Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 января 2008 г. N 44-О08-1сп Поскольку описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора в отношении осужденных за убийство не содержит описание преступного деяния, в совершении которого коллегия присяжных заседателей признала подсудимых виновными, отсутствует мотивировка квалификации их действий на основании вердикта присяжных заседателей, приговор отменен, а дело направлено на новое рассмотрение

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 января 2008 г. N 44-О08-1сп


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Х., С., адвокатов П., Р. на приговор Пермского краевого суда с участием присяжных заседателей от 31 октября 2007 года, по которому

В., родившийся 23 марта 1987 года в г. Киселевске Кемеровской области, со средним образованием, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Х., родившийся 15 мая 1982 года в г. Перми, со средним образованием, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

С., родившаяся 11 сентября 1978 года в г. Перми, со средним образованием, судимая 2 октября 2006 года по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года,

осуждена по ст.ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 8 годам лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения наказания по предыдущему приговору окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи К., мнение прокурора Г., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей В., Х. и С. признаны виновными в том, что в ночь с 13 на 14 июля 2007 года В. и Х. после ссоры с потерпевшим И. нанесли ему множество ударов руками по лицу. Затем С., также после ссоры с И., помогла В. и Х. связать ему тряпками руки, предоставила В. изоленту, которой тот заклеил рот потерпевшему, после чего В. и Х. вытащили его в лесополосу. Там С. дала В. и Х. кухонный нож и следила за тем, чтобы их действия не были замечены случайными прохожими, а В. и Х. нанесли И. множество ударов руками, ногами и кухонным ножом по различным частям тела и голове. В результате они причинили потерпевшему не менее 19 колото-резаных и 27 резаных ранений тела, от которых он скончался на месте происшествия. Его труп осужденные забросали ветками деревьев.

В кассационных жалобах:

осужденный Х. указывает, что он потерпевшему удары руками и ножом не наносил, руки ему не связывал; в лес И. привели с целью попугать, а не убийства; убийство потерпевшего совершил один В.; необоснованно отвергнуты показания последнего в судебном заседании о совершенном им убийстве, а также о том, что он оговорил на следствии других осужденных; суд не учел, что у него (Х.) имеется ребенок, ранее он не судим, участвовал в боевых действиях. Просит приговор изменить и смягчить назначенное наказание;

адвокат Р. просит переквалифицировать действия Х. на ст.ст. 33 и 105 ч. 1 УК РФ, ссылаясь на то, что отсутствуют доказательства причастности осужденного к преступлению; протокол осмотра места происшествия с участием осужденной С. является недопустимым доказательством; заключение судебно-медицинского эксперта противоречит показаниям осужденного В. на предварительном следствии; у Х. отсутствовали мотив и повод к совершению преступления; не учтены показания В. в судебном заседании об оговоре им других осужденных на предварительном следствии; председательствующим отказано в постановке отдельного вопроса о том, наносил ли удары Х. потерпевшему ножом; суд не проверил утверждение Х. о наличии у него ребенка, несмотря на представленное свидетельство о его рождении; в приговоре, при квалификации содеянного осужденными, председательствующий сослался на показания В. и С. на следствии, дав им оценку;

осужденная С. отмечает, что с приговором она не согласна, т.к. не учтены показания Х. в судебном заседании, а также ее показания о том, что она не знала о намерении В. совершить убийство; показания В. не подтверждаются другими доказательствами; она не является пособником убийства. Считает, что она только помогла скрыть совершенное преступление, просит пересмотреть дело и назначить наказание за фактически совершенные ею действия;

адвокат Т. просит приговор в отношении С. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, обращая внимание на то, что приговор является необоснованным и несправедливым; несмотря на возражения защиты, председательствующий разрешил государственному обвинителю предъявить присяжным заседателям фотографии трупа потерпевшего; также председательствующий в первом судебном заседании неправильно указал присяжным заседателям на роль С. - как организатора; председательствующий провел процесс с обвинительным уклоном; вопросы, сформулированные в вопросном листе, являются громоздкими, трудными для восприятия; восьмой вопрос в части роли С., был переформулирован, что ввело присяжных в заблуждение; в вопросном листе не поставлены вопросы об обстоятельствах, свидетельствующих о мотиве преступления; вопрос о доказанности события преступления, по мнению автора жалобы, должен был поставлен в отношении каждого из осужденных отдельно; в напутственном слове председательствующий не разъяснил присяжным заседателям, что пособничество в преступлении может быть совершено только с прямым умыслом, а также понятия: пособник, группой лиц по предварительному сговору.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Л. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия пришла к следующему выводу.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Указанные в кассационных жалобах доводы осужденных С., Х. и их защитников о непричастности осужденных к данным преступлениям; о том, что оставлены без внимания показания, оправдывающие указанных осужденных; о противоречивости доказательств, не являются, в соответствии со ст. 379 УПК РФ, основаниями отмены либо изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей.

Вопросный лист, напутственное слово председательствующего и вердикт присяжных заседателей отвечают требованиям ст.ст. 339, 340, 343 УПК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, формулировке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, при произнесении напутственного слова председательствующим не допущено.

С участием присяжных заседателей были исследованы только допустимые доказательства.

Вместе с тем, приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение со стадии обсуждения последствий вердикта коллегии присяжных заседателей.

В соответствии с частью 3 статьи 351 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, в совершении которого коллегия присяжных заседателей признала подсудимого виновным, мотивировку квалификации его действий на основании вердикта присяжных заседателей.

Данное требование уголовно-процессуального закона нарушено.

Как следует из приговора, при мотивировке квалификации содеянного осужденными, председательствующий сослался на показания осужденных В. и С. на предварительном следствии. В частности, в приговоре приведены показания С. о том, что "...когда они потащили потерпевшего в глубь леса, сказали, что будут убивать его", а также показания В., что "...С. передала нож со словами: "либо он нас - либо мы его".

При этом судья в приговоре дал оценку показаниям данных лиц в ходе расследования, указав, что "Суд сослался на показания В. и С. в ходе расследования дела, поскольку считает, что именно они являются правдивыми. Причин оговаривать друг друга в то время у них не было".

Однако, как усматривается из материалов дела, обстоятельства дела, содержащиеся в приведенных в приговоре показаниях, не были установлены вердиктом присяжных заседателей, и не могли, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, быть использованы при мотивировке квалификации действий осужденных в приговоре.

При таких обстоятельствах приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение со стадии обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей, в ходе которого необходимо устранить отмеченные нарушения уголовно-процессуального закона.

Поскольку вердикт присяжных заседателей в отношении всех осужденных является обвинительным, то срок содержания их под стражей необходимо продлить.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Пермского областного суда с участием присяжных заседателей от 31 октября 2007 года в отношении В., Х., С. отменить и дело направить на новое судебное разбирательство со стадии обсуждения последствий вердикта в тот же суд, но в ином составе суда.

Срок содержания В., Х., С. под стражей продлить до 1 марта 2008 года.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 января 2008 г. N 44-О08-1сп


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение