Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2007 г. N 951-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Миронович Любови Анатольевны на нарушение ее конституционных прав пунктами 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2007 г. N 951-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Миронович Любови Анатольевны на нарушение ее конституционных прав пунктами 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Л.О. Красавчиковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданки Л.А. Миронович, установил:

1. В жалобе гражданки Л.А. Миронович оспаривается конституционность положений статьи 167 ГК Российской Федерации, согласно которым недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (пункт 1); при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (пункт 2).

По мнению заявительницы, положения пунктов 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 8, 15, 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 35 (часть 2) и 55, в части, допускающей защиту права лица, не являющегося собственником спорного имущества, посредством удовлетворения реституционного иска к добросовестному приобретателю.

Как следует из представленных материалов, решением Петроградского районного суда города Санкт-Петербурга от 14 ноября 2005 года удовлетворены исковые требования И.В. Шубиной и В.А. Псарева к А.И. Смородину, Л.А. Миронович, С.М. Миронович, О.М. Миронович, В.Н. Моравец, М.В. Фокину, комитету по жилищной политике Администрации города Санкт-Петербурга и ПВС 18 ОВД Петроградского района о применении последствий ничтожных сделок, о признании недействительными договора передачи квартиры в собственность И.В. Шубиной, заключенного между комитетом по жилищной политике Администрации города Санкт-Петербурга и И.В. Шубиной в лице ее представителя С.Н. Рябых, и ряда последующих сделок со спорным имуществом, о выселении Л.А. Миронович, С.М. Миронович и О.М. Миронович и об обязании зарегистрировать И.В. Шубину с сыном на спорной жилой площади.

Удовлетворяя исковые требования истцов, суд исходил из следующих обстоятельств: нанимателем спорной квартиры в соответствии с обменным ордером от 4 апреля 1991 года, в который был также включен ее сын В.А. Псарев, являлась И.В. Шубина; истцы зарегистрированы на спорной жилой площади с 15 апреля 1991 года; 15 июля 1997 года был заключен договор передачи спорной квартиры в собственность граждан между комитетом по жилищной политике Администрации города Санкт-Петербурга и И.В. Шубиной в лице ее представителя С.Н. Рябых, у которого, как было установлено судом, при совершении указанной сделки отсутствовали соответствующие полномочия (подложная доверенность), в то время как сама И.В. Шубина не имела намерения приватизировать спорную жилую площадь; кроме того, не было получено согласие В.А. Псарева на приватизацию жилого помещения. Суд пришел к выводу, что все сделки, связанные с приватизацией спорного жилого помещения, как произведенные с нарушением требований закона, а также все последующие сделки по его отчуждению являются недействительными с момента их совершения.

В кассационном порядке дело не рассматривалось. Определением судьи Санкт-Петербургского городского суда от 26 мая 2006 года отказано в передаче гражданского дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции с указанием о том, что доводы о нарушении прав ответчиков как добросовестных приобретателей не могут быть положены в основу отмены решения суда, поскольку положения статьи 302 ГК Российской Федерации к спорным правоотношениям неприменимы: истцы не являлись собственниками жилых помещений, а первоначальная сделка являлась ничтожной и не могла породить никаких правовых последствий как для сторон данной сделки, так и для сторон последующих сделок; поскольку квартира выбыла из владения истцов без их ведома в результате действий третьих лиц, направленных на лишение истцов жилищных прав на квартиру, имелись основания для применения последствий недействительности сделок в соответствии с требованиями статьи 168 ГК Российской Федерации. Верховный Суд Российской Федерации не нашел в доводах надзорной жалобы Л.А. Миронович оснований для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений и отказал в истребовании дела.

2. Содержащиеся в пунктах 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации общие положения о последствиях недействительности сделки уже были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. В сохраняющем свою силу Постановлении от 21 апреля 2003 года N 6-П Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу о том, что содержащиеся в пунктах 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, - по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со статьями 166 и 302 ГК Российской Федерации - не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом, а потому не противоречат Конституции Российской Федерации.

Названное правовое регулирование, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, отвечает целям обеспечения стабильности гражданского оборота, прав и законных интересов всех его участников, а также защиты нравственных устоев общества, а потому не может рассматриваться как чрезмерное ограничение права собственника имущества, полученного добросовестным приобретателем, поскольку собственник обладает правом на его виндикацию у добросовестного приобретателя по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 статьи 302 ГК Российской Федерации, по смыслу которой именно суд должен установить, что имущество выбыло из владения собственника или из владения лица, которому оно было передано собственником во владение, помимо их воли в силу перечисленных в указанной статье обстоятельств, а также то, что приобретатель приобрел имущество возмездно, не знал и не мог знать о приобретении этого имущества у лица, не имевшего права на его отчуждение; при этом приобретатель не может быть признан добросовестным, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых ему было известно, и если такие притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными.

Конституционный Суд Российской Федерации также подчеркнул, что, по смыслу статьи 35 (часть 2) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 8, 34, 45, 46 и 55 (часть 1), права владения, пользования и распоряжения имуществом обеспечиваются не только собственникам, но и иным участникам гражданского оборота; в тех случаях, когда имущественные права на спорную вещь, возникшие на предусмотренных законом основаниях, имеют другие, помимо собственника, лица - владельцы и пользователи вещи, этим лицам также должна быть гарантирована государственная защита их прав.

Приведенная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации является общеобязательной и не может быть преодолена при истолковании и применении положений статьи 167 ГК Российской Федерации в процессе рассмотрения и разрешения конкретных дел, учитывая, что добросовестный приобретатель, у которого было истребовано имущество, не лишен возможности предъявить требования к лицу, незаконным образом завладевшему имуществом, которое не имело права его отчуждать.

3. Имущественные права на жилые помещения, а также условия их осуществления регулируются гражданским и жилищным законодательством. В качестве одного из основных начал жилищного законодательства выступает положение статьи 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации, согласно которому никто не может быть произвольно лишен жилища. Названное конституционное положение конкретизируется в Жилищном кодексе Российской Федерации: никто не может быть выселен из жилища или ограничен в праве пользования жилищем иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены данным Кодексом и другими федеральными законами (часть 4 статьи 3).

Жилищное законодательство исходит из необходимости восстановления нарушенных жилищных прав, что может быть достигнуто с помощью гражданско-правовых способов защиты, таких как признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, присуждение к исполнению обязанности в натуре, возмещение убытков и иных способов, предусмотренных законом (статья 12 ГК Российской Федерации). Регламентируя защиту прав владельца, не являющегося собственником, Гражданский кодекс Российской Федерации устанавливает в статье 305, что права, предусмотренные статьями 301-304 данного Кодекса, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором.

Оспаривая конституционность положений пунктов 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации, Л.А. Миронович, как следует из ее жалобы, фактически обжалует решения судов, которыми первоначальный договор передачи квартиры в собственность И.В. Шубиной был признан недействительным с момента заключения, т.е. не порождающим никаких иных, кроме предусмотренных законом, правовых последствий, в связи с чем заявительнице было отказано в применении в ее деле положений статьи 302 ГК Российской Федерации, предусматривающих возможность защиты прав добросовестного приобретателя.

Разрешение данного вопроса, как и оценка того, верно ли были установлены фактические обстоятельства дела, имелись ли соответствующие основания для применения статей 167 и 302 ГК Российской Федерации в их конституционно-правовом смысле, выявленном Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 21 апреля 2003 года N 6-П, правильно ли был осуществлен судом выбор норм, подлежащих применению в деле заявительницы с целью защиты ее прав, включая использование иных правовых способов и юридических механизмов, в том числе путем взыскания убытков с лиц, в результате неправомерных действий которых ей был причинен имущественный ущерб, не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 1 и 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в приятии к рассмотрению жалобы гражданки Миронович Любови Анатольевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба гражданина признается допустимой, и поскольку разрешение поставленных заявительницей вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М. Данилов





Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2007 г. N 951-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Миронович Любови Анатольевны на нарушение ее конституционных прав пунктами 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.