалификации их действий, а также о непричастности К.В.В. к убийству потерпевшего.

Вопрос о психическом состоянии П.В.В. и К.В.В. исследовался судом полно и всесторонне.

Решение суда о вменяемости П.В.В. и К.В.В. основано на материалах дела, данных о личности каждого из них, поведении: до совершения преступлений, после этого, в конкретной судебно-следственной ситуации, принято судом также с учетом выводов судебно-психиатрических экспертиз, оснований сомневаться в правильности которых у суда не имелось.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, в том числе при назначении и проведении судебных экспертиз, использовании понятых, разрешении ходатайств, судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.

При назначении П.В.В. и К.В.В. наказания, судом, в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о их личности.

Назначенное осужденным наказание соответствует требованиям закона, в том числе требованиям справедливости.

Оснований к смягчению назначенного осужденным наказания судебной коллегией не усматривается.

В то же время, в связи с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года, приговор в отношении П.В.В. и К.В.В. подлежит изменению.

Подлежит исключению из приговора указание о совершении П.В.В. и К.В.В. преступлений при рецидиве и признании рецидива преступлений в качестве отягчающего наказание П.В.В. и К.В.В. обстоятельства.

Судом также ошибочно, при назначении К.В.В. окончательного наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ, указано, о назначении наказания по совокупности преступлений.

По изложенным основаниям вместо указания суда о назначении К.В.В. окончательно наказания по совокупности преступлений, следует считать назначенным К.В.В. окончательно наказание по совокупности приговоров.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия, определила:

приговор Верховного суда Республики Хакасия от 10 октября 2003 года в отношении П.В.В. и К.В.В. изменить.

Исключить из приговора указание о совершении П.В.В. и К.В.В. преступлений при рецидиве и признании рецидива преступлений в качестве отягчающего наказание П.В.В. и К.В.В. обстоятельства.

Вместо указания суда о назначении К.В.В. окончательно наказания по совокупности преступлений, считать назначенным К.В.В. окончательно наказание по совокупности приговоров.

В остальном этот же приговор в отношении П.В.В. и К.В.В. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного П.В.В., потерпевшей Т.С.А. и кассационное представление государственного обвинителя Л. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 мая 2004 г. N 55-О04-1


Текст определения официально опубликован не был


Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 5 сентября 2007 г. N 319-П07 настоящее кассационное определение изменено, в отношении П. наказание, назначенное по ч. 1 ст. 105 УК РФ, смягчено до 12 лет лишения свободы

Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.