Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 ноября 2005 г. N 23-О05-27 Поскольку на момент совершения осужденными действий по незаконному приобретению оружия и посягательству на жизнь сотрудников правоохранительных органов уголовный закон предусматривал их одними и теми же частями статей, они не образуют совокупности преступлений, поэтому приговор в этой части подлежит изменению (с изменениями и дополнениями)

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 ноября 2005 г. N 23-О05-27

С изменениями и дополнениями от:

28 ноября 2007 г.

ГАРАНТ:

Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 28 ноября 2007 г. N 754-П06 настоящее Кассационное определение изменено


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных М.М.М, Ш.А.З., Х.A.M., А.М.С., В., адвокатов А.Ж.М и М.С.Е. на приговор Верховного суда Чеченской Республики от 23 марта 2005 года, которым

М.М.М., родившийся 28 октября 1985 года в с. Гехи Урус-Мартановского района ЧИ АССР, не судимый,

осужден к лишению свободы

по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 4 года,

по ст. 205 ч. 3 УК РФ на 5 лет,

по ст. 30 ч. 3, 205 ч. 3 УК РФ на 5 лет,

по ст. 222 ч. 3 УК РФ (по эпизоду от 11 июня 2003 года) на 2 года 6 месяцев,

по ст. 222 ч. 3 УК РФ (по эпизоду от 23 ноября 2003 года) на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно М.М.М. назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш.А.З., родившийся 19 декабря 1974 года в с. Урус-Мартан Урус-Мартановского района ЧИ АССР, не судимый,

осужден к лишению свободы

по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 9 лет,

по ст. 30 ч. 3, 205 ч. 3 УК РФ на 10 лет,

по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет,

по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 8 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно Ш.А.З. назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 327 ч. 3 УК РФ уголовное дело в отношении Ш.А.З. прекращено в связи с истечением срока привлечения к уголовной ответственности.

Х.А.М., родившийся 4 сентября 1985 года в г. Грозном ЧИАССР, не судимый,

осужден к лишению свободы

по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 4 года,

по ст. 205 ч. 3 УК РФ на 5 лет,

по ст. 317 УК РФ на 6 лет,

по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ на 7 лет,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, б, е, ж, з" УК РФ на 15 лет,

по ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, б, е, ж, з" УК РФ на 10 лет,

по ст. 317 УК РФ на 12 лет,

по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно Х.А.М. назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

А.М.С., родившийся 13 февраля 1984 года в с. Урус-Мартан Урус-Мартановского района ЧИАССР, не судимый,

осужден к лишению свободы

по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет,

по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно А.М.С. назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В., родившийся 19 декабря 1985 года в с. Урус-Мартан Урус-Мартановского района ЧИ АССР, не судимый,

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст.ст. 222 ч. 1, 222 ч. 3 и 222 ч. 3 УК РФ В. оправдан за непричастностью к совершению данных преступлений.

Данным приговором осуждены также К.P.M. и Х.М.Р. приговор в отношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Б.В.П., изложившего обстоятельства дела, выслушав доводы осужденных М.М.М., Ш.А.З., Х.A.М., А.М.С., В., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора А.З.Л., полагавшей приговор изменить, квалифицировать действия М.М.М. по эпизодам от 11 июня и 23 ноября 2003 года по ст. 222 ч. 3 УК РФ, действия Х.А.М. по эпизодам от 2 мая и 8 ноября 2003 года квалифицировать по ст. 317 УК РФ, исключить ссылку суда на заключение эксперта N 1331/К от 17.12.2003 года, как на доказательство вины А.М.С., а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

М.М.М., Ш.А.З., Х.А.М., А.М.С. и В. признаны виновными в участии в устойчивой вооруженной группе (банде), М.М.М. и Х.А.М. признаны виновными в терроризме, а М.М.М. и Ш.А.З. в покушении на терроризм, кроме того, М.М.М., Ш.А.З., Х.А.М. и А.М.С. признаны виновными в незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия, боеприпасов в составе организованной группы, а Ш.А.З. еще и в разбойном нападении на семью С.Р.Б.

Х.А.М. еще признан виновным в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов, в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, в отношении лица, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, а также в совершении убийства М.З.Х. и С.У.З. и покушении на убийство М.И.З.

Преступления совершались с конца 2002 года по ноябрь 2003 года в г. Грозном, на территории Урус-Мартановского района Чеченской Республики и в г. Назрани РИ, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Ш.А.З. и А.М.С. вину признали частично, а осужденные М.М.М., Х.А.М. и В. вину не признали.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный Х.А.М. указывает о своем не согласии# с приговором. Утверждает, что не совершал вмененных ему преступлений, что на месте событий оказался случайно. Указывает, что в начале ноября 2003 года поехал в г. Малгобек к своему дяде Исе, в его доме встретил незнакомых людей, которые, как после узнал, оказались бандитами. Когда началась перестрелка, он был ранен, а затем задержан и водворен в ОРБ-2 г. Грозного. Там он был подвергнут физическому воздействию и вынужден был подписать какие-то бумаги. Утверждает, что на следствии нарушались его права, не были проведены очные ставки с потерпевшими, которые его якобы опознали. Указывает, что он из автомата не стрелял, об этом свидетельствует отсутствие отпечатков на оружии, на его руках не обнаружено следов пороха. Утверждает, что участия в убийстве М-вых не принимал. Показания потерпевших М.И.З. и А.З.А. считает противоречивыми, никто из свидетелей не показывал, что он заходил во двор М-вых. Считает, что его показания на предварительном следствии не могут являться доказательством его вины, так как даны в результате применения насилия. Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный В. считает приговор не законным#. Утверждает, что никакого преступления он не совершал, в банде не состоял. Указывает, что его вина строиться на показаниях других осужденных, данных ими в ходе судебного следствия. Но в суде они отказались от этих показаний, заявив, что к ним применялись недозволенные методы следствия. Других доказательств его вины нет. Просит приговор отменить;

осужденный М.М.М. не отрицает совершение преступления предусмотренного ст. 222 ч. 3 УК РФ, совершение других преступлений отрицает. Утверждает, что на момент задержания, на него оказывалось давление, применялись незаконные методы следствия, угрожали ему и членам его семьи, он вынужден был подписать чистые листы бумаги. На самом деле вмененные ему преступления он не совершал, в банде не состоял, оружие оставил ему на хранение его знакомый. Считает, что на следствии и в суде нарушались его права. По этим основаниям просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный Ш.А.З. считает приговор не законным#, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Указывает, что все обвинение строиться на его собственных показаниях, показаниях других осужденных данных на предварительном следствии. Утверждает, что данные показания не действительны#, так как даны под физическим и психологическим воздействием работников милиции. Вмененные ему преступления он не совершал, оружия не имел. Считает, что обнаруженный у него в доме автомат был ему подброшен. Указывает, что потерпевший С.Р.Б. не указал на него как на лицо, совершившее разбойное нападение. Утверждает, что следствие проводилось с нарушением закона. Просит приговор отменить, а дело в отношении его# прекратить за отсутствием состава преступления;

осужденный А.М.С. утверждает, что никаких преступлений он не совершал, что с Э.Ш.Ш. только знаком, подвозил его на машине, никаких преступлений не совершал. Видел, как люди Э.Ш.Ш. что-то прятали в камышах. Сказал об этом на следствии и указал место. Там были обнаружены автомат и радиостанция. Утверждает, что на следствии к нему применялись недозволенные меры, и он вынужден был оговорить себя, подписывал чистые бланки. Указывает, что он плохо говорит по-русски, а на следствии у него не было переводчика, чем были нарушены его права. Считает, что он не виновен и просит его оправдать;

адвокат А.Ж.М. в интересах осужденного Х.А.М., считает приговор незаконным, вынесенным на инсценированных материалах предварительного следствия. Утверждает, что его подзащитный не имеет никакого отношения к вмененным ему преступлениям. Подробно анализируя материалы дела, указывает, что приговор подлежит отмене, а Х.А.М. оправданию за непричастностью к совершенным преступлениям. Полагает, что описательно-мотивировочная часть приговора не соответствует резолютивной. В водной# части приговора не указано, что Х.А.М. обвиняется по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ. Считает, что показания Х.А.М. данные на предварительном следствии не могут являться доказательствами по делу, так как были даны под физическим давлением и пытками со стороны работников милиции. Утверждает, что при задержании Х.А.М. в отношении него было неправомерно применено оружие, и он был ранен. Считает, что автомат, который был изъят при задержании Х.А.М., был на следствии подменен и по делу проходил другой автомат. Указывает, что его подзащитный был задержан на территории Республики Ингушетия, а дело незаконно передали в Чеченскую Республику. Полагает, что нарушалось право на защиту, так как на следствии адвокаты Х.А.М. заменялись следователем без учета мнения осужденного, интересы Х.А.М. и А.М.С. защищал один адвокат Э., хотя их интересы были противоположными. Считает, что адвокаты Чеченской Республики не могли принимать участие в следственных действиях проходивших на территории нахождения спецслужб. Утверждает, что все протоколы проверки показаний на месте должны быть признаны недопустимыми доказательствами, так как проходили не на месте совершения преступлений. По этим основаниям просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, а Х.А.М. изменить меру пресечения на подписку о невыезде;

адвокат М.С.Е. в интересах осужденного А.М.С., считает, что приговор основан на недопустимых доказательствах. Утверждает, что в приговоре не приведены доказательства участия А.М.С. в банде и незаконном хранении оружия. Полагает, что на следствии и в суде нарушались права осужденного, ему не разъяснялись его процессуальные права, процесс проходил на чеченском языке, а судебные документы оформлены на русском языке. Утверждает, что не установлено как был изъят автомат у А.М.С., считает, что он был выдан добровольно. Указывает, что все показания А.М.С. на следствии получены с применением пыток и являются недопустимыми доказательствами. Суд, в подтверждение вины А.М.С., сослался на заключение эксперта N 1335 о том, что обнаруженные на месте происшествия гильзы стреляны из автомата изъятого у А.М.С., однако в данном заключении указывается, что они стреляны не из автомата изъятого у А.М.С. Полагает, что на следствии нарушалось право на защиту, так как интересы семи подсудимых, показания которых были различными, защищали четыре адвоката. Считает, что заявление осужденных о применении к ним на следствии пыток, суд должен был проверить сам, а не поручать проверку прокуратуре, которая является заинтересованной стороной. Утверждает, что в приговоре не указаны конкретные действия за которые осужден его подзащитный. Просит приговор отменить, а дело в отношении А.М.С. прекратить, или отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель М.B.C., указывая на несостоятельность изложенных в них доводов, просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит вывод суда о виновности М.М.М., Ш.А.З., Х.А.М., А.М.С. и В. в совершении вмененных им преступлений основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.

Так, из показаний осужденного М.М.М., данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, усматривается, что в декабре месяце 2002 года он вступил в группу "Джамаат", под руководством Э.Ш.Ш. в которую входили К.Р.М., Х.М.Р., Ш., Б. и другие, у каждого из них были свои позывные. К этому времени в их группу вошел Ш.А.З., который был активным членом других НВФ и скрывался в Ингушетии. Примерно в 23 часа 30 минут 19 марта 2003 года он, Э.Ш.Ш., Ш.А.З., К.Р.М. и Х.М.Р. из различных видов огнестрельного оружия обстреляли здания обеих школ, администрации села и разошлись по домам. В июне месяце 2003 года по указанию Э.Ш.Ш., он, К.Р.М., Ш., Э.Ш.Ш. и Х.М.Р. на дороге Гехи-7 установили взрывное устройство с тем, чтобы подорвать военную технику, которая там будет проходить. Взорвать фугас должны были К.Р.М. и Х.М.Р., но не успели, так как 19 или 20 июня 2003 года они были задержаны правоохранительными органами, а взрывное устройство изъято с места закладки.

Из показаний осужденного Ш.А.З., данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, видно, что 23 апреля 2003 года он вместе с Э.Ш.Ш., родственником последнего Э.Б. и К.P.M. пришли в дом С.Р.Б и, угрожая физической расправой, завладели деньгами, которые Э.Ш.Ш. разделил между ними. 19 марта 2003 года перед проведением референдума он, Э.Ш.Ш., К.Р.М., Х.М.Р., М.М.М. обстреляли избирательные участки расположенные в здании средней школы N 1 и средней школы N 2, а также здание администрации села Гехи с целью дестабилизации обстановки в селе и срыва референдума. Из показаний осужденного Х.А.М., также данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, следует, что в начале 2003 года он вступил в бандгруппу Ц., который напрямую подчинялся Э.Ш.Ш. 2 мая 2003 года они установили фугас на правой стороне обочины в сторону центра города около железобетонного столба. Взрывное устройство было обнаружено бойцами инженерной разведки, но он заснял момент взрыва на видеокамеру. Как узнал позднее, там были раненые, но, сколько он не знает. 11 октября 2003 года, примерно в 23 часа, они пошли к Э.Г.Л-А., который живет в поселке Кирова чтобы узнать у него кто виновен в гибели Т.М. После того как Т.Х.Ш. три раза выстрелил в ноги Э.Г.Л-А. последний сказал, что М.И.З. называл какую-то фамилию. Они пошли к дому М-вых, а Гелани пополз домой. Т.Х.Ш. постучав в дверь, сказал, что идет проверка паспортного режима, и приказал всем выйти из дома. При этом все кроме Т.Х.Ш. и его, были в масках. Отца и сына М-вых положили на землю. Когда один из них Хизир зашел в дом, чтобы узнать есть ли там кто еще, они услышали короткую автоматную очередь. Они все открыли стрельбу, а затем закинули гранату. Хизир был тяжело ранен, и когда его вынесли из дома, Т.Х.Ш. расстрелял из автомата отца и сына М-вых. Все остальные продолжали стрелять по дому из автоматов. Из дома также велась ответная стрельба. После этого они все ушли оттуда. Он уехал в Ингушетию и находился там, 8 ноября, около 14 часов в доме по адресу А в г. Назрань смотрел телевизор и в это время с улицы по окнам дома началась стрельба. К.Р. и Муслим стали отстреливаться из автоматов, а Б.Р. хотел убежать через окно, но не смог его сломать и вылез через форточку взяв с собой автомат. Он тоже взял себе автомат калибра 7,62 мм., переделанный под укороченный, который лежал на полу и вслед за Б.Р. выпрыгнул через окно на улицу и когда его ранили, то стал стрелять в сторону работников правоохранительных органов. Затем произвел несколько выстрелов в сторону ворот и побежал за Русланом, но, получив несколько ранений в ягодицу, руку и голову сразу же упал. Во время задержания К.Р. и Муслим были убиты.

Из показаний осужденного А.М.С., данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, усматривается, что он являлся членом группы "Джамаат" под руководством Э.Ш.Ш. куда вступил по предложению Т.М. и в которой выполнял функции связника. Т.М. дал ему автомат, он забрал его к себе в конце сентября и спрятал на чердаке, где его обнаружили и изъяли работники милиции.

Из показаний осужденного В., данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, видно, что он вступил в группу "Джамаат" возглавляемую Э.Ш.Ш. В начале октября месяца 2003 года Т.М. дал ему и Джамалу задание следить за домом М-вых и докладывать, кто к ним приходит, и кто уходит, и бывают ли у них люди с оружием. Два или три дня они с остановки наблюдали за домом и установили, что утром сын М-вых уезжает на работу на мотоцикле, то есть за ним заезжает человек и они уезжают примерно в 8-9 часов. В коляске мотоцикла находился сварочный аппарат. Все увиденное он докладывал Т.М. 11 октября 2003 года после убийства Т.М. он встретил Сослана, который дал ему пакет с продуктами и сказал, что его необходимо отнести на завод Анисимова Х.А.М. Анзор его встретил недалеко от реки. У того был с собой автомат АКСУ и пояс с двумя гранатами. 12 октября утром он узнал, что они убили отца и сына М-вых в доме, за которым он наблюдал. Он сразу же уехал в село Алхан-Юрт, так как боялся, что его могут арестовать. В том же октябре месяце 2003 года его посылали в село Алхан-Юрт к А.М.С. радио позывной (26-й) за радиочастотами, что им было сделано. За те услуги, которые он оказывал банде, ему несколько раз платили разные суммы денег.

Признавая эти показания осужденных достоверными, суд обоснованно указал, что они согласуются с показаниями потерпевших М-вых A.M. и Р.А., С.Р.Б., Э.Г.Л-Д., М.И.З., А.З.А., Т.Т.М., Ю., Ч., И-вых Б.И., Х.Б. и А.Б., свидетелей Э.Ф.Б., Я., Л., А.Д.А., М.B.C. и других, подробно изложенными в приговоре.

Кроме вышеизложенных показаний, по делу имеются и другие, приведенные в приговоре доказательства вины осужденных, признанные судом достоверными, в частности протоколы осмотра мест происшествия, заключения экспертиз.

Доводы жалоб М.М.М., Ш.А.З., Х.А.М., А.М.С. и В., а также адвокатов А.Ж.М. и М.С.Е. о том, что осужденные не совершали вмененных им преступлений, являются не состоятельными#, поскольку опровергаются вышеприведенными доказательствами, проверенными в суде.

Доводы жалоб о применении к осужденным недозволенных методов расследования, были предметом тщательного исследования в ходе судебного разбирательства, которые обоснованно признаны неубедительными с приведением в приговоре соответствующих мотивов.

Утверждения адвокатов А.Ж.М., М.С.Е. и осужденного А.М.С. о нарушении на предварительном следствии и в судебном заседании права на защиту, других прав осужденных, являются не обоснованными, поскольку, ни со стороны осужденных, ни их адвокатов никаких заявлений о нарушении права на защиту не делалось. Как видно из материалов дела при даче показаний на предварительном следствии осужденные указывали, что владеют русским языком, в услугах переводчика не нуждаются (т. 6 л.д. 102-104, 112-115, 218-222, 225-232, 183-185, 188-191).

Что касается доводов адвоката А.Ж.М. о том, что в водной# части приговора не указано, что Х.А.М. обвиняется по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ, то они являются обоснованными, однако данная ошибка суда не является в соответствии со ст. 379 УПК РФ основанием для отмены приговора.

Обоснованным является и довод адвоката М.С.Е. о том, что суд ошибочно сослался, как на доказательство вины А.М.С., на заключение эксперта N 1335/К, поскольку, как видно из данного заключения, гильзы от автомата обнаруженные на месте происшествия стреляны не из автомата изьятого# у А.М.С. При таких обстоятельствах судебная коллегия находит необходимым исключить из приговора ссылку суда на заключение эксперта N 1335/К от 17.12.2003 года, как на доказательство вины А.М.С. Вместе с тем, исключение данного доказательства, также не является основанием для отмены приговора, так как вина А.М.С. подтверждается другими доказательствами, проверенными судом и указанными в приговоре.

Материалы дела исследованы с достаточной полнотой, в том числе дана оценка всем доказательствам имеющимся в материалах дела, нарушений норм УПК РФ по делу не имеется, оно расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности М.М.М., Ш.А.З., Х.А.М., А.М.С. и В. в инкриминируемых им преступлениях.

Правовая оценка действиям осужденных дана правильная, по указанным в приговоре квалифицирующим признакам. Однако суд неосновательно квалифицировал эпизоды незаконного приобретения, хранения, перевозки и ношения огнестрельного оружия, боеприпасов от 11 июня и 23 ноября 2003 года в отношении М.М.М. и посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов от 2 мая и 8 ноября 2003 года в отношении Х.А.М. года#, как совокупность преступлений, предусмотренных соответственно ст. 222 ч. 3 УК РФ, ст. 222 ч. 3 УК РФ и ст. 317 УК РФ, ст. 317 УК РФ.

Суд не учел, что осужденные совершили преступления в период действия ст. 17 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года, согласно которой совокупность# преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи настоящего Кодекса.

В данном же случае оба эпизода незаконного приобретения оружия и оба эпизода посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов предусмотрены одними и теми же частями ст. 222 ч. 3 УК РФ и ст. 317 УК РФ, поэтому не образуют совокупности преступлений. Следовательно, оба эпизода незаконного приобретения, хранения, перевозки и ношения огнестрельного оружия, боеприпасов охватываются ч. 3 ст. 222 УК РФ, а оба эпизода посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов охватываются ст. 317 УК РФ. Приговор в этой части подлежит изменению.

Кроме того, подлежит исключению из осуждения Х.А.М. по ст. 222 ч. 3 УК РФ приобретение огнестрельного оружия, поскольку не установлено время его приобретения.

При назначении наказания М.М.М. и Х.А.М. судебная коллегия учитывает общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также, данные характеризующие их личность.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Чеченской Республики от 23 марта 2005 года в отношении М.М.М., Х.А.М., А.М.С. изменить: действия М.М.М. квалифицированные по ст. 222 ч. 3 УК РФ (по эпизоду от 11 июня 2003 года) и ст. 222 ч. 3 УК РФ (по эпизоду от 23 ноября 2003) квалифицировать по ст. 222 ч. 3 УК РФ, по которой назначить 5 (пять) лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 209 ч. 2, 205 ч. 3, 30 ч. 3, 205 ч. 3 и 222 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить М.М.М. 9 лет (девять) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы;

исключить из осуждения Х.А.М. по ст. 222 ч. 3 УК РФ приобретение огнестрельного оружия;

действия Х.А.М. квалифицированные по ст. 317 УК РФ (по эпизоду от 2 мая 2003 года) и ст. 317 УК РФ (по эпизоду от 8 ноября 2003 года) квалифицировать по ст. 317 УК РФ, по которой назначить 12 (двенадцать) лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 209 ч. 2, 205 ч. 3, 111 ч. 3 п. "а", 105 ч. 2 п.п. "а, б, е, ж, з", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, б, е, ж, з" 222 ч. 3 и 317 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить 16 (шестнадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы;

исключить из приговора ссылку суда на заключение эксперта N 1335/К от 17.12 2003 года, как на доказательство вины А.М.С.

В остальном приговор о них, а также в отношении Ш.А.З. и В. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 ноября 2005 г. N 23-О05-27


Текст определения официально опубликован не был


Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 28 ноября 2007 г. N 754-П06 настоящее Кассационное определение изменено

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.