Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 ноября 2007 г. N 53-О07-38 Приговор в отношении осужденных за убийство, побои и кражу подлежит изменению, поскольку суд освободил одного из них от наказания за побои в связи с истечением сроков давности и заменил указание в приговоре о назначении наказания по совокупности преступлений

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 ноября 2007 г. N 53-О07-38


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя К.В.И., кассационные жалобы осужденной Ж., И.И.А., законного представителя несовершеннолетнего осужденного И.А.А. и адвоката С.Ю.Л. на приговор Красноярского краевого суда от 13 февраля 2007 года, которым

И.И.А., 21 марта 1989 года рождения, уроженец г. Красноярска, несудимый,

осужден к лишению свободы:

ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ на 9 лет;

по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ - на 2 года 6 месяцев;

по ст. 116 ч. 1 УК РФ - к исправительным работам на 4 месяца с удержанием в доход государства 10% заработка.

По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 10 лет в воспитательной колонии;

Ж., 1 ноября 1985 года рождения, уроженка г. Красноярска, судимая 6.03.2006 г. по ст. 116 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ условно с испытательным сроком 6 месяцев,

осуждена к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ на 13 лет;

по ст. 116 ч. 1 УК РФ - исправительным работам на 4 месяца с удержанием в доход государства 10%.

По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ наказание ей назначено в виде лишения свободы на 13 лет 1 месяц.

На основании ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности с наказанием по приговору от 6 марта 2006 года ей назначено в виде лишения свободы на 13 лет 2 месяца в исправительной колонии общего режима;

А., 17 октября 1983 года рождения, уроженка г. Красноярска, несудимая,

осуждена к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ на 13 лет;

по ст. 116 ч. 1 УК РФ - к исправительным работам на 4 месяца с удержанием 10%.

Со ссылкой на ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание ей назначено в виде лишения свободы на 13 лет 1 месяц в исправительной колонии общего режима.

По этому же делу осуждены:

К.А.А. по ст.ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в", 70 УК РФ к лишению свободы на 3 года 1 месяц;

Т. - по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к"; 158 ч. 2 п.п. "а, б, в"; 166 ч. 1; 166 ч. 1, 69 ч. 3, 70 УК РФ к лишению свободы на 10 лет в исправительной колонии общего режима, приговор в отношении которых не обжалуется.

Заслушав доклад судьи К.Е.П., выступление прокурора С.Е.А., поддержавшей кассационное представление; выступление осужденной Ж., поддержавшей кассационные жалобы, возражения прокурора С.Е.А. на доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия установила:

И.И.А., Ж. и А. осуждены за нанесение побоев и иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ; они же вместе с Т. осуждены за умышленное убийство П., совершенное группой лиц по предварительному сговору с целью сокрытия другого преступления. И.И.А., кроме того, осужден за кражу чужого имущества, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение и с причинением значительного ущерба Ис. и О.

Преступления, как указано в приговоре, совершены в ночь на 1 июня 2006 года, 3 июня 2006 года.

В судебном заседании И.И.А., Ж. и А. вину признали частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель К.В.И. просит приговор в отношении А. изменить с указанием назначения наказания ей не по правилам ч. 5 ст. 69, а по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ;

В кассационных жалобах:

осужденная Ж., не оспаривая то, что наносила ножом ранения потерпевшей, отрицает умысел на ее убийство и считает, что от ее ударов потерпевшая скончаться не могла. Осужденная обращает внимание на свой молодой возраст и раскаяние;

осужденный И.И.А. с приговором не согласен. Он считает, что суд при назначении наказания не учел его несовершеннолетний возраст, что инициатором преступления он не являлся, преступление совершил под влиянием взрослых. С учетом изложенного он просит о смягчении назначенного ему наказания:

законный представитель несовершеннолетнего осужденного - И.А.А. со ссылкой на те же доводы и на отсутствие у осужденного умысла на убийство просит о смягчении наказания осужденному И.И.А.;

адвокат С.Ю.Л. оспаривает обоснованность юридической квалификации содеянного И.И.А. в части кражи из парикмахерской. По мнению защиты, по делу отсутствуют доказательства предварительного сговора, незаконного проникновения в помещение. Осуждение И.И.А. за нанесение побоев и убийство защита считает необоснованным, умысел на убийство не установленным. Имеющимся в деле доказательствам, по мнению защиты, не дана соответствующая оценка. Защита также считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, в том числе и в части осуждения по ст. 116 УК РФ, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Защита обращает внимание на то, что суд при назначении наказания не учел выводы психолого-психиатрической экспертизы о выявленных у И.И.А. признаках умственной отсталости с нарушением поведения. Назначенное наказание осужденному защита считает чрезмерно суровым. С учетом изложенного адвокат просит об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство;

Государственный обвинитель К.В.И. в своих возражениях на доводы, изложенные в кассационных жалобах, с ними не согласна и просит оставить их без удовлетворения.

Потерпевшая П.Л.Н., не соглашаясь с доводами, изложенными в кассационных жалобах, считает назначенное осужденным наказание чрезмерно мягким.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении и кассационных жалобах, судебная коллегия находит вину осужденных в содеянном установленной совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, которым судом дана оценка в приговоре в соответствии с требованиями ст.ст. 88, 307 УПК РФ.

В частности, И.И.А. не отрицал совершение с другими осужденными кражи из парикмахерской. Доводы об отсутствие у них предварительного сговора на эту кражу опровергаются обстоятельствами совершения этого преступления. До совершения преступления, согласно показаниям осужденных, они распивали спиртное во дворе дома по адресу А. Предложение совершить кражу, по показаниям К.А.А., поступило от Т. Кражу совершили из парикмахерской, расположенной в доме по адресу Б по этой же улице. К парикмахерской подошли с целью совершения кражи, чего не отрицал и И.И.А. Из показаний Т. следует, что И.И.А. также входил в парикмахерскую и помогал К.А.А. собирать вещи. Кража совершена в ночь на 1 июня 2006 года. Проникли в помещение через входную дверь, которую открыл Т., сдернув ее с защелки.

Кроме того, вина И.И.А. в совершении этой кражи подтверждается показаниями свидетеля Ив. о том, что 1 июня к нему пришли осужденные, в том числе и И.И.А., которые принесли пакеты с магнитолой, машинками для стрижки волос, лаками, зонтиком. Согласно протоколу обыска в квартире Ив. обнаружены и изъяты зонт, лаки, магнитола.

Объем похищенного на сумму 18500 рублей, кроме указанного выше, подтверждается показаниями потерпевших О. и М.

Ж., А. и И.И.А. не отрицали также, что в ночь на 3 июня 2006 года в процессе ссоры во время распития спиртного сначала избили потерпевшую П. руками и ногами по различным частям тела. Затем через час-два, по их же показаниям, они уже били потерпевшую ножом, после чего И.И.А. и Т. завернули ее в одеяло и выбросили в окно. Затем они перенесли труп к гаражам. Фрагменты мебели, волосы, одеяла, испачканные кровью Ж. и А. также выбросили из окна, а затем Т. и И.И.А. перенесли эти предметы к другому дому, а нож, которым они били потерпевшую Т. выбросил в подвале соседнего дома. Изложенное объективно подтверждается протоколами обнаружения и осмотра трупа потерпевшей с признаками насильственной смерти, перечисленных выше предметов в указанных осужденными местах.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть потерпевшей П. наступила от сочетанной травмы тела в результате свободного некоорденированного падения при наличии множественных переломов позвоночника, ребер и других костей тела, скальпированной раны волосистой части головы, колото-резаных ранений шеи с повреждением правой ветви артерии щитовидной железы, сквозных колото-резаных ран щечных областей, резаных ран лица, тела, верхних конечностей, а также множественных ссадин и кровоподтеков.

В соответствии с заключением судебно-биологической экспертизы на ноже и различных предметах, перечисленных осужденными и изъятых в указанных ими местах, а также на одежде Ж., А., И.И.А. и его обуви обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшей не исключается.

Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в содеянном и дал правильную юридическую оценку содеянному ими. Доводы об отсутствии у осужденных умысла на убийство потерпевшей судом проверены и обоснованно опровергнуты в приговоре. При этом судом установлено, что убить потерпевшую предложил И.И.А. для того, чтобы она не заявила в милицию о совершенном ими ранее ее избиении. Эту же мысль высказала и Ж., заявив следующее: "ее надо убить, чтобы она не мучалась и не рассказала никому об избиении. Согласованность действий всех участников лишения жизни потерпевшей, множественность, локализация телесных повреждений в области жизненно важных органов потерпевшей, применявшееся орудие преступления (нож), обладающее высокой поражающей силой с последующим выбросом потерпевшей из окна пятого этажа свидетельствует о наличии прямого умысла у всех осужденных за это преступление на убийство потерпевшей.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно. Вывод о виновности осужденных сделан на основании допустимых к судебному разбирательству доказательств, которым судом дана оценка в приговоре в соответствии с требованиями ст.ст. 88, 307 УПК РФ.

Психическое состояние осужденных судом проверено. Согласно заключениям судебно-психиатрических экспертиз они по своему психическому состоянию могли осознавать общественно опасный характер своих действий могли руководить ими. Выявленные индивидуально-психологические особенности И.И.А., Ж. и А. не оказывали существенного влияния на их сознание и поведение при совершении ими инкриминированных им деяний. С учетом изложенного и обстоятельств совершения преступлений суд обоснованно признал их вменяемыми в отношении содеянного ими.

Наказание осужденным назначено с учетом степени общественной опасности содеянного ими, данных их личности, характеризующих их как положительно, так и отрицательно. Учел суд также в качестве обстоятельств, смягчающих наказание И.И.А. его явку с повинной по обвинению в краже, в отношении Ж. и А. - их активное способствование раскрытию преступления. Учел также суд и условия их жизни и воспитания. Наказание И.И.А. по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ, а также Ж. и А. назначено по правилам ст. 62 УК РФ. Согласно ст. 22 УК РФ при назначении наказания суд учитывает психические расстройства, не исключающие вменяемости. В соответствии с заключением экспертов-психиатров, как уже отмечено выше, Ильи психическим заболеванием не страдал. У него имелись лишь индивидуально-психологические особенности, не связанные с психическим расстройством личности и не влиявшие на его сознание. С учетом изложенного, оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, поскольку в соответствии со ст. 78, 94 УК РФ истекли сроки давности в отношении И.И.А. по ст. 116 УК РФ судебная коллегия считает необходимым освободить его от наказания по этому уголовному закону с исключением этого наказания окончательного наказания#, назначенного ему по совокупности преступлений.

Кроме того, в кассационном представлении обоснованно указано на техническую ошибку, допущенную судом в ссылке на закон, определяющий наказание по совокупности преступлений. В этой связи судебная коллегия считает необходимым внести в резолютивную часть приговора соответствующее уточнение.

Оснований, как для отмены приговора, так и для его изменения с переквалификацией содеянного либо со смягчением наказания по делу не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 13 февраля 2007 года в отношении А. и И.И.А. изменить:

заменить указание суда в резолютивной части приговора о назначении А. наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ на ч. 3 ст. 69 УК РФ;

И.И.А. от наказания по ст. 116 ч. 1 УК РФ освободить со смягчением ему наказания по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в"; 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ 9 лет 10 месяцев лишения свободы.

В остальном тот же приговор в отношении них и Ж. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 ноября 2007 г. N 53-О07-38


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.