Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2007 г. N 952-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Артемьевой Юлии Владимировны на нарушение ее конституционных прав статьей 302 Гражданского кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2007 г. N 952-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Артемьевой Юлии Владимировны на нарушение ее конституционных прав статьей 302 Гражданского кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Л.О. Красавчиковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданки Ю.В. Артемьевой, установил:

1. В жалобе гражданки Ю.В. Артемьевой оспаривается конституционность положений статьи 302 ГК Российской Федерации, согласно которой если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли (пункт 1); если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях (пункт 2); деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя (пункт 3).

Как следует из представленных материалов, решением Пушкинского районного суда города Санкт-Петербурга от 19 мая 2005 года отказано в удовлетворении исковых требований прокурора Пушкинского района Санкт-Петербурга, действовавшего в интересах гражданина С.А. Умрихина, к администрации Пушкинского района города Санкт-Петербурга, гражданам В.Н. Кротову, М.В. Степанову и Ю.В. Артемьевой о признании недействительными договора передачи в собственность гражданки А.И. Буровой квартиры, в которой проживали сама А.И. Бурова и ее сын С.А. Умрихин (1948 года рождения), и ряда последующих сделок со спорным имуществом, о выселении Ю.В. Артемьевой и о признании за С.А. Умрихиным права пользования квартирой по договору социального найма.

При вынесении решения суд исходил из того, что договор передачи квартиры в собственность А.И. Буровой был заключен 29 февраля 2000 года, когда ее сын С.А. Умрихин проживал в психоневрологическом интернате, в связи с чем за год до этого был снят с регистрационного учета и, соответственно, не указан в справке о регистрации; в 2003 году В.Н. Кротов, в пользу которого 26 января 2001 года А.И. Бурова составила завещание, получив после ее смерти свидетельство о праве на наследство, продал квартиру М.В. Степанову, а тот в свою очередь заключил договор купли-продажи с Ю.В. Артемьевой; С.А. Умрихину о приватизации квартиры стало известно не позднее апреля 2001 года, однако он не пытался оспаривать договор передачи квартиры в собственность матери. С учетом этого суд пришел к выводу, что сами по себе последующие сделки не противоречат закону и не могут быть признаны недействительными, а М.В. Степанова и Ю.В. Артемьеву признал добросовестными приобретателями. Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 25 октября 2005 года решение Пушкинского районного суда города Санкт-Петербурга было отменено и дело направлено на новое рассмотрение.

Согласно решению Пушкинского районного суда города Санкт-Петербурга от 5 декабря 2005 года ранее заявленные и поддержанные при новом рассмотрении исковые требования прокурора Пушкинского района Санкт-Петербурга были удовлетворены. Суд учел, что С.А. Умрихин обладал законным правом пользования спорной квартирой по договору социального найма, но, не являясь ее собственником, не имел субъективного права обратиться в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения в порядке статьи 302 ГК Российской Федерации. При этом доказательств того, что квартира выбыла из владения С.А. Умрихина помимо его воли, суду представлено не было. Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда указанное решение оставлено без изменения и признано право С.А. Умрихина как законного владельца на истребование имущества у добросовестного приобретателя на основании статьи 302 ГК Российской Федерации. В истребовании гражданского дела для рассмотрения в порядке надзора Ю.В. Артемьевой было отказано, в связи с чем она обратилась с жалобой в Европейский Суд по правам человека. Сведениями о рассмотрении данной жалобы Конституционный Суд Российской Федерации не располагает.

По мнению заявительницы, положения статьи 302 ГК Российской Федерации не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 8, 15, 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 35 (часть 2) и 55, в части, допускающей защиту права лица, не являющегося собственником спорного имущества, посредством удовлетворения реституционного иска к добросовестному приобретателю.

2. Конституция Российской Федерации провозглашает Российскую Федерацию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (статья 7, часть 1), и закрепляет соответствующие права и свободы человека и гражданина, в том числе право на жилище: согласно ее статье 40 (часть 1) никто не может быть произвольно лишен жилища. Это право конкретизируется в Жилищном кодексе Российской Федерации, устанавливающем, что никто не может быть выселен из жилища или ограничен в праве пользования жилищем иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены данным Кодексом и другими федеральными законами (часть 4 статьи 3), и что граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права, в том числе распоряжаются ими, свободны в установлении и реализации своих жилищных прав в силу договора и (или) иных предусмотренных жилищным законодательством оснований (часть 2 статьи 1).

Право на бесплатную приватизацию конкретного жилого помещения приобретается гражданином в силу закона и является производным от его статуса нанимателя жилого помещения, поскольку данное право - исходя из того, что приватизация жилья определяется в статье 1 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" как бесплатная передача в собственность граждан Российской Федерации на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном или муниципальном жилищном фонде, - возникает, существует и реализуется как субъективное право конкретного физического лица, фактически занимающего на правах нанимателя жилое помещение в государственном или муниципальном жилищном фонде.

Поскольку члены семьи нанимателя, проживающие совместно с ним, пользуются наравне с нанимателем всеми правами и несут все обязанности, вытекающие из договора найма, право на приватизацию жилья возникает и у них: согласно статье 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" приватизация жилья возможна только с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, и это согласие может быть подтверждено отдельным документом.

Кроме того, при приватизации учитываются права временно отсутствующих лиц, за которыми сохраняется право пользования жилым помещением. В соответствии со статьей 60 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего в период приватизации спорной квартиры, жилое помещение сохранялось за временно отсутствующими гражданами в случае выезда для лечения в лечебно-профилактическом учреждении в течение всего времени пребывания в нем (пункт 5 части второй). Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 июня 1995 года N 8-П, временное непроживание лица в жилом помещении само по себе не может служить самостоятельным основанием для лишения права пользования жилым помещением.

Жилищное законодательство исходит из необходимости восстановления нарушенных жилищных прав, что может быть достигнуто с помощью гражданско-правовых способов защиты, таких как признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, присуждение к исполнению обязанности в натуре, возмещение убытков и иных способов, предусмотренных законом (статья 12 ГК Российской Федерации). Регламентируя защиту прав владельца, не являющегося собственником, Гражданский кодекс Российской Федерации устанавливает в статье 305, что права, предусмотренные статьями 301-304 данного Кодекса, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором.

3. В Постановлении от 21 апреля 2003 года N 6-П Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что права владения, пользования и распоряжения имуществом, по смыслу статьи 35 (часть 2) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 8, 34, 45, 46 и 55 (часть 1), обеспечиваются не только собственникам, но и иным участникам гражданского оборота; в тех случаях, когда имущественные права на спорную вещь, возникшие на предусмотренных законом основаниях, имеют другие, помимо собственника, лица - владельцы и пользователи вещи, этим лицам также должна быть гарантирована государственная защита их прав. Вместе с тем суд, по смыслу статьи 302 ГК Российской Федерации, должен установить, что имущество выбыло из владения собственника или из владения лица, которому оно было передано собственником во владение, помимо их воли в силу перечисленных в указанной статье обстоятельств, а также что приобретатель приобрел имущество возмездно, не знал и не мог знать о приобретении этого имущества у лица, не имевшего права на его отчуждение; при этом приобретатель не может быть признан добросовестным, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых ему было известно, и если такие притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными.

Доводы, изложенные Ю.В. Артемьевой в обоснование своей позиции, свидетельствуют о том, что фактически заявительница ставит вопрос о возможности применения к спорным правоотношениям, связанным с отчуждением имущества, положений статьи 302 ГК Российской Федерации, в том числе с учетом правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 21 апреля 2003 года N 6-П, и, таким образом, - о необходимости закрепления приоритета в защите ее прав как покупателя квартиры, которому не было и не могло быть известно о сохранении (возможном) за временно отсутствующим в связи с пребыванием в психоневрологическом интернате гражданином С.А. Умрихиным права пользования жилым помещением в момент его приватизации.

Между тем разрешение этого вопроса требует изучения фактических обстоятельств дела и надлежащей квалификации спорных правоотношений, что не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Равным образом не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации проверка законности и обоснованности вынесенных по делу заявительницы судебных решений, в частности разрешение вопроса о том, имелись ли соответствующие основания для применения статей 167 и 302 ГК Российской Федерации в их конституционно-правовом смысле, выявленном Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 21 апреля 2003 года N 6-П, правильно ли был осуществлен судом выбор норм с целью защиты прав заявительницы, включая использование иных правовых способов и юридических механизмов, в том числе путем взыскания убытков с лиц, в результате неправомерных действий которых ей был причинен имущественный ущерб.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 1 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Артемьевой Юлии Владимировны, поскольку разрешение поставленных в ней вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М. Данилов





Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2007 г. N 952-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Артемьевой Юлии Владимировны на нарушение ее конституционных прав статьей 302 Гражданского кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.