Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 ноября 2007 г. N 66-О07-92СП Оправдательный приговор оставлен без изменения, поскольку нарушений гарантированных законом прав потерпевшего, а также требований УПК РФ при формировании коллегии присяжных заседателей судом допущено не было

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 ноября 2007 г. N 66-О07-92СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя П. и кассационную жалобу потерпевшего К. на приговор Иркутского областного суда с участием присяжных заседателей от 26.06.2007, по которому

Б., родившийся 09.04.1978 в дер. Большие Голы Качугского района Иркутской области,

оправдан по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "а", "з", 167 ч. 2 УК РФ в соответствии с вердиктом присяжных заседателей за непричастностью к совершению преступлений.

Заслушав доклад судьи З., выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ М., поддержавшей доводы кассационного представления об отмене приговора, судебная коллегия установила:

Б. признан невиновным в совершении разбоя с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших; убийства двух лиц, сопряженного с разбоем; умышленного повреждения чужого имущества, с причинением значительного ущерба, путем поджога в ночь на 19.10.2006 в пос. Качуг Иркутской области.

Государственный обвинитель П. в кассационном представлении просит оправдательный приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на допущенные при формировании коллегии присяжных заседателей нарушения ст. 328 УПК РФ: кандидат в присяжные заседатели Д.Л.В. при опросе кандидатов скрыла информацию о своих родственниках, являющихся сотрудниками милиции, а кандидат в присяжные заседатели И.Г.И. скрыла информацию о судимостях отца ее мужа. Государственный обвинитель считает, что эти нарушения препятствовали стороне обвинения решать вопросы по формированию объективной коллегии присяжных заседателей.

Потерпевший К. в кассационной жалобе указывает, что Б. оправдан незаконно, поскольку по делу имеются доказательства, подтверждающие его вину. Суд не известил его о дне оглашения приговора. Кроме того, коллегия присяжных заседателей состояла только из женщин, поэтому неполно и необъективно учла исследованные доказательства. Просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Доводы потерпевшего о нарушении его права присутствовать при оглашении приговора опровергаются материалами дела, из которых видно, что 20.06.2007 после судебного заседания, где он был допрошен, К. обратился в суд с заявлением о продолжении рассмотрения дела в его отсутствие и об отказе от участия в прениях сторон (т. 4 л.д. 55).

В судебном заседании 21.06.2007 это заявление было рассмотрено судом и при отсутствии возражений сторон, удовлетворено (т. 4 л.д. 152).

Никаких иных ходатайств от потерпевшего в суд до провозглашения приговора не поступало, в том числе об извещении его о дне и времени провозглашения приговора.

Таким образом, нарушения гарантированных законом прав потерпевшего судом не допущено.

Доводы потерпевшего о доказанности вины Б. не являются основаниями для отмены приговора суда, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, поскольку фактические обстоятельства дела, в том числе доказанность деяния, его совершения подсудимыми и его виновность, устанавливаются вердиктом присяжных заседателей, который, по смыслу норм, регулирующих особенности производства в суде с участием присяжных заседателей (гл. 42 УПК РФ), обязателен для судьи в соответствии с требованиям ст. 348 УПК РФ и обжалованию и проверке судом кассационной инстанции не подлежит.

Утверждение потерпевшего о необъективности коллегии присяжных заседателей в силу ее состава, является несостоятельным.

После формирования коллегии от сторон, в том числе потерпевшего, который принимал участие в ее формировании, не поступило заявлений о тенденциозности состава коллегии в порядке, предусмотренном ст. 330 УПК РФ, тогда как право сделать такое заявление было разъяснено сторонам председательствующим судьей (т. 4 л.д. 130-131).

В кассационной жалобе также не указано, какие именно особенности данного уголовного дела могли бы быть основанием для признания образованной коллегии неспособной вынести объективный вердикт.

Доводы кассационного представления, по мнению судебной коллегии, также не являются основанием для вывода о незаконности состава коллегии присяжных заседателей.

Утверждение государственного обвинителя о том, что Д.Л.В. скрыла сведения о сыне ее мужа Д.Д.В. является несостоятельным в силу следующих причин.

Представив документы о том, что Д.Д.В. работал в органах внутренних дел и является подозреваемым (т. 4 л.д. 232-234), государственным обвинителем не представлено сведений о том, что указанное лицо является родственником присяжного заседателя Д.Л.В.

В тоже время Д.Л.В. (т. 4 л.д. 244), а также Д.Д.В. (т. 4 л.д. 247) в своих заявлениях в суд отрицают родство между собой.

Таким образом, в кассационном представлении содержаться неверные сведения в подтверждение доводов государственного обвинителя.

Утверждение обвинителя о том, что племянник мужа Д.Л.В. работает в милиции не может свидетельствовать о ее необъективности, поскольку столь дальнее родство, если оно и имеет место, не может быть расценено как причина субъективности присяжного заседателя.

Кроме того, указанные сведения могут быть истолкованы лишь в пользу стороны обвинения, но не защиты, и не могут являться, таким образом, основанием для отмены оправдательного приговора суда.

Довод государственного обвинителя о том, что кандидат в присяжные заседатели И.Г.И. скрыла судимости отца ее мужа И.Н.К., опровергается заявлением присяжного заседателя, в котором она пояснила, что ее мужа воспитывала одна мать, отца он не знал с детства и не поддерживал с ним отношений. Поскольку ей не было известно о судимостях отца мужа, она не сказала об этом при отборе присяжных заседателей.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что отсутствуют основания для утверждения о том, что право стороны обвинения на мотивированные или немотивированные отводы было нарушено неправомерными действиями кандидатов в присяжные заседатели.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 26.06.2007 в отношении Б. оставить без изменения, кассационное представление и кассационную жалобу - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 ноября 2007 г. N 66-О07-92СП


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение