Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 ноября 2007 г. N 17-П07 Приговор в части осуждения за убийство и разбой подлежит изменению, поскольку, приводя судебные решения в соответствие с изменениями, внесенными в уголовный закон, суд ошибочно переквалифицировал действия осужденного, ухудшив тем самым его положение, а в части осуждения за незаконное приобретение и ношение огнестрельного оружия приговор подлежит отмене, так как в запросе иностранному государству вопрос о выдаче лица в связи с совершением данного преступления не ставился и за это деяние он выдан не был

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 ноября 2007 г. N 17-П07


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Р.В.В. на приговор суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 12 марта 2003 г., по которому

Р.В.В., 12 марта 1971 года рождения, уроженец г. Дубоссары Молдавской ССР, судимый 20 мая 1998 г. по ст.ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в, г", 30 ч. 3, 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ к 5 годам лишения свободы, по постановлению Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 г. "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" неотбытый срок наказания сокращен наполовину, освобожден 24 октября 2000 г. условно-досрочно на срок 1 год 11 дней,

осужден по п.п. "а, ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 20 годам лишения свободы,

по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения, назначено 25 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании п. "в" ч. 7 ст. 79 УК РФ, ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 20 мая 1998 г. и окончательно назначено 26 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, оставшегося срока в исправительной колонии особого режима.

По делу осужден также Б.В.В., надзорное производство в отношении которого не возбуждено.

Постановлено взыскать с Р.В.В. и Б.В.В. солидарно в пользу Ш.С.И. 137290 рублей в счет возмещения ущерба и 500000 рублей в счет компенсации морального вреда, в пользу Д.А.Н. 9664 рубля в счет возмещения ущерба.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 2003 г. приговор в отношении Р.В.В. оставлен без изменения.

Постановлением судьи Верхнеуральского районного суда Челябинской области от 14 апреля 2004 г. рассмотрены вопросы, связанные с приведением приговора в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ, улучшающим положение осужденного.

По приговору от 12 марта 2003 г. действия Р.В.В. переквалифицированы с ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) на ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.) и с п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) на ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.), исключено дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

Постановлено считать Р.В.В. осужденным по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.), по которой назначено 4 года лишения свободы, по ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.) к 12 годам лишения свободы, по п.п. "а, ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 20 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 24 года лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 25 лет лишения свободы с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, остального срока в исправительной колонии особого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 27 мая 2004 г. постановление судьи изменено, отбывание наказания Р.В.В. назначено в исправительной колонии строгого режима, рецидив преступления изменен с особого опасного на опасный.

В остальном постановление оставлено без изменения.

Постановлением Верхнеуральского районного суда Челябинской области от 1 ноября 2005 г. Р.В.В. досрочно переведен из тюрьмы в исправительную колонию строгого режима.

В надзорной жалобе осужденный Р.В.В. ставит вопрос об отмене всех состоявшихся судебных решений и направлении дела на новое судебное разбирательство.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р.С.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения и всех последующих решений, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Б.А.Э., полагавшего жалобу удовлетворить частично, а также осужденного Р.В.В. и адвоката А., поддержавших доводы надзорной жалобы и дополнения к ней, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Р.В.В. признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

В январе 2001 г. Р.В.В. и Б.В.В. решили совершить разбойное нападение на Ш.С.В., проживавшую в квартире дома по адресу А в городе Муравленко с целью хищения чужого имущества в крупном размере.

17 января 2001 г., около 10 часов, с целью осуществления преступного умысла Р.В.В. взял незаконно приобретенные им в неустановленное время и в неустановленном месте обрез малокалиберной винтовки калибра 5,6 миллиметра, являющийся огнестрельным оружием, и два патрона к нему такого же калибра, являющиеся боеприпасами, которые он незаконно хранил до указанного дня, а также нож, которые на автомашине под управлением Б.В.В. перевез в район проживания Ш.С.В. В машине Р.В.В. передал снаряженный патроном обрез Б.В.В., также не имевшему официального разрешения на хранение и ношение оружия боеприпасов, чтобы тот в момент совершения разбойного нападения угрожал потерпевшей убийством. Р.В.В. с целью угрозы применения насилия, опасного для жизни Ш.С.В., взял нож. Вооружившись таким образом, Р.В.В. и Б.В.В. пришли к квартире дома по адресу А в городе Муравленко, в которой в это время, кроме Ш.С.В., находилась и С.Н.Д. Путем обмана Ш.С.В. и С.Н.Д., выдав себя за мастеров телефонной связи и применяя насилие, выразившееся в нанесении Р.В.В. удара кулаком в лицо С.Н.Д., подсудимые незаконно проникли в вышеуказанную квартиру. Находясь в квартире, с целью преодоления сопротивления со стороны С.Н.Д. и Ш.С.В. Р.В.В. потребовал от них сидеть тихо, сказав, что в противном случае Б.В.В. их убьет. Действуя совместно и согласованно, урожая применить насилие, опасное для жизни и здоровья Ш.С.В. и С.Н.Д., Б.В.В., вооруженный обрезом малокалиберной винтовки, и Р.В.В., вооруженный ножом, используемым в качестве оружия, сначала связали потерпевших скотчем, а затем из корыстных побуждений, незаконно потребовали отдать им безвозмездно имевшиеся у Ш.С.В. и С.Н.Д. деньги и золотые изделия. После того как Ш.С.В. указала место хранения денежных средств, Р.В.В. обнаружил деньги в сумме 4500 долларов США, составлявших по курсу Центрального Банка Российской Федерации на 17 января 2001 г. 127 тысяч 440 рублей, и продолжил требовать от С.Н.Д. и Ш.С.В. оставшиеся деньги и золотые изделия. В это время Б.В.В., угрожая применением к потерпевшим насилия, опасного для жизни, направлял на них заряженный обрез малокалиберной винтовки. В ходе разбойного нападения на Ш.С.В. и С.Н.Д., действовавшие по предварительному сговору, Р.В.В. и Б.В.В. также обнаружили и незаконно завладели хранившимися в квартире и принадлежавшими Ш.С.В. золотым кольцом в виде ромба, поверхность которого покрыта мелкими камнями фионита, стоимостью 2500 рублей; кольцом-перстнем с камнем розовый рубин в форме ромба в золотой оправе стоимостью 3500 рублей; тонким золотым кольцом стоимостью 1200 рублей, в верхней части которого имеется цветок и лепесток; тонким позолоченным кольцом стоимостью 300 рублей; тонким золотым кольцом с тремя фионитовыми камнями стоимостью 1200 рублей, женскими золотыми часами "Чайка" с золотым браслетом общей стоимостью 14600 рублей; парой золотых серег в виде сердец с цепочкой стоимостью 1000 рублей; самодельным золотым браслетом стоимостью 6000 рублей; наручным браслетом из золота 585 пробы стоимостью 1000 рублей; золотой тонкой цепочкой стоимостью 1200 рублей; золотым кулоном в виде ромба стоимостью 1000 рублей; комплектом, состоящим из серебряного кольца с камнем фионит стоимостью 500 рублей и двух пар сережек стоимостью по 500 рублей каждая пара, а всего на сумму 1500 рублей; серебряным кольцом с рисунком в виде молнии стоимостью 500 рублей; пятью серебряными кольцами стоимостью 500 рублей каждое на общую сумму 2500 рублей; одной парой бижутерии в виде колье и пары серег в виде гвоздиков из черного серебра стоимостью 350 рублей; кольцом-перстнем с камнем "Александрит" стоимостью 3000 рублей; кольцом из желтого металла, в верхней части которого имеется рисунок в виде паука, стоимостью 100 рублей. Общая сумма причиненного Р.В.В. и Б.В.В. в результате разбойного нападения материального ущерба составила 169390 рублей, что является значительным ущербом для матери погибшей Ш.С.В. - Ш.С.И.

Кроме того, в процессе разбойного нападения действовавшие по предварительному сговору, Р.В.В. и Б.В.В. обнаружили и завладели принадлежавшими Д.А.Н. золотыми изделиями и деньгами на общую сумму 12164 рубля.

Всего из квартиры Р.В.В. и Б.В.В. было похищено имущества и денег на сумму 181554 рубля.

После совершения разбойного нападения с целью сокрытия данного преступления Р.В.В. предложил Б.В.В. совершить убийство Ш.С.В. и С.Н.Д., на что Б.В.В. ответил отказом. Тогда Р.В.В. около 10 часов 30 минут 17 января 2001 года, находясь в квартире дома по адресу А в городе Муравленко, умышленно, с целью убийства Ш.С.В., имеющимся у него ножом причинил Ш.С.В. одну колото-резаную рану передней поверхности шеи и две поверхностные резаные раны передней поверхности шеи, которые расцениваются как причинившие легкий вред здоровью. Затем Р.В.В., имея умысел на убийство двух лиц, вновь предложил Б.В.В. совершить убийство С.Н.Д. путем выстрела из обреза малокалиберной винтовки. Б.В.В. снова отказался стрелять, тогда Р.В.В. взял у него из рук обрез малокалиберной винтовки и сам выстрелил из него в голову С.Н.Д., причинив ей огнестрельное пулевое слепое ранение головы, проникающее в полость черепа с повреждением головного мозга и переломами костей свода и основания черепа, от которого потерпевшая скончалась на месте.

После убийства С.Н.Д., продолжая свою преступную деятельность и имея умысел на убийство двух лиц, Р.В.В. предложил Б.В.В. убить Ш.С.В., при этом Р.В.В. перезарядил имевшийся у него обрез малокалиберной винтовки и передал его Б.В.В., который умышленно, с целью убийства Ш.С.В., выстрелил ей в голову, причинив огнестрельное пулевое ранение головы, проникающее в полость черепа с повреждением головного мозга и переломами костей свода и основания черепа. Данное повреждение явилось причиной смерти Ш.С.В.

После этого Р.В.В. и Б.В.В. покинули место происшествия, при этом с целью сокрытия преступления на автомашине выехали в район промышленной зоны города Муравленко, где Р.В.В. выкинул обрез малокалиберной винтовки.

В надзорной жалобе и дополнении к ней осужденный Р.В.В. ставит вопрос об отмене всех состоявшихся судебных решений и направлении дела на новое судебное разбирательство.

Как утверждает осужденный, в ходе предварительного расследования было нарушено право на защиту, поскольку его ходатайство о допуске жены в качестве защитника удовлетворено не было. Он был лишен права на ознакомление с материалами дела. Б.В.В. его оговорил в совершении преступлений. Судья не имел права единолично рассматривать дело и должен был передать его на рассмотрение коллегии из трех судей федерального суда общей юрисдикции. Его не могли осудить по ч. 1 ст. 222, п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, поскольку при экстрадиции страна, его выдавшая, согласия на привлечение к уголовной ответственности по указанным статьям не давала. Судом кассационной инстанции нарушены требования ст. 63 УПК РФ о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела. Вывод о том, что срок наказания следует исчислять с 26 февраля 2001 г., не подтвержден материалами дела.

Потерпевшая С.А.В. в своем возражении просит жалобу осужденного оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу осужденного подлежащей частичному удовлетворению.

Из материалов дела видно, что в период с 24 октября 2002 г. по 1 ноября 2002 г. Р.В.В. ознакомился с материалами дела в полном объеме, заявлений и ходатайств не имел, однако подписать протокол отказался (т. 3 л.д. 215-216).

Кроме этого, судом ему дополнительно была предоставлена возможность ознакомиться с материалами дела в период с 28 января 2003 г. по 17 февраля 2003 г. (т. 4 л.д. 96-97).

Таким образом, право Р.В.В. на ознакомление с материалами дела нарушено не было.

Адвокат осуществлял защиту Р.В.В. с момента предъявления обвинения. Участие в деле иного лица или близкого родственника в качестве защитника в стадии досудебного производства законом не предусмотрено. По смыслу ст. 47 УПК РСФСР, 49 УПК РФ указанные лица могут быть допущены в качестве защитников лишь по определению и постановлению суда, то есть в стадии судебного производства.

При этом, как усматривается из материалов дела, Р.А.П. в ходе предварительного расследования допрашивалась в качестве свидетеля по настоящему делу, и данное обстоятельство в силу ст. 72 УПК РФ исключает ее участие в производстве по делу в качестве защитника.

Таким образом, доводы осужденного о нарушении права на защиту являются несостоятельными.

Настоящее уголовное дело правильно рассмотрено судьей единолично, поскольку в соответствии с Федеральным законом "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" от 18 декабря 2001 г. с изменениями, внесенными Федеральным законом от 29 мая 2002 г., пункт 3 части второй от# 30 УПК РФ, в части, касающейся рассмотрения коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, вводился в действие с 1 января 2004 года, то есть уже после судебного разбирательства по делу.

Виновность Р.В.В. подтверждена совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Б.В.В. в ходе предварительного и судебного следствия подробно и последовательно рассказал об обстоятельствах совершенных преступлений, указывая на непосредственную причастность Р.В.В. к содеянному.

Из показаний Б.В.В. видно, что совершить нападение и завладеть деньгами предложил Р.В.В. Вооружившись ножом и обрезом малокалиберной винтовки, они ворвались в квартиру, где находились две девушки. Угрожая оружием и связав им руки, Р.В.В. стал требовать у Ш.С.В. деньги. Ш.С.В. сообщила, где лежат деньги, и Р.В.В. нашел доллары США, около 2000 рублей и золотые изделия. Затем Р.В.В. сказал, что девушек нужно убить, т.к. они узнают их. Р.В.В. ножом нанес удары по горлу Ш.С.В., а также из обреза выстрелил в голову С.Н.Д. После этого Р.В.В. перезарядил обрез и предложил Б.В.В. выстрелить в Ш.С.В.

После того как Б.В.В. выстрелил, они покинули квартиру потерпевших и уехали в квартиру К.

Свидетель К. показал, что Р.В.В. и Б.В.В. приехали к нему около 11 часов. Р.В.В. на кухне вытирал полотенцем охотничий нож, а на столе лежали сложенные в пачку доллары США.

Показания Б.В.В., К., а также показания свидетелей Б.И.В., Ш., М., Д., Т-вых, Р.А.П. в совокупности с другими доказательствами по делу опровергают доводы Р.В.В. о непричастности к совершенным преступлениям и об оговоре его со стороны Б.В.В.

Требования ст. 63 УПК РФ нарушены не были, поскольку возможность повторного участия судьи в рассмотрении дела в кассационном порядке исключается лишь в случае отмены ранее вынесенного определения, а кассационное определение от 29 ноября 2002 г. не отменялось.

С доводами Р.В.В. о том, что он не мог быть осужден за разбой, также согласиться нельзя.

Как усматривается из материалов дела, после совершения преступлений Р.В.В. скрылся.

26 января 2001 г. в отношении Р.В.В. вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого по п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105, п.п. "а, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, и в тот же день Р.В.В. объявлен в розыск, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

26 февраля 2001 г. Р.В.В. задержан сотрудниками милиции Красноокнямского района УМВД Одесской области Республики Украина.

В ст. 461 УПК РФ указаны пределы уголовной ответственности лица, выданного Российской Федерации, основанные на базе общего международно-правового правила, согласно которому следственные и судебные органы государства, запросившего выдачу лица, связаны формулой обвинения, послужившей основанием к постановке вопроса о выдаче этого лица.

В силу ч. 1 ст. 461 УПК РФ лицо, выданное иностранным государством, не может быть задержано, привлечено в качестве обвиняемого, осуждено без согласия государства, его выдавшего, а также передано третьему государству за преступление, не указанное в запросе о выдаче.

Эти требования уголовно-процессуального закона Российской Федерацией нарушены не были.

Для привлечения Р.В.В. к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 162 УК РФ за убийство и разбой в Генеральную прокуратуру Республики Украина Генеральной прокуратурой Российской Федерации направлен запрос в соответствии с Конвенцией от 22 января 1993 г., который был удовлетворен, и Р.В.В. выдан Российской Федерации для привлечения к уголовной ответственности.

Таким образом, основанием к постановке вопроса о выдаче Р.В.В. послужило обвинение в убийстве и разбое, то есть в совершении преступлений, которые были указаны в запросе.

Сама по себе техническая ошибка в сообщении о выдаче, допущенная украинской стороной (указано для привлечения к уголовной ответственности за убийство и грабеж), не может рассматриваться обстоятельством, препятствующим осуждению Р.В.В. за совершенное разбойное нападение.

Вместе с тем состоявшиеся судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

Решая вопросы, связанные с приведением судебных решений в соответствие с изменениями, внесенными в уголовное законодательство Федеральным законом от 8 декабря 2003 г., судом ошибочно действия Р.В.В. переквалифицированы с п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) на ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.), поскольку это не улучшает положение осужденного.

При отсутствии квалифицирующего признака разбоя - "в целях завладения имуществом в крупном размере", в соответствии с положениями ч. 1 ст. 9 УК РФ о том, что преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, действия Р.В.В. следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.) на п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.).

Как усматривается из запроса Генеральной прокуратуры Российской Федерации, вопрос о выдаче Р.В.В. в связи с совершением преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, не ставился и за это преступление он, соответственно, выдан не был.

При таких обстоятельствах, учитывая положения ч. 1 ст. 461 УПК РФ и ст. 66 Конвенции от 22 января 1993 г., следует признать, что по ч. 1 ст. 222 УК РФ Р.В.В. осужден незаконно и поэтому приговор в этой части подлежит отмене, а производство по делу - прекращению.

Наказание Р.В.В. следует назначить с учетом положений ст. 60 УК РФ, определяющей общие начала назначения наказания.

Как видно из материалов дела, Р.В.В. был задержан сотрудниками Красноокнямского РО УМВД Украины 26 февраля 2001 г., поэтому суд, постановляя приговор, правильно исчислил срок наказания с указанной даты.

В соответствии с постановлением суда Р.В.В. досрочно переведен из тюрьмы, поэтому он должен отбывать наказание в исправительной колонии строгого режима.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного Р.В.В. удовлетворить частично.

2. Приговор суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 12 марта 2003 г., кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 2003 г., постановление судьи Верхнеуральского районного суда Челябинской области от 14 апреля 2004 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 27 мая 2004 г. в отношении Р.В.В. в части осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ отменить и производство по делу в этой части прекратить.

Эти же судебные решения изменить:

переквалифицировать действия Р.В.В. с ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) на п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-Ф3), по которой назначить 12 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-Ф3), п.п. "а, ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначить Р.В.В. 23 года лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, к назначенному наказанию присоединить частично не отбытую часть наказания по приговору от 20 мая 1998 г. и окончательно назначить 23 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении Р.В.В. оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 ноября 2007 г. N 17-П07


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение