Определение Конституционного Суда РФ от 1 ноября 2007 г. N 799-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мозгова Станислава Викторовича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 63 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 1 ноября 2007 г. N 799-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мозгова Станислава Викторовича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 63 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина С.В. Мозгова, установил:

1. Приговором Приволжского окружного военного суда от 19 марта 2002 года гражданин С.В. Мозгов признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, совершенном группой лиц по предварительному сговору и повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего (часть четвертая статьи 111 УК Российской Федерации), и осужден к шести годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима с лишением воинского звания "младший сержант".

Кассационным определением Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 15 августа 2002 года данный приговор был отменен с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей в связи с тем, что в рассмотрении уголовного дела в качестве народных заседателей участвовали лица, которые были избраны для Приволжского окружного военного суда в Саратовском филиале военного артиллеристского университета, тогда как в соответствии со статьей 2 Федерального закона от 2 января 2000 года N 37-ФЗ "О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации" отбор народных заседателей для участия в рассмотрении дел осуществляется из общего списка народных заседателей районного суда, формируемого соответствующим представительным органом местного самоуправления на основе списка избирателей района, на территорию которого распространяется юрисдикция данного районного суда, утверждаемого законодательным (представительным) органом субъекта Российской Федерации и представляемого им в соответствующий районный суд. При этом какие бы то ни было выводы по существу приговора и кассационных жалоб потерпевшей, осужденных и их защитников в определений Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации отсутствовали.

При новом рассмотрении уголовного дела приговором Приволжского окружного военного суда от 21 июня 2003 года С.В. Мозгов признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом "ж" части второй статьи 105 УК Российской Федерации (умышленное убийство, совершенное группой лиц), и осужден к двенадцати годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Этот приговор кассационным определением Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2003 года оставлен без изменения.

Полагая, что данное определение является неправосудным, поскольку двое из трех вынесших его судей участвовали в предыдущем рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке, С.В. Мозгов в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации просит признать не соответствующей статьям 15 (часть 4) и 17 (часть 1) Конституции Российской Федерации и статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод часть вторую статьи 63 УПК Российской Федерации, как исключающую, по его мнению, повторное участие судьи в кассационном рассмотрении одного и того же уголовного дела лишь в случаях, когда ранее вынесенное с его участием судебное решение было отменено вышестоящей инстанцией.

2. Конституция Российской Федерации, устанавливая, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом, и гарантируя каждому право на судебную защиту и на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено федеральным законом (статья 46, часть 1; статья 47, часть 1; статья 118), основывается на признанных мировым сообществом принципах справедливого, независимого, объективного и беспристрастного правосудия (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Конституционный характер права каждого на рассмотрение его дела справедливым и беспристрастным судом был неоднократно подтвержден Конституционным Судом Российской Федерации, в том числе в постановлениях от 2 июля 1998 года N 20-П и от 23 марта 1999 года N 5-П. Конституционный Суд Российской Федерации признал недопустимым в целях обеспечения беспристрастности и независимости судей при рассмотрении ими уголовных дел (статья 120, часть 1 Конституции Российской Федерации) принятие как ими самими, так и вышестоящими судебными инстанциями решений, предопределяющих в той или иной мере выводы, которые должны быть сделаны судом по результатам рассмотрения находящегося в его производстве уголовного дела. Высказанная судьей в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств определенным образом ограничивало бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного итогового решения.

В силу приведенной правовой позиции судья в таких случаях не должен участвовать в дальнейшем рассмотрении уголовного дела, с тем чтобы не ставить под сомнение законность и обоснованность решения, которое будет принято по этому делу в конечном счете. Тем более не должен участвовать в рассмотрении уголовного дела судья, который ранее принимал решения по вопросам, вновь ставшим предметом судебного заседания. В такого рода случаях недопустимость повторного участия судьи в судебном заседании по тем же вопросам не зависит от того, было или не было отменено вышестоящим судом принятое с его участием решение.

Этот вывод в полной мере распространяется на судей, принимавших участие в рассмотрении уголовного дела в суде второй инстанции, поскольку в силу требований статьи 379 УПК Российской Федерации проверка законности и обоснованности итогового судебного решения предполагает обязанность кассационной инстанции установить с учетом оснований и доводов жалобы (представления прокурора), соблюдена ли установленная законом процедура рассмотрения дела, достаточны ли собранные доказательства для сделанных в этом решении выводов, соответствуют ли выводы суда, изложенные в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, правильно ли применен уголовный закон, имелись ли у суда достаточные доказательства для постановления приговора, не осталось ли в деле неустранимых сомнений, справедливо ли назначенное судом наказание, а следовательно, высказать свое мнение по существу рассматриваемой жалобы (представления).

Вместе с тем в Постановлении от 2 июля 1998 года N 20-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что беспристрастность и независимость суда не нарушаются вследствие того, что в ходе предшествующего производства по данному делу этим же или вышестоящим судом принимались решения по тем или иным процессуальным вопросам, не касающимся существа рассматриваемого дела и не находящимся в прямой связи с подлежащими отражению в приговоре или ином итоговом решении выводами о фактических обстоятельствах дела, оценке достоверности и достаточности доказательств, квалификации деяния, наказании осужденного и т.д. К числу решений, участие в вынесении которых не препятствует судье впоследствии участвовать в рассмотрении уголовного дела по существу, может быть отнесено определение (постановление) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока ее действия, поскольку фактическую основу для такого рода решений составляют материалы, подтверждающие наличие оснований и условий для применения конкретной меры пресечения, но никак не виновность лица в совершении инкриминируемого ему преступления, подлежащая установлению в приговоре суда.

Не предопределяет оценку судом кассационной инстанции законности, обоснованности и справедливости приговора, постановленного судом первой инстанции при новом рассмотрении уголовного дела, и кассационное определение, которым был отменен первоначальный приговор по этому уголовному делу, а само дело направлено на новое рассмотрение в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, в частности в связи с рассмотрением дела незаконным составом суда; такое кассационное определение лишь указывает на необходимость устранения выявленных процессуальных нарушений и потому не может расцениваться как безусловное препятствие для судьи, участвовавшего в его принятии, повторно рассматривать данное уголовное дело.

Аналогичный дифференцированный подход к определению допустимости и правовых последствий повторного участия судьи в рассмотрении дела используется Европейским Судом по правам человека при истолковании положений пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующих право на рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом (постановления от 10 июня 1996 года по делу "Томанн (Thomann) против Швейцарии" и от 29 июля 2004 года по делу "Сан Леонард Бэнд Клаб" (San Leonard Band Club) против Мальты").

3. Таким образом, часть вторая статьи 63 УПК Российской Федерации, допуская возможность повторного участия судьи в заседании суда кассационной инстанции в случаях, не связанных с отменой вынесенного с его участием приговора, определения или постановления, исключает такое участие в случаях, когда по вопросам, затронутым в кассационных жалобе или представлении и подлежащим рассмотрению в судебном заседании, этим судьей уже принимались соответствующие решения, и, следовательно, не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя, включая право на рассмотрение его дела независимым и беспристрастным судом.

Проверка же судебных решений, принятых по уголовному делу заявителя, в том числе с точки зрения законности рассматривавшего данное дело состава суда, не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, который в силу части четвертой статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мозгова Станислава Викторовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М. Данилов



Определение Конституционного Суда РФ от 1 ноября 2007 г. N 799-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мозгова Станислава Викторовича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 63 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.