Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 января 2008 г. N 4-О07-125 Поскольку запрос Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан о выдаче заявителя соответствует требованиям международного законодательства, совершенные им деяния по уголовному закону РФ являются преступлениями, сроки давности для привлечения к уголовной ответственности как по российскому, так и узбекскому законодательству не истекли и никаких предусмотренных УПК РФ оснований для отказа в выдаче правоохранительным органам Республики Узбекистан, не имеется, оспариваемое судебное решение оставлено без изменения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 января 2008 г. N 4-О07-125


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 17 января 2008 года кассационную жалобу гражданина Республики Узбекистан

У., 07 августа 1962 года рождения, уроженца г. Андижан Андижанской области Республики Узбекистан, гражданина Узбекистана, женатого, имеющего на иждивении двоих несовершеннолетних детей, с высшим образованием, имеющего в Российской Федерации временную регистрацию, задержанного на территории РФ 30 мая 2007 года обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 232 и ст. 167 ч. 3 п. "а" УК Республики Узбекистан, на определение Московского областного суда от 20 ноября 2007 года, которым его жалоба на решение заместителя Генерального прокурора РФ З. от 23 октября 2007 года о выдаче правоохранительным органам Республики Узбекистан оставлена без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи "...", мнение прокурора М, полагавшей определение суда оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационной жалобе У. указывает, что решение о его выдаче принято незаконно, так как он преступлений не совершал, уголовное дело в отношении него было сфабриковано. Из-за гонений по национальному признаку, он подвергался притеснениям, из-за чего был вынужден покинуть Узбекистан. От следствия не скрывался, в 2002 году свободно покинул Узбекистан и выехал в Россию. Он является единственным кормильцем семьи из 7 человек. Кроме того, ссылается на наличие гипертонической болезни.

Проверив материалы, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит определение суда законным и обоснованным.

23 октября 2007 года заместитель Генерального прокурора Российской Федерации удовлетворил запрос заместителя Генерального прокурора Республики Узбекистан от 4 июня 2007 года и принял решение о выдаче У., правоохранительным органам Республики Узбекистан для уголовного преследования за совершение хищения путем растраты, вверенного ему чужого имущества при отягчающих обстоятельствах, а также за неисполнение решения суда.

На решение Генеральной Прокуратуры РФ в Московский областной суд 6 ноября 2007 года поступила жалоба У., которая была рассмотрена 20 ноября 20007 года.

Суд в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и с учетом норм международного права проверил доводы жалобы У. и не нашел оснований для ее удовлетворения.

Из представленных материалов следует, что запрос Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан о выдаче последнего соответствует требованиям ст. 1, ст. 12 Европейской Конвенции о выдаче от 13 декабря 1957 года, а также ст. 58 Минской Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года.

У. действительно является гражданином Республики Узбекистан, что подтверждается наличием у него гражданского паспорта указанного государства. Обвиняется он в совершении на территории Узбекистана преступления, предусмотренного ст. 232, 167 ч. 3 п. "а" УК Республики Узбекистан.

В соответствии с Российским законодательством, деяние - неисполнение решения суда, а также хищение путем присвоения или растраты, вверенного имущества в особо крупном размере, - послужившие основанием для запроса о выдаче, являются по уголовному закону РФ преступлениями и соответствуют ст. 160 ч. 3 УК РФ (хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в крупном размере), ст. 315 УК РФ (злостное неисполнение служащим коммерческой организации вступившего в законную силу решения суда) санкции которых предусматривают наказание свыше одного года лишения свободы.

Довод жалобы о том, что У. преследовался в Республике Узбекистан по национальному признаку, проверялся в судебном заседании и не нашел своего подтверждения.

Кроме того, Генеральная прокуратура Республики Узбекистан дала официальные гарантии, что уголовное преследование в отношении У. будет осуществляться в строгом соответствии с нормами УПК Республики Узбекистан.

Из представленных материалов также следует, что по вопросам о выходе из гражданства Республики Узбекистан и получения разрешительной визы для выезда за границу У. в компетентные органы Республики Узбекистан не обращался. (л.д. 32). По данным учета ФМС России и базе данных КД МИД России У. как приобретший гражданство РФ, не значится (л.д. 33). Согласно сведений отдела УФМНС России по Московской области 22 февраля 2007 г. гражданин Узбекистана У. обратился в ОУФМС России по Московской области в Мытищинском районе по вопросу приобретения гражданства РФ. Заявление У. отклонено УФМС России Московской области на основании ст. 16 п. е ФЗ N 62 от 31 мая 2002 г. "О гражданстве РФ", регистрационный номер БЗ-12231/07 от 14 августа 2007 г. (л.д. 31).

30 сентября 2002 г. постановлением следователя прокуратуры г. Андижан в отношении У. была избрана мера пресечения в виде подписки о надлежащем поведении и объявлении его в розыск.

20 сентября 2004 года постановлением ст. следователя прокуратуры г. Андижана в отношении У. в связи с тем, что он обвинялся в совершении тяжкого преступления, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, в связи с тем, что место жительства У. неизвестно, был объявлен его розыск.

30 мая 2007 года, находящийся в розыске У. был задержан на территории Мытищинского района Московской области и помещен в ИВС Мытищинского УВД Московской области.

Мытищинским городским судом Московской области 9 июля 2007 года вынесено постановление о заключении У. под стражу.

Задержание и взятие У. под стражу в целях обеспечения выдачи правоохранительным органам Республики Узбекистан осуществлены с соблюдением норм УПК РФ и международных договоров.

Сроки давности для привлечения У. к уголовной ответственности как по российскому, так и узбекскому законодательству не истекли.

Как установил суд У. после совершенных преступлений скрылся от правоохранительных органов следствия. В определении суда приведены обоснования что У. знал о том, что он находится в розыске.

Генеральной прокуратурой Республики Узбекистан не представлены подтверждения о том, что У. полностью возмещен материальный ущерб.

Никаких предусмотренных ст. 464 УПК РФ оснований для отказа в выдаче правоохранительным органам Республики Узбекистан, не имеется.

Оснований для отмены определения суда не имеется. Кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

определение Московского областного суда от 20 ноября 2007 года в отношении У. оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 января 2008 г. N 4-О07-125


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.