Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 28 ноября 2007 г. N 754-П06 Поскольку указание о совершении преступлений в составе организованной группы является признаком преступлений, за которые осужденным назначено наказание, из приговора подлежит исключению ссылка на данное указание как на обстоятельство, отягчающее наказание, так как согласно уголовному законодательству оно не может повторно учитываться при назначении наказания

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 28 ноября 2007 г. N 754-П06


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденных К.Р.М. и Ш. на приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 23 марта 2005 г., по которому

К.Р.М., 3 июня 1977 года рождения, уроженец с. Урус-Мартан Урус-Мартановского района ЧИАССР, судимый 29 сентября 2003 г. по ст.ст. 30 ч. 3, 205 ч. 3, 222 ч. 3, 223 ч. 3 УК РФ к 11 годам лишения свободы,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 9 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы,

по п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ к 7 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 205 УК РФ к 10 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 12 лет лишения свободы.

К назначенному наказанию частично в виде трех лет присоединено наказание по приговору от 29 сентября 2003 г. и окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 205, ч. 3 ст. 222, ч. 3 ст. 223 УК РФ К.Р.М. оправдан за непричастностью к совершению данных преступлений.

Ш., 19 декабря 1974 года рождения, уроженец с. Урус-Мартан Урус-Мартановского района ЧИАССР, несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 9 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 205 УК РФ к 10 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 6 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 205, ч. 3 ст. 222 УК РФ Ш. оправдан за непричастностью к совершению данных преступлений.

По ч. 3 ст. 327 УК РФ уголовное дело в отношении Ш. прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2005 г. приговор в отношении Ш. оставлен без изменения.

В отношении К.Р.М. в кассационном порядке дело не рассматривалось.

По делу осуждены также Х.М.Р., М.М.М., Х.А.М., А.М.С., В., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.

В надзорных жалобах осужденных К.Р.М. и Ш. поставлен вопрос о пересмотре состоявшихся судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., полагавшего надзорные жалобы осужденных удовлетворить частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

К.Р.М. и Ш. признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

В конце 1999 г. участниками незаконных вооруженных формирований с целью осуществления диверсионно-террористических актов против представителей федеральных и местных органов власти, военнослужащих федеральных сил и приравненных к ним лиц были созданы устойчивые вооруженные группы (банды) под общим названием "Джамаат".

Одна из таких бандгрупп в конце 2002 г. была создана активным участником незаконных вооруженных формирований Э.Ш.Ш., уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью. Указанная группа состояла из нескольких подразделений, которыми руководили назначенные им лица. На вооружении бандгруппы Э.Ш.Ш. имелись различные виды огнестрельного оружия, автоматы Калашникова, гранатометы, пистолеты ПМ и АПС, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства. Кроме того, бандгруппа была обеспечена радиостанциями импортного производства для осуществления связи и подрыва взрывных устройств и автотранспорта.

В указанную группу, в которую входили и другие не установленные следствием лица, подсудимые вступили в следующие сроки: в декабре 2002 г. - К.Р.М. с позывными "15-й" и "35-й", в сентябре 2002 г. - Х.М.Р. с позывными "13-й" и "Скорпион", в конце декабря 2002 г. - М.М.М. с позывными "16-й" и "Хакер", в начале марта 2003 г. - Ш. с позывным "2-й", в начале 2003 г. - Х.А.М. с позывным "23-й", в августе 2003 г. - А.М.С. с позывным "26-й" и в середине августа 2003 г. - В. с позывным "4-й". После вступления в банду они получили различные виды огнестрельного оружия и в период до их задержания принимали участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершенных ею нападениях.

19 марта 2003 г., в 22 часа 30 минут, в селе Гехи Урус-Мартановского района Чеченской Республики по заранее разработанному и согласованному плану в составе организованной группы (банды) Э.Ш.Ш., К.Р.М., Х.М.Р., Ш. и М.М.М., вооруженные автоматическим оружием и гранатометом РПГ-7В, имея единый умысел на совершение акта терроризма, создающего опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, с целью нарушения общественной безопасности, устрашения населения, дестабилизации обстановки в селе, оказания воздействия на принятие решений органами власти, срыва и воспрепятствования проведению Референдума по Конституции Чеченской Республики, имеющего важное политическое значение для республики, совершили обстрел из имеющегося у них оружия - автоматов Калашникова и гранатомета РПГ-7В здания администрации села Гехи, средней школы N 1 и средней школы N 2, в которых располагались избирательные участки по проведению Референдума в Чеченской Республике. В результате преступных действий средней школе N 2 причинен материальный ущерб на сумму 36400 (тридцать шесть тысяч четыреста) рублей, средней школе N 1 на 4000 (четыре тысячи) рублей, зданию Администрации с. Гехи на 9680 (девять тысяч шестьсот восемьдесят) рублей. Всего действиями нападавших администрации села Гехи был причинен материальный ущерб на общую сумму 50080 (пятьдесят тысяч восемьдесят) рублей.

2 февраля 2003 г., около 21 часа, в селе Гехи Урус-Мартановского района Чеченской Республики, действуя в составе организованной группы с не установленным следствием лицом, по указанию руководителя банды Э.Ш.Ш. К.Р.М. и не установленное следствием лицо, вооруженные автоматическим оружием - автоматами Калашникова, одетые в камуфлированную форму и маски, имея умысел на завладение чужим имуществом в крупном размере, пришли в дом М.А.М., расположенный по адресу А, и, угрожая применением насилия и похищением родственников, потребовали от него передать им через три дня в условленном месте 10000 долларов США, а в случае невыполнения их требований угрожали сжечь дом и убить сына. Во время вымогательства не установленное следствием лицо похитило из кармана рубашки М.А.М. деньги в сумме 2000 (две тысячи) рублей. Опасаясь за жизнь своих близких, М.А.М. занял у знакомых и родственников 146000 рублей и 300 долларов США (эквивалентными на тот период времени 9551 рублю), после чего 5 февраля 2003 г., в 21 час, прибыл по адресу Б, где возле заброшенного дома в районе рынка передал собранные деньги неизвестному лицу, вооруженному автоматом, одетому в камуфлированную форму с маской на голове, прибывшему для получения денег.

23 апреля 2003 г., около 1 часа 30 минут, в составе организованной группы (банды) Э.Ш.Ш., К.Р.М., Ш. и не установленное следствием лицо, вооруженные автоматическим оружием - автоматами Калашникова, одетые в камуфлированную форму и маски, преследуя цель хищения чужого имущества, пришли к дому без номера, принадлежащему С.Р.Б., по адресу В и незаконно проникли в него, взломав двери, после чего Ш. совместно с Э.Ш.Ш. напали на С.Р.Б., связали ему руки и повалили на пол, а К.Р.М. с целью оказания психического воздействия на С.Р.Б. выстрелил из имеющегося у него автомата в пол в непосредственной близости от потерпевшего, то есть применил оружие. При этом не установленный следствием участник банды с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, нанес С.Р.Б. несколько ударов ногами по телу и потребовал передать им деньги в сумме 150000 (сто пятьдесят тысяч) рублей. Опасаясь за свою жизнь и жизнь находившихся в его доме членов семьи, С.Р.Б. направил жену к родственникам, чтобы та принесла деньги. После чего С.Х.Д. собрала деньги у родственников, проживавших поблизости, в сумме 150000 (сто пятьдесят тысяч) рублей и передала их нападавшим.

Ш. в начале марта 2003 г. получил от руководителя бандгруппы Э.Ш.Ш., то есть незаконно приобрел, не имея на то специального разрешения, пистолет "ПМ" и магазин с патронами калибра 9 мм в количестве 8 штук. Указанное огнестрельное оружие и боеприпасы он незаконно носил и хранил по месту своего жительства в доме по адресу Г, где автомат и патроны к нему калибра 5,45 мм были изъяты 27 октября 2003 г., а пистолет "ПМ" и патроны к нему калибра 9 мм он незаконно передал Э.Ш.Ш. в конце марта 2003 г.

Он же, Ш., в начале марта 2003 г. на рынке в станице Слепцовской Сунженского района Республики Ингушетия у не установленного# следствием лица незаконно приобрел и неоднократно использовал в качестве удостоверения личности заведомо подложный документ - паспорт гражданина Российской Федерации номер 96 03 421775 со своей фотографией на имя А.А.Х., 21 декабря 1973 года рождения, выданный 14 марта 2003 г. паспортно-визовой службой Сунженского РОВД Чеченской Республики.

В надзорной жалобе осужденный Ш. просит изменить состоявшиеся судебные решения и смягчить наказание. При этом он указывает, что у него на иждивении четверо малолетних детей, но суд не учел этого в качестве обстоятельства, смягчающего наказания. Поскольку он осужден за преступления, совершенные организованной группой, суд был не вправе повторно учитывать данное обстоятельство при назначении наказания. По эпизоду от 19 марта 2003 г. он признан виновным по ч. 3 ст. 205 УК РФ, а наказание назначено по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 205 УК РФ. За разбой он осужден по квалифицирующим признакам, которые не предусмотрены диспозицией ст. 162 УК РФ. В приговоре не приведены соответствующие доказательства наличия банды. Расчеты, подтверждающие сумму причиненного ущерба по эпизоду от 19 марта 2003 г., отсутствуют. В описательно-мотивировочной части приговора не дано правовой оценки его действиям, связанным с незаконными приобретением, хранением, перевозкой и ношением огнестрельного оружия.

Осужденный К.Р.М. в надзорной жалобе ставит вопрос о прекращении дела в части осуждения по ст.ст. 162, 163 УК РФ, утверждая, что его вина в вымогательстве имущества М-вых, по эпизоду разбоя в отношении С-вых не доказана, а по факту разбоя в отношении М-вых имел место эксцесс исполнителя со стороны не установленного следствием лица. Кроме этого, К.Р.М. утверждает, что с материалами дела был ознакомлен без участия защитника, что свидетельствует о нарушении прав обвиняемого. Показания в ходе следствия давал в результате давления со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, проверив производство по уголовному делу в отношении К.Р.М. в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ в полном объеме, находит надзорные жалобы осужденных подлежащими частичному удовлетворению.

Согласно данным протокола ознакомления обвиняемого с материалами дела, в период с 21 апреля 2003 г. по 23 апреля 2003 г. К.Р.М. совместно с защитником Э. был полностью ознакомлен с материалами уголовного дела.

Каких-либо ходатайств или иных заявлений от К.Р.М. и его защитника не поступало. Протокол подписан К.Р.М. и защитником Э. (т. 8 л.д. 262-263).

Приведенные данные свидетельствуют о том, что право К.Р.М. на защиту нарушено не было и с материалами дела он ознакомился совместно с защитником.

Выводы суда о виновности Ш. в бандитизме, а К.Р.М. в совершении вымогательства имущества М-вых и разбойного нападения на С.Р.Б. соответствуют материалам дела и подтверждены рассмотренными в судебном заседании доказательствами.

Как видно из приговора, приведенные в нем доказательства подробно проанализированы и оценены, в том числе с точки зрения их допустимости.

В своей совокупности имеющиеся доказательства достаточны, чтобы признать обоснованным осуждение Ш. за участие в банде, а К.Р.М. в совершении разбоя (в отношении С.Р.Б.) и вымогательства.

Суждение Ш. о том, что в приговоре не приведены доказательства наличия банды, несостоятельны.

Материалами дела и судом установлено, что в конце 1999 г. участниками незаконных вооруженных формирований с целью осуществления диверсионно-террористических актов против представителей федеральных и местных органов власти, военнослужащих и приравненных к ним лиц были созданы устойчивые вооруженные группы (банды). Одна из таких банд в конце 2002 г. была создана Э.Ш.Ш. В указанную банду входили Ш., К.Р.М. и другие лица. На вооружении банды имелись различные виды огнестрельного оружия - автоматы, гранатометы, пистолеты, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства. Кроме этого, банда была обеспечена радиостанциями для осуществления связи и подрыва взрывных устройств. После вступления в банду Ш. получил оружие и в период до своего задержания принимал участие в совершаемых нападениях.

Приведенные данные подтверждаются показаниями К.Р.М., из которых усматривается, что группой руководил Э.Ш.Ш., у всех участников группы было огнестрельное оружие, свои позывные. Ш. участвовал в обстреле школ, где располагались избирательные участки, в нападении на С.Р.Б. и завладении его деньгами.

М.М.М. подтвердил, что Ш. был участником вооруженной группы и участвовал в нападениях.

Из показаний Э.Ш.Ш. видно, что в банду входил также Ш. и имел позывной "02". Ш. участвовал в нападении на избирательные участки, расположенные в зданиях двух школ в селе Гехи.

Сам Ш. показывал о том, что 23 апреля 2003 г. он, К.Р.М., а также другое лицо, пришли в дом С.Р.Б. и, угрожая физической расправой, завладели деньгами потерпевшего.

С учетом приведенных и других указанных в приговоре доказательств суд обоснованно пришел к выводу о виновности Ш. по ч. 2 ст. 209 УК РФ.

Доводы К.Р.М. о недоказанности его участия в вымогательстве имущества М-вых, в разбойном нападении на потерпевшего С.Р.Б. также несостоятельны.

Из показаний потерпевшего М.А.М. видно, что в начале февраля 2003 г. к ним в дом пришли двое вооруженных людей в масках и потребовали 10000 долларов США, установив три дня срока, в противном случае они угрожали похитить сына или внука. Он собрал деньги в сумме 146000 рублей и 300 долларов США, которые передал вооруженному человеку в с. Гехи.

Потерпевший С.Р.Б. показал, что 23 апреля 2003 г. к нему в дом ворвались вооруженные люди в масках, связали ему руки и стали требовать 150000 рублей, угрожая убийством. Его жена отдала им деньги, взяв их у своей сестры.

В ходе предварительного следствия К.Р.М. при допросах с участием адвоката давал подробные показания по обстоятельствам совершения им вымогательства и разбоя.

Из этих показаний К.Р.М. усматривается, что именно он с другим лицом, угрожая убийством и сожжением дома, требовал, чтобы М.А.М. через два дня принес в центр села 10000 долларов США. После этого 23 апреля 2003 г. он и еще двое лиц совершили нападение на С.Р.Б. и завладели деньгами.

Приведенные показания суд обоснованно положил в основу обвинения К.Р.М. в вымогательстве и разбое, поскольку они полностью подтверждаются совокупностью других доказательств по делу, в частности, показаниями Ш., данными протоколов проверки показаний К.Р.М. на месте совершения преступлений.

В опровержение доводов К.Р.М. о понуждении его в ходе следствия к даче показаний незаконными методами в приговоре приведены убедительные данные, основанные на материалах дела и результатах проверки, которая показала, что эти доводы своего подтверждения не нашли.

По эпизоду от 19 марта 2003 г., когда были подвергнуты обстрелу избирательные участки в с. Гехи, действия Ш. суд обоснованно квалифицировал по ч. 3 ст. 205 УК РФ, отразив свои выводы в описательно-мотивировочной части приговора. По этому же уголовному закону Ш. признан виновным и ему назначено наказание (т. 10 л.д. 248, 250).

Прокуратурой Чеченской Республики по поручению Генеральной прокуратуры Российской Федерации проведена проверка по факту несоответствия приговору, имеющемуся в деле, копии приговора, врученной Ш., и установлено, что изменения в копии приговора, в том числе относительно квалификации действий Ш. по эпизоду от 19 марта 2003 года, появились в результате технической ошибки при изготовлении копии приговора. В возбуждении уголовного дела отказано за отсутствием события преступления.

Таким образом, доводы Ш. о том, что он признан виновным по ч. 3 ст. 205 УК РФ, а наказание назначено по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 205 УК РФ, несостоятельны.

Как видно из материалов дела, расходы по ремонту зданий, поврежденных в результате обстрела, имевшего место 19 марта 2003 г., взяла на себя администрация села Гехи, и сумма ущерба составила 50080 рублей.

Эти данные опровергают доводы Ш. о том, что сумма ущерба не установлена и расчеты не производились.

Вопреки доводам Ш., в описательно-мотивировочной части приговора приведены фактические обстоятельства незаконного приобретения им огнестрельного оружия, боеприпасов, а также обстоятельства их незаконного ношения, хранения и передачи, а также доказательства, подтверждающие выводы суда.

При таких обстоятельствах осуждение Ш. по ч. 3 ст. 222 УК РФ является обоснованным.

С утверждением К.Р.М. о необоснованности осуждения за разбой в отношении М.А.М. также согласиться нельзя.

Потерпевший М.А.М. показал, что к нему домой пришли двое вооруженных людей и стали требовать деньги.

Из показаний самого К.Р.М. усматривается, что деньги требовались под угрозой убийства.

При таких обстоятельствах, учитывая, что К.Р.М. и другое лицо, угрожая насилием опасным для жизни и здоровья, завладели деньгами в сумме 2000 рублей, что охватывалось умыслом К.Р.М., суд правильно пришел к выводу о виновности осужденного в разбое.

Вместе с тем состоявшиеся судебные решения в отношении Ш. и К.Р.М. подлежат изменению в соответствии со ст. 409, п.п. 3, 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ в связи с неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора.

В отношении М-вых суд квалифицировал действия К.Р.М. по п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ, то есть как вымогательство, совершенное организованной группой, в целях получения имущества в особо крупном размере.

По делу же установлено, что К.Р.М. путем вымогательства намеревался завладеть суммой, составляющей 10000 долларов США, что превышает 250000 рублей и образует крупный размер.

При таких обстоятельствах действия К.Р.М. следует переквалифицировать с п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ на п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона N 63-ФЗ от 13 июня 1996 г.) и К.Р.М. должен нести уголовную ответственность за вымогательство, совершенное организованной группой, в целях получения имущества в крупном размере.

Действия К.Р.М. по обстоятельствам разбоя в отношении М.А.М., его действия, а также Ш. по разбою в отношении С.Р.Б. суд квалифицировал по ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ), то есть как разбой, совершенный в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, уничтожения чужого имущества, организованной группой, в целях получения имущества в особо крупном размере, а также по квалифицирующим признакам "с незаконным проникновением в жилище и с применением оружия" относительно квалификации действий К.Р.М.

Между тем указанный уголовный закон не предусматривает таких квалифицирующих признаков разбоя как "с угрозой уничтожения чужого имущества, организованной группой, в целях получения имущества в особо крупном размере".

Поскольку виновные завладели деньгами в сумме 150000 рублей, что не образует крупного размера, действия К.Р.М. следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) на п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) и следует рассматривать как разбой, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище и с применением оружия, а действия Ш. следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года N 73-ФЗ), и он должен нести ответственность за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору.

Назначая К.Р.М. и Ш. наказание, суд указал в приговоре, что учитывает характер и степень общественной опасности содеянного ими, а также личность виновных, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

В качестве смягчающих обстоятельств суд признал, что осужденные активно способствовали раскрытию преступления на стадии предварительного следствия, изобличали других соучастников преступления.

Отягчающим наказание обстоятельством суд признал факт совершения преступления в составе организованной группы.

В то же время, К.Р.М. и Ш. осуждены за бандитизм, терроризм, а также за вымогательство (К.Р.М.) и за незаконные приобретение, хранение, ношение, передачу огнестрельного оружия и боеприпасов (Ш.), совершенные организованной группой.

Согласно ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

В связи с этим, подлежит исключению указание о признании совершения преступления в составе организованной группы обстоятельством, отягчающим наказание.

Судом установлено и отражено в приговоре, что Ш. имеет на иждивении четверых малолетних детей.

Вместе с тем наличие у Ш. малолетних детей, вопреки положениям п. "г" ч. 1 ст. 61 УК РФ, не учитывалось судом при назначении наказания, что в совокупности с необоснованным признанием наличия у Ш. и К.Р.М. такого отягчающего обстоятельства, как совершение преступления в составе организованной группы, повлияло на размер назначенного Ш. по ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222 УК РФ, а К.Р.М. по ч. 2 ст. 209 УК РФ наказания.

Решая вопрос о наказании осужденных, Президиум учитывает вносимые в приговор изменения, наличие у Ш. малолетних детей, а также положения ст. 60 УК РФ, определяющей общие начала назначения наказания.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 ч. 1 п. 6 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорные жалобы осужденных К.Р.М. и Ш. удовлетворить частично.

2. Приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 23 марта 2005 г. в отношении К.Р.М., этот же приговор и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2005 г. в отношении Ш. изменить, исключить указание о признании совершения преступления в составе организованной группы обстоятельством, отягчающим наказание.

Переквалифицировать:

действия К.Р.М. с п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ на п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), по которой назначить 7 лет лишения свободы; с ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) на п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 162 (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 62-ФЗ), по которой назначить 7 лет лишения свободы;

действия Ш. с ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. N 73-ФЗ), по которой назначить 7 лет лишения свободы.

Смягчить назначенное наказание: Ш. и К.Р.М. по ч. 2 ст. 209 УК РФ до 8 лет лишения свободы каждому.

Ш. по ч. 3 ст. 222 УК РФ до 5 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить:

Ш. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. N 73-ФЗ), ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 205, ч. 3 ст. 222 УК РФ, 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

К.Р.М. по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ), п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 205 УК РФ, 11 лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 29 сентября 2003 г. окончательно назначить К.Р.М. 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении К.Р.М. и Ш. оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 28 ноября 2007 г. N 754-П06


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение