Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 февраля 2008 г. N 57-О07-26 Оснований для изменения или отмены приговора нет, поскольку виновность осужденного в убийстве, совершенном с особой жестокостью, подтверждается совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 февраля 2008 г. N 57-О07-26


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 6 февраля 2008 года кассационные жалобы осужденного Х.С.Г., его защитника К., потерпевитего Х.А.С. на приговор Белгородского областного суда от 26 ноября 2007 года, по которому

Х.С.Г., родившийся 13 июля 1961 года, несудимый, осужден по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ на 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Х.С.Г. 5500 рублей в доход государства судебные издержки.

Заслушав доклад судьи В., мнение прокурора А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

по приговору суда Х.С.Г. признан виновным в убийстве супруги Х.Т.И., совершенном с особой жестокостью 13 июля 2007 года в с. Скородное Губкинского района Белгородской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Х. вину не признал, так как не помнит события происшедшего.

В кассационных жалобах:

- осужденный Х.С.Г. и в его защиту адвокат К., подробно анализируя доказательства по делу, утверждают, что причастность Х.С.Г. к убийству своей жены не доказана. Вывод суда о его виновности основан на показаниях самого осужденного, изложенных в явке с повинной, при допросе в качестве подозреваемого, а также показаниях его несовершеннолетнего сына Х.С.С, от которых они отказались, а других объективных доказательств по делу не имеется. Несовершеннолетний свидетель Х.С.С. допрошен в отсутствии законного представителя, поэтому его показания являются недопустимыми. Явка с повинной Х.С.Г. написана в состоянии физиологического аффекта, а также в нетрезвом состоянии. Других очевидцев совершенного преступления по делу не имеется, а показания работников милиции Л., В., а также работника больницы М. о том, что со слов потерпевшей им стало известно о том, что ее облил и поджег муж, являются только предположением. По делу, вопреки заявленным ходатайствам, не была проведена дактилоскопическая экспертиза о возможности обнаружения на стеклянной бутылке следов пальца рук осужденного или другого лица, а также дополнительная психолого-психиатрическая экспертизы в отношении осужденного Х., в том числе о возможности совершения им преступления в состоянии патологического опьянения или физиологического аффекта. Считают, что суд дал неправильную оценку собранным по делу доказательствам. Доводы осужденного Х. о том, что у него не было умысла на убийство своей жены, а он, наоборот, помог затушить загоревшуюся одежду жены, вызвал для нее скорую помощь, ничем по делу не опровергнуты. Защитник просит приговор суда отменить и дело производством прекратить, а сам осужденный дело направить на новое судебное рассмотрение;

- потерпевший Х.А.С. просит учесть, что у осужденного остались двое несовершеннолетних детей, которых некому по существу воспитывать, в совершенном преступлении в некоторой степени виновата и их мать, которая злоупотребляла спиртными напитками, и смягчить отцу наказание.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного Х.С.Г., адвоката К., а также потерпевшего Х.А.С. государственный обвинитель С. просит приговор оставить без изменения, а эти жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы осужденного, адвоката, потерпевшего, а также возражения на них прокурора, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности Х.С.Г. в умышленном убийстве своей жены с особой жестокостью соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на всесторонне исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Доводы осужденного и адвоката о том, что Х.С.Г. не обливал жидкостью свою жену и не поджигал ее, у него вообще не было умысла на убийство потерпевшей и вина его не доказана, явку с повинной он написал в состоянии алкогольного опьянения и физиологического аффекта, а допросы его несовершеннолетнего сына получены с нарушением УПК РФ и являются недопустимыми, судом проверены и обоснованно отвергнуты с приведением в приговоре подробных доказательств, не соглашаться с которыми у суда кассационной инстанции оснований не имеется.

Так, в явке с повинной, а также при допросе в качестве подозреваемого сам Х.С.Г. рассказал о том, что в ходе совместного употребления спиртных напитков и ссоры он облил жену ацетоном и поджег, а затем помог затушить пламя и вызвал скорую помощь.

Суд обоснованно положил эти показания Х.С.Г. в основу обвинительного приговора, так как они объективно подтверждены показаниями свидетеля Х.С.С. на предварительном следствии о том, что видел как отец брал в кладовке бутылку растворителя и угрожал поджечь мать, свидетеля К. о том, что сам осужденный ему признался, что облиил жену ацетоном и поджег, свидетелей Л., В., М., которым потерпевшая при жизни сообщила, что ее облил ацетоном и поджег муж, протоколом осмотра места происшествия и обнаружения бутылки с растворителем, заключением судебно-медицинского эксперта о характере и степени тяжести обнаруженных у потерпевшей Х.Т.И. телесных повреждений и причине ее смерти, а также другими имеющимися в деле и подробно изложенными в приговоре доказательствами.

Таким образом, вопреки утверждениям в жалобах осужденного и его защитника, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденного Х.С.Г. в совершенном преступлении и дал его преступным действиям правильную юридическую оценку.

Материалы дела, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании судом исследованы с достаточной полнотой, в том числе проведены все необходимые экспертизы. Психическое состояние осужденного Х. проверено: в отношении него была проведена психолого-психиатрическая экспертиза, заключением которой он признан вменяемым и признаков патологического опьянения в период совершения деяния у него не было. Оценив данное заключение экспертов в совокупности с другими материалами дела, в том числе показаниями свидетелей, которые видели осужденного непосредственно после совершения преступления, суд обоснованно признал заключение экспертов правильным. Поэтому оснований для проведения дополнительных экспертиз, как об этом поставлен вопрос в кассационных жалобах, судебная коллегия не находит. Не может согласиться судебная коллегия и с доводами жалоб об отмене приговора в отношении осужденного Х.С.Г. и прекращении дела производством за его непричастностью к совершенным преступлениям.

Наказание осужденному Х.С.Г. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности и всех обстоятельств по делу. Не может согласиться судебная коллегия и с доводами жалобы потерпевшего о необходимости смягчения назначенного осужденному Х.С.Г. наказания, так как при назначении ему наказания все смягчающие обстоятельства судом учтены, а назначенное ему наказание нельзя признать явно несправедливым вследствие суровости.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Белгородского областного суда от 26 ноября 2007 года в отношении Х.С.Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 февраля 2008 г. N 57-О07-26


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.